Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Депутат от фракции ЛДПР предложил принять все необходимые меры к вызволению Евгения Адамова, арестованного в Швейцарии


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Валович.

Дмитрий Волчек: Сегодня депутат от фракции ЛДПР Сергей Абельцев предложил на заседании Госдумы обратиться в прокуратуру в другие компетентные органы с требованием принять все необходимые меры к вызволению бывшего министра атомной энергетики Евгения Адамова, арестованного в Швейцарии. Власти Соединенных Штатов обвиняют Адамова в хищении 9 миллионов долларов, которые были выделены для укрепления безопасности российских ядерных объектов. Сергей Абельцев заявил, что, если Адамова не удастся вызволить, следует дать поручение спецслужбам уничтожить его, поскольку он за свое освобождение может расплатиться с американцами выдачей государственных секретов.

Председатель думского подкомитета по атомной энергии Виктор Опекунов назвал арест Адамова серьезным проколом российских спецслужб. "Наши спецслужбы не имели права не знать, что на Адамова идет охота. Для нас, - продолжил Опекунов, - это очень неприятный момент, так как есть средства, с помощью которых можно раскрепостить человека и вытащить из него все необходимые секреты". Опекунов считает, что отечественной дипломатии предстоит серьезная работа для минимизации проблемы, созданной для обороны страны в связи с арестом Адамова.

Корреспондент Свободы Татьяна Валович встретилась с бывшим работником Ленинградской атомной электростанции Сергеем Харитоновым, который решился разоблачить схемы хищений, существующие в российской атомной отрасли.

Татьяна Валович: Сергей, скажите, пожалуйста, для вас стал неожиданностью арест Евгения Адамова?

Сергей Харитонов: Не стал. Я просто удивился, почему так поздно. Потому что ситуация для меня была понятна, и я нисколько не сомневался, что рано или поздно достанут, я думаю, не только его одного, но и других уже представителей бывшего Минатома, а сейчас - Федерального Агентства по атомной энергетике.

Татьяна Валович: Мы не раз говорили о различных схемах хищения денег в атомной отрасли на примере Ленинградской атомной станции. Каковы, на ваш взгляд, эти схемы?

Сергей Харитонов: Во-первых, я считаю, что атомная отрасль самая коррумпированная отрасль в России, я еще ее называю "атомной "коза нострой". Схем этих очень много, и если брать на примере Ленинградской атомной станции, они несколько отличаются от той ситуации, которая была у Адамова, но суть в том, что задача этих схем в1994-96 году первая была - это взаимодействие с криминальным банком "Кредо-банком". Деньги прокручивались по 4 месяца, что привело к социальному взрыву, к нестабильной работе энергоблоков. И по многочисленной информации, которую я собирал, эти деньги "Кредо-банка" уходили чеченских боевикам. Я пытался противодействовать длительное время (около 2 лет) вот этой ситуации, сложившейся с этим банком, обращался неоднократно в прокуратуру, вплоть до Генеральной прокуратуры, в финансовые надзорные органы, но мне не удалось перевесить эту ситуацию.

Татьяна Валович: Адамова обвиняют в том, что он похитил деньги, выделенные для укрепления безопасности России в ядерной области. Ленинградской атомной станции наверняка тоже западные партнеры выделяли такие деньги.

Сергей Харитонов: Европейские страны выделили 40 миллионов долларов на повышение безопасности Ленинградской атомной станции. И точно так же выделяли по отдельным программам Соединенные Штаты. Конечно, живыми деньгами это не передавалось, но технологии существовали следующие. Не улучшалась прозрачность финансовой деятельности на Ленинградской атомной станции, и деньги уходили посредникам. Если мы будем считать, что 40 миллионов долларов истратила Европа на Ленинградскую атомную станцию, то, я считаю, в десятки раз больше ушло криминальным посредникам, когда процветали фирмы, не менее 60 фирм - разных посреднических структур, которые просто "пылесосили" деньги с атомной станции. Сумасшедшие суммы уходили посредникам, и получается, что помощь была бесполезной. Деньги уходили криминальным структурам, криминальным посредникам.

Адамов пришел в 1998 году, и по 2001 год эти схемы продолжались. Один очень характерный пример - это поставка сервоприводов, когда Обуховский завод поставлял на Ленинградскую атомную станцию оборудование, непосредственно связанное с реактором, и стоимость этого оборудования многократно завышалась (не менее чем в 5 раз) именно через посреднические фирмы. Обуховснабсбыт - такая фирма была, всего 20 фирм. И что интересно, руководство Ленинградской атомной станции не противодействовало подобным схемам, а активно работало в таком режиме. И таких примеров очень много. Мало того, был ряд хищений, оборудование снова пропускалось через эту фирму. И есть примеры, когда старое оборудование ставилось на реакторы, что приводило к остановке реактора, возможны были ядерные аварии. То есть вот эта посредническая деятельность опасна для ядерного объекта. Проблемы безопасности не решались.

Татьяна Валович: Как вы считаете, ситуация с арестом Евгения Адамова как-то послужит тому, что к этой отрасли российской экономики будет более пристальное внимание или какой-то аудит со стороны как российских правоохранительных органов, так, может быть, и международных?

Сергей Харитонов: Сейчас поднялась истерика ряда депутатов. Просто видно, что эти депутаты беспокоятся не о решении проблем атомной отрасли, а они как раз боятся, что через Адамова выплывут вот эти вот криминальные аспекты деятельности Минатома. Эта отрасль насквозь коррумпирована и криминальна, она не контролируется теми же депутатами. Я достаточно много информировал общественность, в прессе, в различных СМИ, включая зарубежные, я выступал перед членами парламента Финляндии в 2004 году, в январе. Но я никак не могу добиться именно широких дискуссий и моих выступлений в той же Госдуме. Федеральное агентство отмалчивается, но не расследует. И на уровне Госдумы эти материалы не расследуются.

Я считаю, что в России сегодня не готовы расследовать до конца эти вот аспекты криминальной деятельности Минатома. Поэтому я бы обратился к правоохранительным органам, и европейским, и американским, чтобы они уделили большое внимание криминальной деятельности на Ленинградской атомной станции, ее руководства.

XS
SM
MD
LG