Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В скандале вокруг программы "Нефть в обмен на продовольствие" оказались замешаны Александр Волошин и Владимир Жириновский


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Кирилл Кобрин: Продолжается скандал, связанный с отчетом комиссии сената США, расследовавшей злоупотребления в ООНовской программе "Нефть в обмен на продовольствие". На прошлой неделе в получении взяток от Саддама Хусейна обвинили депутата британского парламента и бывшего министра внутренних дел Франции. Оба они заявляют о своей невиновности.

И вот сегодня стало известно, что в тексте доклада названы и имена российских политиков. Сенаторы утверждают, что бывший глава президентской администрации Александр Волошин и лидер ЛДПР Владимир Жириновский получали миллионы долларов от режима Саддама Хусейна. В документе говорится, что Волошину и Жириновскому отчислялись деньги, полученные от реализации этой программы "Нефть в обмен на продовольствие", за попытки содействовать отмене санкций ООН против Ирака. Доклад базируется на показаниях бывшего заместителя иракского премьера Тарика Азиза и нынешнего вице-президента Тахи Ясина Рамадана. О том, как в России отнеслись к этим обвинениям, наш корреспондент Мумин Шакиров.

Мумин Шакиров: Расследование в рамках программы "Нефть в обмен на продовольствие" проводится правоохранительными органами разных стран, как в Европе, так и в США, в том числе и независимой комиссией ООН, которую возглавляет Пол Уолкер. Высокопоставленный чиновник из этой организации выдвинул обвинение против руководителя этой программы Бенана Севана. По его мнению, господин Севан допустил непростительный конфликт интересов "при отборе компаний, получивших возможность закупать топливо у режима Саддама Хусейна".

Аналогичную акцию проводит и Федеральная прокуратура Швейцарии. Речь идет о местной нефтяной компании "Контекно", в которой с 1995-го по 1998-й год работал сын генерального секретаря ООН Кофи Аннана Коджо. В число подозреваемых, замешанных в коррупции вокруг иракской нефти, попали французский банк "Бэнк нешнл де Парис", голландская фирма "Сейбол истен хэмисфия биви" и британская "Лойдз реджисте инспекшн лимитед". И вот очередь дошла до России.

В опубликованном докладе одного из комитетов сената США говорится о том, что бывший глава администрации президента России Александр Волошин и лидер ЛДПР Владимир Жириновский получили миллионы долларов от режима свергнутого иракского диктатора Саддама Хусейна. Вице-спикер российского парламента Владимир Жириновский категорически отвергает все обвинения своих оппонентов в коррупции, но признается, что в Ираке он защищал интересы России.

Владимир Жириновский: В режиме санкций ООН выделяло объем нефти, сколько может в этом году продать Ирак. Этот объем Ирак продавал, кому он хотел. Комитет сенатский США интересует, как нарушался режим санкций. Их интересует, сколько Ирак мог прогнать нефти сверх установленного лимита. Мое имя могло стоять, в каком отношении?

Когда ООН давала квоту на нефть, президент Ирака распределял России, Франции, Китаю. Он всячески не хотел продавать нефть американским нефтяным компаниям. И американские нефтяные компании пытались найти другие компании в России, в Китае, во Франции, те, кто получали как страна квоту. Но здесь, какая связь со мной? Я ни одного контракта не заключал, ни одного цента никогда не получал. Все знали, что я по приглашению приезжал туда почти каждый год. Мое имя фигурирует в том плане, что я просил руководство Ирака выделить больше России. Я просил, дайте 50 миллионов баррелей. Почему нам дают 15, 20, 30? Там же десятки стран, весь мир покупает. Поэтому охотников полно за иракской нефтью. Но я на тот период был наиболее приемлемым человеком для иракской стороны. Поэтому мы защищали Ирак до этой нефти. Я лоббировал интересы наших строительных компаний, они получали подряды на строительство, транспортных, самолеты, чтобы было прямое сообщение Москва-Багдад. Каждый понедельник летал самолет. Нам это было выгодно, России, для поднятия престижа нашей страны. В этом смысле моя фамилия может где угодно фигурировать. Я был на стороне Ирака тогда и сейчас. Поэтому с министрами мне было легче договориться о встрече, только об этом. Сумма сделки контролировалась ООН. Цена на иракскую нефть устанавливал только комитет по санкциям. Деньги все шли только через ООН. Поэтому российская нефтяная компания, которая имела право заключать контракт, она должна быть в списке ООН. И контракт шел в ООН, и деньги шли через ООН. Они прекрасно знают, сколько российские компании закупили иракской нефти, и по какой цене. И только после всех расчетов, после всех проверок ООНовских чиновников российская нефтяная компания получала свои деньги. Им же нужно было еще эту нефть продать, чтобы иметь небольшую моржу. Наши нефтяные компании чуть-чуть могли заработать. Но они, компании, я никогда в жизни ни одного контракта не подписывал и ни одного цента от Ирака никогда не получал. Пусть покажут ведомость, что-нибудь дали Жириновскому, хоть один цент, я не говорю про доллар.

Мумин Шакиров: По мнению российского эксперта Павла Фельгенгауэра, размах коррупции вокруг программы "Нефть в обмен на продовольствие" охватывает куда более широкие круги в России и за рубежом, нежели его представляют чиновники из сената США.

Павел Фельгенгауэр: Тут выдавался как бы ваучер так называемый, за этот ваучер можно было со скидкой купить нефть или перепродать этот ваучер кому-то еще, тот уже, собственно, купит нефть и ее продаст. Получатель ваучера исходный получает некоторые проценты от всей этой сделки и кладет себе в карман или на что-то использует. Доказать здесь, что он в обмен на получение этого ваучера производил какие-то политические действия, с Жириновским это будет сложно доказать, он же, в общем, не в исполнительной власти. А то, что он мог лоббировать что-то, так он, по-видимому, российских законов не нарушал.

С Волошиным несколько сложнее. Опять же, он сейчас не в фаворе. И потом, я знаю просто людей, они сами мне рассказывали, какие они там деньги наворачивали во время этой программы в Багдаде, я не буду называть фамилии, но люди мне рассказывали. Там совсем другие деньги наваривались, не то, что сейчас говорят про Жириновского, не то, что говорят про Волошина, там другой порядок цифр. И это, действительно, существовало. Об этом идет расследование ООН, связанное не только с Россией, там Китай, Франция, аппарат ООН, такая гигантская всемирная сеть коррупции. Так всегда бывает, когда чиновники различные получают возможность бесконтрольно хапать.

То, что проводится расследование, хорошо. Но хотелось бы, чтобы вскрылись более серьезные вещи, чем явно конъюнктурные. Достаточно обвинения Жириновского, который здесь большой роли не играл.

Мумин Шакиров: О каких суммах может идти речь?

Павел Фельгенгауэр: Программа была на 67 миллиардов долларов. По оценкам, Саддам Хусейн лично себе в карман положил то ли 10, то ли 15 миллиардов. В общем, речь идет о миллиардах долларов, которые доставались разным людям. А компании там были и российские, и французские.

Мумин Шакиров: О коррупции вокруг программы "Нефть в обмен на продовольствие" рассказывал политолог и эксперт Павел Фельгенгауэр.

XS
SM
MD
LG