Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Центральная Азия: головная боль для США


Специально для сайта

Алексей Цветков

Совсем недавно, в марте этого года, геополитическая ситуация, казалось бы, складывалась весьма благоприятно для США и для доктрины распространения демократии, провозглашенной Белым Домом. Но на смену серии «цветных» революций пришла новая волна насилия в Ираке, беспорядки в Афганистане и жестокое подавление волнений в Узбекистане. Над доктриной демократизации повис знак вопроса.

Революции в Грузии и на Украине пока не созрели для окончательной оценки – они, конечно, были явно про-западными, но осязаемых результатов еще мало. Так называемая «кедровая» революция в Ливане, в силу специфики арабского общественного мнения, старательно дистанцировалась от американской доктрины, но ее принципиально демократический характер был вполне очевиден.

Иное дело – переворот в Киргизстане, слишком напоминающий обычную межклановую борьбу, притом что отдаленное и изолированное положение страны не позволяет ей прямо ориентироваться на Запад, как это делают Грузия и Украина. Тем не менее, Киргизстан был тоже добавлен к списку успехов.

Но вот с Узбекистаном это уже никак не получается. И проблема заключается не только в тесных связях Ташкента с Вашингтоном: даже если бы восстание в Андижане было более успешным, его было бы очень трудно внести в почетный список демократического прогресса.

Президент Узбекистана Ислам Каримов был фактически первым, кто предложил Соединенным Штатам конкретную помощь в борьбе с международным терроризмом мусульманского толка – он сделал это 11 сентября 2001 года, и США, не имевшим базы для военных операций на территории Афганистана, помощь пришлась очень кстати. С тех пор, на фоне общего похода за демократию, Каримов оставался как бы в тени – его, конечно, не приводили в пример, но и не включали в число остро критикуемых. Американцы по-прежнему имеют крупную военную базу в Карши-Ханабаде и оказывают Узбекистану заметную материальную помощь.

Восстание в Андижане и его кровавое подавление поставили Соединенные Штаты в весьма затруднительное положение. Для того, чтобы внешнеполитическая доктрина Белого Дома имела какой-то вес, она не может делать исключение для узбекского диктатора, а после Андижана этого не добиться никакими средствами пропаганды. До сих пор Ислам Каримов достаточно эффективно оправдывал особенности своего правления угрозой исламского фундаментализма и террора, но убийство сотен людей, в том числе женщин и детей, полностью скомпрометировало такую тактику. И хотя в критике этих репрессий Вашингтон уступил первенство союзной Великобритании, где министр иностранных дел Джек Стро подверг действия Каримова самой резкой критике, очевидно, что и в Белом Доме вчерашний союзник сегодня вызывает конфуз.

Ситуации Каримова не меняет и то обстоятельство, что события в Андижане развивались, судя по всему, не по черно-белому сценарию, выстроенному большей частью западных средств информации, а в более серых тонах, как это обычно происходит в реальной жизни. Сам Каримов утверждает, что имел дело с организованным мятежом мусульманских фундаменталистов, использовавших мирное население в качестве живого щита, тогда как его критики уверяют, что была расстреляна безоружная мирная демонстрация. Между тем, эта мирная демонстрация меньше чем за полчаса сумела взять хорошо укрепленную и бдительно охраняемую андижанскую тюрьму – очень трудно себе представить, как это можно сделать без оружия и предварительного плана, хотя это ни в какой мере не оправдывает карательной резни.

Этот примечательный факт, а также провозглашенное повстанцами намерение образовать исламское государство, заставляют догадываться, что, в крайне маловероятном случае победы повстанцев, Узбекистан трудно было бы вплести в триумфальный венок демократических революций.

Впрочем, волнения в Узбекистане – сегодня далеко не единственная азиатская проблема для США и их союзников. Афганистан, который американская администрация часто приводит в качество образца своей про-демократической политики, практически взорвала публикация в журнале Newsweek о святотатстве, якобы допущенном в лагере Гунтанамо в отношении Корана. В результате массовых демонстраций и волнений под антиамериканскими лозунгами погибло не менее 15 человек. Тот факт, что журнал очень быстро опроверг собственную публикацию, уже не сыграл особой роли, да и сама она была лишь поводом – достаточно упомянуть о таком известном в мусульманском мире факте, что Саудовская Аравия, которую с целью «хаджа» посещают миллионы мусульман, конфискует и уничтожает на границе все экземпляры Корана, не изданные в саудовской редакции.

Святотатство, о котором сообщал Newsweek, вполне могло иметь место, несмотря на то, что армия США, ведущая расследование, утверждает, что таких фактов не засвидетельствовала. Уже после опровержения Международный Красный Крест объявил, что в 2002 году доводил до сведения американского командования случаи небрежного обращения со священной книгой ислама. Как бы то ни было, в этом случае главное – не сами тексты сообщения и опровержения, которые в мусульманских странах мало кто видел, а использование слухов заинтересованными сторонами. Случай Newsweek’а показал, что в Афганистане эти заинтересованные стороны по сей день сильнее, чем многим хотелось бы думать.

Эта неприятность еще не успела рассеяться, как ей вдогонку разразилась новая. В конце минувшей недели газета New York Times опубликовала обширное, на два номера, расследование факта гибели по крайней мере двух заключенных-афганцев в американском концентрационном пункте Баграм в Афганистане. Причиной гибели была примененная неквалифицированной армейской следственной группой техника допроса, фактически издевательства и пытки.

О том, что в Баграме были случаи гибели задержанных в результате допросов, известно довольно давно, и армия провела внутреннее расследование, которое, как видно из материала New York Times, было весьма неэффективным. Газета приводит ужасающие подробности «техники допроса» в Баграме – судя по всему, оба погибших имели, к моменту ареста, проблемы со здоровьем и не имели доступа к минимальной медицинской помощи. Один из них, по имени Дилавар, был водителем частного такси, которого задержали и вместе с пассажирами сдали американцам афганские ополченцы, обвинив в том, что он выпустил ракету по американскому объекту. Впоследствии выяснилось, что ракету выпустили сами эти ополченцы, а Дилавара с пассажирами захватили для отвода глаз.

Самое шокирующее в этой истории – то, что во время последнего допроса, после которого Дилавар умер, следователи были уже вполне уверены, что он ни в чем не виновен. Нельзя сказать, чтобы его пассажирам, оставшимся в живых, повезло намного больше – их отправили в лагерь для террористов в Гуантанамо на Кубе и вернули в Афганистан лишь год спустя.

Вся эта цепь событий и публикаций вызвала у президента Афганистана Хамида Карзая реакцию, близкую к панической, и он публично потребовал от США, чтобы все афганские пленные, где бы они не находились, были переданы афганским властям. Как и следовало ожидать, во время визита Карзая в Вашингтон в минувший понедельник это требование было отклонено, а самого Карзая обвинили в том, что он не принимает никаких мер против культивирования опийного мака в стране – по производству опиума и героина Афганистан занимает первое место в мире. Так что встреча президентов в Белом Доме и последующая пресс-конференция, при всех внешних атрибутах душевности, прошла в довольно напряженной обстановке.

В этом клубке проблем, вопреки кажущейся очевидности, меньше всего затруднений вызывает Узбекистан, поскольку в его случае необходимые меры очевидны – хватило бы решимости. Хотя критика Вашингтона в адрес Каримова до сих пор была достаточно приглушенной, меру недовольства США не следует недооценивать. По словам редакционной статьи в последнем номере журнала Weekly Standard, «узбекский режим, который в 2001 году был частью решения, теперь, после кровавого подавления восстания, стал частью проблемы». К этому надо добавить, что Weekly Standard – ведущий орган так называемых «неоконсерваторов», авторов нынешней официальной внешнеполитической доктрины Белого Дома. Согласно редакционной статье, продолжение тесных контактов с Ташкентом может скомпрометировать весь внешнеполитический курс США. Интересно, что один из авторов редакционной статьи, Стивен Шварц, еще пару лет назад отзывался о Каримове как о политическом лидере, которому угрожает реальная опасность, и которому надо оказывать содействие. Сегодня у Узбекистана в США практически не осталось друзей.

В любом случае процесс политического развода уже начат, и инициаторам стал сам Ислам Каримов. 6 мая он известил правительство Молдовы о выходе из организации ГУУАМ – сообщества бывших советских республик, противостоящего СНГ и до сих пор существовавшего лишь формально. В последнее время Украина и Грузия активизировали деятельность ГУУАМ, делая упор на его про-западных позициях, и именно эти позиции Каримов отметил в качестве мотива выхода из сообщества, которое в порядке ротации возглавляет Молдова. Этим он косвенно дал понять Владимиру Путину, воздержавшемуся от критики андижанской резни, кого он считает настоящим союзником.

Гораздо сложнее будет ликвидировать последствия скандалов в Гуантанамо и Баграме. Кроме того, предотвратить подобные скандалы в будущем будет крайне трудно, учитывая размеры военных контингентов США в Азии и невозможность тотального контроля над информацией, а тем более над слухами, которые в Центральной Азии еще долго будут иметь приоритет над любыми средствами массовой информации, будь то Newsweek или New York Times.

XS
SM
MD
LG