Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уральские правые проводят конференцию


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимает участие Константин Карякин, лидер Свердловского отделения СПС.

Евгения Назарец: В Екатеринбургской студии Радио Свобода сегодня лидер Свердловского отделения СПС Константин Карякин.

Сегодня уральские правые проведут конференцию, где выберут кандидатов на съезд СПС, который будет, в свою очередь, выбирать нового лидера партии.

Доброе утро, Константин.

Константин Карякин: Доброе утро.

Евгения Назарец: Но все-таки сначала поговорим о другом. Сегодня в утренней информационной программе «Время Свободы» речь идет о деле Ходорковского. Связано это с тем, что в очередной раз назначена дата оглашения приговора. И дело все в том, что дело Ходорковского давно уже как бы является маркером отношения к власти в России и политического настроя. «Ты за или против Ходорковского?», - уже чуть ли не дети друг друга спрашивают. Но вот судя по официальной информации на сайте СПС, СПС тоже нечто планирует. И поскольку мы спрашиваем даже простых горожан о том, как они относятся к исходу дела и волнует ли оно их лично, спрошу и вас об этом.

Константин Карякин: Да, разумеется, меня дело Ходорковского очень волнует. А давать прогноз в данной ситуации, наверное, надо исходя из того, что на прошлой неделе прокуратура решила предъявить новые обвинения и Михаилу Ходорковскому, и Платону Лебедеву. Это означает, что, может быть, приговора на этой неделе не будет, как обещали в конце апреля, а может быть, снова все немножко затянется. Немножко – уже даже боюсь сказать на сколько. Ничего хорошего в этом нет, и это совершенно очевидно.

Евгения Назарец: Думаете, будет обвинительный приговор?

Константин Карякин: Я думаю, что, скорее всего, да. Может быть, не столь суровый, как того требует прокуратура, но мне кажется, что все-таки приговора пока не будет вообще никакого. И в свете новых обвинений могут подогнать еще следствие на годик примерно, ну а там будет видно.

Евгения Назарец: Ну, все же вернемся к сегодняшнему поводу нашей встречи. А встречаться мы сегодня решили потому, что сегодня, 16 мая, региональное отделение СПС будет проводить конференцию и избирать делегатов на съезд. Вот от ответа на мой первый вопрос будет зависеть вообще то, о чем мы сегодня будем говорить. Свердловские делегаты едут голосовать за тех, кого предлагает руководство СПС, скажем так, за Белых и за Гозмана, или будет какая-то интрига?

Константин Карякин: Вот сегодня и посмотрим. То есть вот есть предложения со стороны аппарата партии рассмотреть вопрос о поддержке Белых и Гозмана, то есть о поддержке федерального политсовета на конференции. Мы соберемся еще политсоветом перед тем. Я считаю, что очень большая вероятность того, что мы действительно будем голосовать за предложение федерального политсовета. И объясню почему. Во-первых, надоело полуторагодовалое отсутствие вообще лидера партии. Система сопредседателя, которую предлагали... вернее, она уже была до этого, а предлагали недавно, в январе, лично я, выступая на расширенном совете партии, выступил против этой идеи. Я считаю, что идея сопредседателей была очень хороша тогда, когда партия нежилась в Государственной Думе. Сейчас такого, к сожалению, нет. Нужно единоначалие.

И в какой-то степени понятно, что СПС на сегодняшний день разбит на три части – это люди, которые тяготеют к Чубайсу, люди, которые тяготеют к Немцову, и люди, которые тяготеют и от Чубайса, и от Немцова. Я думаю, что Никита Белых в данной ситуации – это вариант очень компромиссный, который должен устроить, по идее, ну, если не всех, то очень и очень многих. Тем не менее, это моя личная позиция на сегодняшний день. К вечеру эта позиция может стать официальной Свердловского отделения партии.

Евгения Назарец: Вас не смущает то, что прежние лидеры СПС, как бы давно они ни были на этом посту и как бы о них уже ни подзабыли, все-таки были людьми достаточно публичными и известными, будем так говорить, простому народу в России? Нынешние фигуры известны в политической тусовке. Это не сыграет отрицательной роли?

Константин Карякин: Мне очень понравилась фраза «известные простому народу России».

Евгения Назарец: Ну, известные, да. Хоть сами к нему не принадлежат, но известные.

Константин Карякин: По-моему, это сыграло некоторую роль в 2003 году, такая известность.

Нет, я очень уважаю и Анатолия Борисовича, и Бориса Ефимовича, но, действительно, они приняли решение не баллотироваться на должность председателя партии, притом, что, действительно, их публичность такова, что их знает, наверное, процентов 99, по крайней мере, тех, кто ходит на выборы. Нет, я думаю, что все нормально.

Во-первых, вырастить нового лидера очень дорого и очень тяжело, но, тем не менее, возможно. Во-вторых, действительно, полтора года поисков, наверное, привели к тому, что найден более-менее оптимальный вариант. Меня в пятницу спросили журналисты: «А как же так, ведь известность Чубайса гораздо выше, чем известность Белых?». Я говорю: «Ну что вы хотите?! Любой, кто будет не Чубайсом, в СПС, про всех можно сказать, что их известность гораздо меньше, чем у Чубайса».

Евгения Назарец: Да, существует еще второй вопрос: какая известность Чубайса более известна?

Константин Карякин: Ну, я про это и начинал говорить, да, насчет известности в простом народе.

Я думаю, что Белых – это неплохой вариант. Я, правда, лично с ним не знаком, видел его несколько раз только на мероприятиях партии. 29 лет, вице-губернатор Пермского края – ну, я думаю, что с такими вводными у него очень хорошие перспективы.

Евгения Назарец: И нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: интересуетесь ли вы жизнью демократических партий у себя в регионе?

Константин, а как вы оцениваете, вернее, как вы видите себе истинные мотивы тех, кто самовыдвинулся на этот пост? Ну, в частности, больше всего, конечно, идет разговор о Старикове. Что ими движет?

Константин Карякин: Ну, наверно, все-таки стремление...

Евгения Назарец: Остаться вообще где-то в руководящих органах партии?

Константин Карякин: Нет. Ну, во-первых, что-то сделать хорошее, полезное для партии. Все-таки я думаю, что это в первую очередь. Разумеется, что СПС, несмотря на провал на выборах в Государственную Думу, несмотря на то, как не очень лестно отзываются и о будущем либеральных партий в России вообще, и об СПС в частности, тем не менее, СПС на сегодня остается единственной надеждой либералов в России. И быть на виду, хотя бы так, уже неплохо. Плюс (что уж скрывать) понятно, что единственная, потенциально возможная либеральная партия в России (возможная с точки зрения проходимости в Государственную Думу через 2,5 года) – это все-таки СПС, а значит, внимание со стороны Запада. И, конечно, я считаю, здоровые, нормальные, мужские амбиции – куда без этого?!

Поэтому, да, люди выдвигались. И вы, наверное, помните, как Антон Алексеевич Баков тоже заявлял, что не против поучаствовать. Хотя я думаю, что он больше самолюбовался. Но, с другой стороны, уже про амбиции Бакова мы ничего не говорим. Поэтому, нет, нормально. И то, что оказались люди, которые готовы были возглавить партию в такой трудной ситуации, это хорошо.

Евгения Назарец: Между тем, главные кандидаты, ну, или, по крайней мере, те, кого называют главными кандидатами на пост руководителя партии, в особенности Гозман и Стариков обвиняют друг друга: один – в отсутствии программы у другого, а другой – в том, что тот не политик, а политтехнолог. За этой внутрипартийной интригой вообще пристально следят, и каким образом следят, обсуждают ли ее в региональном отделении?

Константин Карякин: Ну, вообще следят, на самом деле, даже пристальнее, чем иногда кажется. То есть все переживают. Люди, которые остались в СПС, все равно – Свердловское это отделение или любое другое региональное отделение, они хотят все-таки понять, какое будущее. Ну, раз уж связали, если не судьбу, то хотя бы часть своей жизни с партией. Конечно, следят. И вот те, которые в Екатеринбурге, у них есть возможность и часто в Москве бывать, и узнавать по своим каналам, а те, которые в области, мне звонят постоянно, просят рассказать, что творится.

Ну, на самом деле, такие обвинения были, к сожалению, легко предсказуемыми. И именно между Стариковым и Гозманом. И, собственно говоря, ничего удивительного в этом нет. Хотя определенное волнение, по крайней мере со стороны и Свердловского отделения, и наших соседей, определенные волнения накануне съезда, до которого 12 дней, все-таки существуют. И оно, наверное, нарастает. По крайней мере, после определенного демарша Тюменского отделения становится не то чтобы тревожно, но становится совершенно очевидно, что съезд будет очень и очень непростым. С другой стороны, когда у демократов были очень простые съезды, я не припоминаю.

Евгения Назарец: В какой мере судьба СПС и вообще демократических партий сегодняшних решается в Москве, а в какой регионы могут влиять на эту ситуацию?

Константин Карякин: Я думаю, что в первую очередь те регионы, в которых СПС... если брать про СПС, добился более-менее приличных результатов. И речь идет и о выборах в Государственную Думу в 2003 году, и о выборах прошлого года региональных. Свердловская область с 7 процентами в декабре 2003 года в такие регионы входит. Кроме того, мне шепнули, что со стороны политсовета к нам достаточно особое внимание. Потому что, по большому счету, ведь как раз, я думаю, то, что Свердловск и Пермь так хорошо голосуют за СПС, и здесь хорошая база, сыграло на пользу и Белых, который, может быть, скоро будет лидером партии. Это пермяк, наш сосед. И регионы сопоставимы.

А будущее... не знаю, мне кажется, что то, что мы обсуждаем выборы делегатов, за кого будут голосовать делегаты Свердловского отделения, а еще будет сегодня третий вопрос, который как раз и дает ответ насчет будущего. Мы сегодня будем принимать порядка, ну, не менее 30 человек молодых, в основном студентов, в СПС, людей, которые сами пришли и которые очень хотят работать именно в либеральной партии. Понятно, что молодое поколение подросло, то поколение, на которое, собственно говоря, мы и рассчитывали в конце 90-х годов.

Евгения Назарец: И у нас есть звонок от радиослушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Связлов Евгений Семенович. Я хочу сказать, что эта живодерская партия никогда не попадет в парламент ни с каким лидером.

Евгения Назарец: Спасибо. Это было мнение Евгения Семеновича.

Константин, что вы думаете по поводу «живодерской» и по поводу «не попадет»?

Константин Карякин: Ну, если попадают другие «живодерские» партии в парламент, или попадают демагогические партии, или попадают партии, которые строят свои отношения на работе через бюджеты мэриям или бюджеты регионам, то есть пользуются административным ресурсом, ну, почему бы ни попробовать «живодерской» партии. Я прекрасно понимаю вопрос. Евгений Семенович, вы знаете, мы за 10 лет настолько привыкли к таким вопросам, что у нас уже кожа в данном случае твердая.

Нет, я еще раз говорю, то, на чем я остановился, выросло молодое поколение, которое по-другому относится к тому, что было на рубеже 90-х годов, совсем по-другому. И эти люди не хотят жить так, как жили мы, наверное, все тогда.

Евгения Назарец: Касаемо выборов делегатов на съезд, на котором будут выбирать председателя, существует ли здесь в регионе интрига: кто-то хочет попасть на этот съезд, кого-то лоббируют, кто-то не хочет?

Константин Карякин: Нет, такой интриги не существует. Я бы очень хотел, чтобы поехал один человек, я не буду называть его фамилию, но это человек, который немало сделал для СПС именно в самый тяжелый период, то есть начало прошлого года. Он отказался. Поэтому никакой интриги нет. Все желающие могут поучаствовать в выборах делегатов. Но мне кажется, что мы спокойно изберем делегатов, без проблем.

Евгения Назарец: Вы сбираетесь на этот съезд?

Константин Карякин: Я лично?

Евгения Назарец: Да.

Константин Карякин: Обязательно, да. По моей кандидатуре вопросов нет.

Евгения Назарец: А сколько должно быть человек? И чем обусловлено количество?

Константин Карякин: Ну, если честно, то только днем я узнаю окончательную цифру, сколько будет человек от Свердловского отделения. То есть от 2 до 5. А обусловлено это количеством членов. У нас не самая маленькая организация, она уже в два раза больше, чем требуется в связи с новым законом о партиях. У нас была необходимость не менее 500. Мы закончили две недели назад как бы ревизию: у нас 910, да плюс 200 заявлений, да плюс сегодня еще молодежь принимаем. То есть реально мы можем где-то 1100-1200 человек выставить.

Евгения Назарец: И к нам дозвонился еще один радиослушатель. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Это вас беспокоит Вадим, Самара. Я бы хотел задать вопрос и дать небольшую реплику. Во-первых, вопрос. Скажите, а в чем принципиальное отличие между позицией Чубайса и позицией Немцова в вашей партии?

И второй вопрос. Каким образом вы позиционируете себя как оппозиционеры Кремлю, когда основную роль в руководстве вашей партии играет Чубайс? Чубайс возглавляет государственную структуру, которая целиком и полностью зависит от Кремля. Получается так, что левая рука в оппозиции правой руке. Не кажется ли вам крайне странной такая позиция?

Евгения Назарец: Вот этими вопросами, по сути, мы получили ответ на свой вопрос - интересуются ли? Так вот, интересуются. А теперь отвечайте на вопросы, которые прозвучали от радиослушателя.

Константин Карякин: Очень хорошо, что интересуются. Насчет оппозиции Кремлю. Я бы обратил внимание, что за все это время СПС ни разу не участвовал в совместных акциях с другими оппозиционными партиями. То есть СПС занимает некоторую особую оппозиционность. Другое дело, что, действительно, и это никогда не скрывалось, ряд людей в СПС, и их немалая часть, не хотели бы быть вообще в оппозиции Кремлю. Поэтому здесь некий промежуточный вариант что ли между попытками сотрудничать с Кремлем и попыткой все-таки отстаивать свои позиции, то есть то, что сегодня называется оппозицией. Поэтому мы оппозиционный, но не оголтелый, а нормальный, конструктивный вариант оппозиции. Хотя, конечно, для того, чтобы занимать такую конструктивную позицию, надо быть все-таки в Государственной Думе, я считаю.

Что касается Чубайса и Немцова. Вы знаете, я бы не стал комментировать разные подходы Чубайса и Немцова к решению проблем. У них есть одна общая идея – это правильно. А что касается тактики, ну, они могут по-разному видеть развитие ситуации.

Евгения Назарец: Я позволю себе задать следующий вопрос. Будет он касаться темы объединения демократических сил. Уже сейчас признано, что вроде бы идея провалилась. В частности, основой этого объединения, насколько я понимаю, должны были быть «Яблоко» и СПС. И вот сейчас ничего не получится, уже говорят. Верно ли я понимаю вердикт?

Константин Карякин: По крайней мере, я понимаю так же. Я не знаю, там наверняка эта тема снова всплывет, ну, в который уж раз, все, наверное, уже сбились со счета, будет на съезде...

Евгения Назарец: Можно ставки делать: объединится с кем-нибудь СПС или не объединится.

Константин Карякин: Нет, я думаю, что тот, кто поставит на объединение, очень рискует.

Евгения Назарец: Хорошо. Кто виноват?

Константин Карякин: А я считаю, что все виноваты. Виноваты 90-е годы, когда был успех либеральных идей, когда люди шли, и каждый хотел возглавить эту большую-большую колонну российских избирателей. А теперь у нас настолько все это далеко зашло, что, наверное, шансов особых нет. Хотя мы даем еще одну возможность. То есть мы меняем руководство партии, теперь это уже точно не Чубайс и не Немцов. Посмотрим... Но я, честно говоря, все равно не верю. Ведь уже был вариант, совсем недавно предлагали: давайте начнем историю с белого листа, сядем, объединимся, посмотрим. Условий нет у Чубайса и у Явлинского. Чубайс согласился, Явлинский – нет. Вы знаете, эта тема, вот лично мне, она становится уже скучной.

Евгения Назарец: Ну, что делать... Вам, может быть, и скучно, но придется еще немного со мной на эту тему поговорить.

Константин Карякин: Пожалуйста.

Евгения Назарец: Смотрите, как получается. Тому же Леониду Гозману принадлежат слова о том, что избирателям все равно, как называется партия, главное, чтобы люди были знакомые, устраивали, то есть главное – объединяться на выборах, а не в политическом смысле, не в смысле бренда. Вы согласны с этим утверждением?

Константин Карякин: Я согласен с ним, только возникает юридический вопрос насчет объединения на выборах. Да, такая идея была, и она активно обсуждалась. И Борис Борисович Надеждин все ратовал, что «давайте создадим блок, раз уж не можем одну партию, давайте блок создадим». Идея умерла из-за того, что Вешняков внес поправки, которые Совет Федерации на прошлой неделе со второго раза одобрил, то есть избирательные блоки теперь запрещены. И я не знаю, может быть, юридически и есть какой-то выход, Борис Борисович, может быть, его найдет, но мне кажется, что на сегодня даже такую вероятность объединения потенциального уже разрушили. Ну, кстати, как это было, например, в прошлом году в Свердловской области.

Евгения Назарец: Не так давно, наверное, недели две назад, может быть, чуть больше, лидер Свердловского отделения «Яблока» Юрий Кузнецов добровольно сложил с себя полномочия, мотивировав это именно тем, что провалилась идея объединения, и вообще он больше не согласен и не верит руководству своей партии. Как на это отреагировали в СПС? И вы лично, что вы думаете по этому поводу?

Константин Карякин: Да никак не отреагировали. Насчет того, что сорвалась попытка объединения, ну, никто же не мешал Кузнецову попробовать объединиться со мной. Да? С другой стороны, мы старые знакомые, лет 10 уже точно. И в прошлом году он сделал реальную попытку, правда, не со мной, я тогда еще не был в руководстве СПС, но зато Кузнецов действительно многое сделал для того, чтобы был блок «Яблоко» и СПС на выборах в областную Думу. Блок состоялся, но не состоялось наше участие в выборах. А с тех пор Кузнецов, как меня выбрали председателем совета партии здесь, в общем-то, ни разу со мной на контакт не пошел, хотя сотовые телефоны были у обоих. Нет, я думаю, что красивые заявления о неверии руководству партии... Нет, я его здесь поддерживаю, руководству «Яблока» я бы тоже не верил, и, собственно говоря, не верю. Это все правильно, это все здорово. Но ведь, я не знаю, может быть, Юрий Григорьевич, конечно, опровергнет мои слова, насколько я знаю, он всерьез увлекся идеей вступить в «Родину», а это нечто совсем другое, чем либеральная партия.

Евгения Назарец: Объединение на региональном уровне тех же «Яблока» и СПС – это действительно рабочая формула действенная?

Константин Карякин: Ну, она действенная, конечно. Важно понять, что сегодня осталось от «Яблока». И, если честно, то неплохо бы и понять, насколько серьезен потенциал у СПС. Потому что мы до конца тоже... Хотя я считаю, что достаточно нормальный для того, чтобы спокойно идти на выборы, преодолеть 5 процентов, у нас есть для этого все данные. С «Яблоком» у меня хуже... То есть получается, что может быть формула очень простая, то есть «СПС плюс бренд «Яблока» - и тогда вожделенная мечта демократов, наверное, воплотилась бы. Но если «Яблоко» пойдет на такие условия, ну, это можно обсуждать.

Евгения Назарец: У нас есть еще один телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Скажите, пожалуйста, в чем причина трудностей в объединении демократических партий, она больше связана с невозможностью объединить их программы или с какими-то личностными особенностями руководителей этих партий?

Евгения Назарец: Спасибо.

Константин Карякин: Это очень легкий вопрос на самом деле, потому что истинные руководители партий, как прозвучало, сами уже на него отвечали. Да, действительно, есть большой-большой конфликт между Явлинским и Чубайсом, и этот конфликт, уже личностный конфликт, уже никогда не преодолеть. Собственно говоря, это уже понимают все, и тоже это тема такая, что, ну, это все понятно. Я, собственно говоря, поэтому и говорил, насчет истории с белого листа, что давайте уберем из лидеров Явлинского и Чубайса, а объединим как раз то, о чем был вопрос – то есть программы. Но, вы знаете, все же помнят... а может быть, не все уже помнят, была такая программа «500 дней» Явлинского, то есть красивая программа, когда мы через полтора года должны были оказаться в развитом капитализме. Я напомню, это был год, по-моему, 1990, то есть уже прошло 15 лет. После этого...

Евгения Назарец: Ну, у Чубайса тоже кое-что есть из того, что народ очень «любит».

Константин Карякин: Да, я понимаю, но об этом попозже. Потом Явлинского очень часто приглашали в правительство. Чубайс пошел, а Явлинский не пошел. И всегда он занимал позицию такую, что... вот у Галкина в пародии: «я знаю, но не скажу», - примерно такое. Нет, на самом деле, я говорю, что пока Явлинский будет держаться за пост председателя «Яблока», никакого объединения «Яблока» и СПС не будет.

Евгения Назарец: Константин, следующий вопрос о том, что происходит на местах непосредственно. Вот в данный момент, как вы считаете, достаточно ли возможностей и поводов у СПС (а сегодня мы говорим именно об этой демократической силе) проявлять свою партийную принадлежность, ну, я не знаю, как депутат, в законотворческой деятельности, где-то еще, осталось что-то еще?

Константин Карякин: Ну, депутатов от СПС по стране не так уж и мало, я имею в виду региональных депутатов. Поэтому в аппарате партии существует служба, которая предлагает различные инициативы именно для депутатов с разработкой документов, ну, всего-всего для того, чтобы эти законопроекты, так или иначе, вносить на местном уровне. Ну, шансов у этих законопроектов, не трудно догадаться, пройти практически нет. Поэтому мне кажется, пробовать и делать это обязательно надо, собственно говоря, мы этим и занимаемся. Но все-таки я бы разделил, если брать мою работу в Думе, на две части. То есть те результаты, которые можно реально принести с точки зрения пользы именно от работы депутатом. А так как я курирую очень непростую и очень, я бы сказал, благодарную тему все-таки – детей, детская тематика и молодежь, и это полезно как раз и для СПС, то есть, собственно говоря, это те люди, ради которых мы и работаем, и живем, то, конечно, я занимаюсь все-таки в первую очередь детскими законами, детскими программами и выбиванием для детей денег.

Евгения Назарец: Вы можете привести пример, какое из ваших депутатских действий (не знаю, как это назвать еще), программ что ли, которые вы предлагали, характерны именно для вас, как для члена СПС?

Константин Карякин: Ой! Вы знаете, я...

Евгения Назарец: То есть, например, именно только член СПС мог бы это предложить – вот такой ход.

Константин Карякин: Нет-нет, я думаю, что любой нормальный русский человек, который переживает за судьбу Родины и за новое поколение, которое подрастает или которому только предстоит родиться, и при этом руководствуется... А, вот можно и с СПС. Вот надо мной никто не стоит, меня никто не давит, как я должен голосовать, какие законопроекты должен вносить. Я не в «Единой России», где голосуют по палочке дирижера. Они могут выдвигать все что угодно, свои красивые идеи в кулуарах или в кабинетах, а голосуют так, как им скажут сверху. Вот поэтому понятие свободы и понятие, наверное, скажем так, верности всем этим идеалам, ну, это от СПС. Может быть, это просто по жизни, а СПС – это форма воплощения идеалов в жизни. Поэтому когда мы с Бурковым, а он к СПС никакого отношения не имеет, так упорно продвигали идею о повышении детских пособий, нас в чем только ни обвиняли. Мы, собственно говоря, были готовы к тому, что, да, мы популисты, как это обычно говорится. А потом Государственная Дума, спустя полгода после того, как мы с Бурковым поборолись, причем где-то даже успешно поборолись, Государственная Дума рекомендует всем региональным парламентам срочно повышать детские пособия. Причем 37 это сделали. Свердловская область оказалась не готова. Сейчас моя задача... ну, слава Богу, это с поддержки комитета, - это все-таки деньги для детей, которые проживают в детских домах, и детей-инвалидов. Потому что родное государство не выделило им льготных единых социальных проездных, и теперь бедным детям в школу ездить уже не на чем. Ну а государство, к сожалению, на такие идеи внимание по-прежнему обращает, ну, если не в последнюю очередь, то в предпоследнюю.

Евгения Назарец: Что ж, спасибо. На этом я все-таки вынуждена закончить сегодняшнюю нашу беседу. Возможно, после съезда у нас появится еще повод поговорить.

Константин Карякин: И вам спасибо. И надеюсь, поводы будут не самые трагичные.

Евгения Назарец: Что ж, в любом случае, для меня не трагичные, возможно, трагичными будут для СПС.

Константин Карякин: Для нас, да, я про нас и говорю.

Евгения Назарец: Итак, я напомню, что сегодня состоится конференция, на которой будут избраны делегаты на федеральный съезд партии СПС, и им, в свою очередь, предстоит выбирать нового лидера партии.

XS
SM
MD
LG