Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Организаторов пикета потив Ходорковского найти не удалось. Репортаж


Специально для сайта

Евгения Снежкина

Пройти через первое кольцо оцепления около Мещанского суда довольно просто. Достаточно громко крикнуть «Юля!» и сказать, что тебе непременно надо догнать вот ту девушку с длинными волосами. Пропускают без вопросов. Второй милицейский рубеж пропускает прохожих по противоположной от суда стороне Каланчевки. Только не по тротуару – там место занято пикетчиками, а по проезжей части, вдоль барьеров оцепления. Оттуда, с довольно близкого расстояния, можно посмотреть на группу людей, которые держат в руках плакаты «Ходорковский, твои деньги пахнут кровью!», «Ходорковский, GO в тюрьму!», на двух трогательных бабушек в панамках, которые под ручку прогуливаются внутри оцепления от одного металлоискателя до другого с плакатиком «Ходорковский, заплати налоги и сиди спокойно!» Впрочем, в загон, к пикетчикам, пускают прессу. Правда, толку от этого мало: на вопрос о том, кто является организатором пикета, люди не отвечают, а «старшего» найти так и не удается. Не могут ответить на этот вопрос и сотрудники милиции, охраняющие здание суда. Майор милиции, курирующий мероприятие, посылает моего коллегу из «Московских новостей» Вадима Малкина в префектуру Центрального административного округа Москвы за соответствующими документами. Мы едем.

В префектуре у нас состоялось несколько раундов телефонных переговоров с сотрудниками организационного отдела, который отвечает за проведение массовых мероприятий и в том числе курирует проведение митингов. В отделе мы беседовали с двумя дамами - Светланой Сергеевной и Маргаритой Федоровной. Наши требования были просты и законны: в соответствии с законами РФ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», «О средствах массовой информации», а также «Об информации, информатизации и защите информации» мы всего лишь хотели ознакомиться с заявлением об уведомлении о проведении пикета граждан 19 и 20 мая на Каланчевской улице. Дамы сопротивлялись. В конце концов в ознакомлении нам было отказано. Маргарита Федоровна объяснила это тем, что предоставление подобной информации нарушит тайну частной жизни граждан – устроителей пикета. Как им образом ее слова согласуются с тем, что в тот же день этот документ был выдан заместителем префекта корреспонденту «Коммерсанта» Олегу Кашину, стал известен сотрудникам пресс-центра Михаила Ходорковского, а также с тем, что служба единого окна того же ЦАО согласилась выдать нам копию уведомления, но позже, через две недели после подачи официального запроса, Маргарита Федоровна так и не объяснила.

Получив документ из других источников, мы сразу же позвонили по контактному телефону некоего А.С. Мичурина, который значился как устроитель мероприятия. На другом конце провода нам ответили, что Мичурины по этому адресу вот уже восемь лет как не живут.

Тогда у нас появились вопросы к милиции. Строго говоря, указание в официальном документе несуществующего телефона есть подлог. А кроме того, становилось решительно непонятно, каким образом сотрудники милиции поддерживают связь с организатором пикета, который проходит не один день - мало ли что может случиться, тем более, что задержания различных граждан около здания Мещанского суда происходят ежедневно. Поездив по различным ОВД, мы наконец выяснили, что порядок около Мещанского суда поддерживает отделение общественной безопасности ОВД «Красносельское».

Приезжаем. Начальник отдела Вячеслав Михайлович Почечун занят, так что мы ждем у двери. Дверь немножко приоткрыта, и нам слышно то что происходит в кабинете. А там Почечун разговаривает с кем-то по телефону.

- Ну да, взяли одного, он там с плакатом «Свободу Ходорковскому» стоял. А как его оформлять? У нас же на него ничего нет, ну стоял с плакатом и что? Это же приказ Лаушкина был – хватать. Ну да… он сейчас у нас… А, это тогда надо рапорта писать…

Разговор заканчивается и нас приглашают в кабинет. Первое, что говорит Вячеслав Михайлович, когда видит нас: «выключаем диктофоны». Выключаем. Начинаем задавать вопросы. И тут выясняется, что Почечун ни сном ни духом про Мещанский суд, и вообще за мероприятие не он отвечает.

- Мещанский суд находится на вашей территории?

- На нашей.

- Значит, ваш отдел занимается обеспечением порядка?

- Нет, это город занимается.

- А это как? Приказ был? От кого?

- Вы что, сюда пришли меня допрашивать?

- Нет, мы просто пытаемся понять механику, как это устроено.

- Ну когда суд шел, люди с плакатами подходили, тогда мероприятие мы вели. А потом, когда приговор читать начали - город забрал.

- А «город» – это кто, у него фамилия-то есть?

После еще нескольких попыток и наводящих вопросов, мы наконец выясняем, что у «города» фамилия есть. Его зовут начальник Отдела охраны общественного порядка ГУВД Москвы Алексей Сергеевич Лаушкин. Едем в ГУВД.

В здание ГУВД удается попасть на удивление легко: чрезвычайно любезная секретарь Алексея Сергеевича соглашается нас пропустить, чтобы мы подождали в приемной. Через некоторое время Вадиму Малкину позвонила корреспондент радио

«Свобода» Марьяна Торочешникова и попросиларассказать о наших путешествиях . Пока Вадим рассказывает – запись идет по телефону, он стоит недалеко от приемной, несколько сотрудников милиции, которые тоже ожидают в приемной появления Лаушкина, понимают, кто мы такие и какие вопросы собираемся задать. После небольшого совещания, сославшись на конец рабочего дня из здания ГУВД нас все-таки выпроваживают.

Ни в тот, ни на следующий день Лаушкин на работе так и не появился. А значит, журналистам и гражданам так и не удалось получить ответа на следующие вопросы. Почему, даже после того как выяснилось, что телефон, указанный в уведомлении о проведении пикета на Каланчевке, поддельный, разрешение на пикет не было аннулировано? Внесло ли ГУВД Москвы представление в прокуратуру о возбуждении уголовного дела по факту подлога? Каким образом поддерживается связь между сотрудниками милиции и организаторами пикета, если сами его участники не могут назвать или просто показать организаторов? И, наконец, кто такой А.С. Мичурин?

По оценкам адвокатов Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, чтение приговора продлится еще три - четыре недели. Все это время здание Мещанского суда охраняют не только сотрудники отдела общественной безопасности ОВД "Красносельское", но и специально привезенное для этой цели подразделение ОМОНа, кинологи, один пожарный расчет, одна карета скорой помощи, также зачем-то машина криминологической экспертизы. Сколадывается впечатление, что все эти люди охраняют не столько здание суда, сколько пикетчиков.

XS
SM
MD
LG