Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Французское "нет" осложняет жизнь не только французам


Специально для сайта.

Сергей Гулый.

Ожидавшийся провал референдума во Франции по вопросу о введении конституции Европейского союза сделает отношения ЕС с зарубежными партнерами менее предсказуемыми – на радость и горе некоторым из этих партнеров.

То, что французы проголосуют против конституции, было известно заблаговременно – об этом говорили все опросы, и преимущество евроскептиков намного превышало пределы статистической ошибки. Но поставивший на безусловное одобрение этого важнейшего документа не через парламент (хотя такая возможность была предусмотрена), а путем всенародного одобрения президент Франции Жак Ширак уже не имел возможности для отступления. Агитировать "за" конституцию он продолжал до последнего дня, когда исход этого предприятия уже был совершенно ясен. Так бывает, когда на спуске у машины отказывают тормоза. Поворот стремительно приближается, но сделать уже ничего невозможно, остается только молиться и надеяться на чудо.

На сей раз чуда не произошло, и 55% голосами против 45% (при явке 70%) граждане Пятой республики отвергли конституцию ЕС, которая по своей сути представляет план повышения управляемости организации, которая после последней волны расширения состоит уже из 25 государств-членов.

Ожидавшаяся неприятность не стала для разработчиков и вдохновителей этого плана последней. Уже в эту среду по конституции голосуют Нидерланды, и позиции противников ускоренной интеграции здесь также выгладят предпочтительней. Общенациональный референдум намечен на лето 2006-го и в Британии, население которой относится к слишком активному укреплению европейских институтов традиционно скептически. Антиинтеграционный ветер из-за Ла-Манша наверняка остудит пыл и без того не слишком многочисленных сторонников

Больнее всего воскресная катастрофа ударит по президенту Франции Жаку Шираку. Его полномочия истекают в 2007-м, и оставшееся до отставки время он хотел употребить на то, чтобы войти в историю не "хромой уткой", после снятия иммунитета ставшую завсегдатаем колонок судебной хроники (продолжается расследование злоупотребления в мэрии Парижа, которой он руководил ранее), а великим интегратором. По словам парижского корреспондента РС, президентство Ширака вступило "в бесславную фазу заката". Как сообщает Семен Мирский, немедленным результатом голосования станет отставка правительства премьер-министра Жан-Пьера Раффарена, который будет назначен ответственным за контрпродуктивное, как оказалось, использование административного ресурса (на протяжении трех предшествующих референдуму месяцев французские министры солидарно пугали избирателя в случае провала референдума чуть ли не наступлением нового ледникового периода).

Свои и немалые сложности французское "нет" обещает британскому премьеру Тони Блэру – с 1 июля Лондон вступает на полгода в права временного председателя ЕС, и именно Блэру предстоит координировать попытки спасения конституционного договора, принятие которого год назад далось Европе с огромным трудом.

Наконец, совсем незавидным становится положение и тех остающихся вне ЕС и после последней волны его расширения странам Восточной Европы, с которыми Брюсселем уже были оговорены примерные сроки вступления. И особенно тех государств, которые таких сроков еще не дождались, но уже получили благожелательный отклик на политическую заявку о вступлении (например, Украина). По мнению понедельничной "Файнэншл таймс", решение французов вполне способно приостановить, если не заморозить вообще принятие в ЕС новых членов.

Как изменятся после 29 мая отношения ЕС с Россией? Эксперты сходятся во мнении, что это событие это не грозит немедленным ухудшением отношений Европы со своим главным партнером на Востоке. Но оно очевидно в несет в эти отношения дополнительную неопределенность. Как говорит аналитик Московского фонда Карнеги Тимофей Бордачев, результаты референдума во Франции "добавят сложности внутриполитическому процессу в ЕС, и не сделают Европу проще для понимания и работы с внешними партнерами. Последним придется учитывать большую разноголосицу в рамках Евросоюза. У России имеется большой опыт успешного работы с еврокомиссией. Москва могла бы успешно договариваться с Брюсселем и в будущем, если бы ЕК получила больше полномочий".

Только техническими осложнениями дело может не ограничиться. В Европе можно ожидать активизации политических сил, которые выступают против "примиренческой" позиции лидеров ведущих стран ЕС в отношении практики российских властей в области прав человека. Так получилось, что "примиренцами" оказались как раз активисты ускоренной евроинтеграции президент Франции Ширак, канцлер Германии Герхард Шредер и итальянский премьер Сильвио Берлускони, чьи позиции после воскресенья выглядят ослабленными. По другую сторону границы возможности для дополнительной игры, по словам заместителя председателя партии СПС Леонида Гозмана, получают традиционные оппоненты сближения с Европой из стана левых и националистов.

Не исключено, что провал французского референдума придаст новые силы и тем политическим элементам в России в окружении президента Владимира Путина, которые опасаются сближения с Европой, отнюдь не потерявшей вкуса к неприятным для Кремля правозащитным вопросам. Ответную реакцию предсказать нетрудно. "На фоне ослабления еврокомиссии возрастет роль европарламента, который традиционно настроен более критично в отношении России", - отмечает Тимофей Бордачев.

Новый Евросоюз с несостоявшейся конституцией: мифы и реальности

Конституция Европейского Союза была принята 18 июня 2004 года. Эксперты Би-би-си попытались популярно объяснить сложные евроколлизии вокруг этого документа.

- Каковы последствия голосования во Франции?

- Конституция, которая по сути является договором между 25 государствами ЕС, не может вступить в силу до тех пор, пока она не будет ратифицирована всеми из них. Таким образом, французское "нет" означает, что конституционный договор в его нынешней форме фактически мертв. По мнению экспертов, повторное голосование во Франции по вопросу конституции едва ли возможно.

Наиболее вероятными теперь являются следующие варианты развития событий:

а) лидеры ЕС попытаются спасти хотя бы часть положений конституционного договора, например, представив их на утверждение главам государств-членов

б) будет разработана новая, сокращенная версия конституции, сохраняющая основные положения оригинального документа. Затем она также будет поставлена для ратификации.

Возможно, однако, что провал референдума во Франции будет способствовать формированию в ЕС группы стран (все же включая Францию), согласных на ускоренную интеграцию.

- Стали бы ЕС с принятием конституции Соединенными Штатами Европы?

- Нет, конституция не ведет к созданию супергосударства. Она является компромиссом между сторонниками большей интеграции в рамках ЕС и защитниками прав образующих его национальных государств.

При этом конституция действительно усиливает централизацию в рамках Союза. Расширяется круг вопросов, решение по которым принимается большинством голосов государств-членов. Например, это касается иммиграции и предоставления убежища гражданам третьих стран. В то же время составляющие ЕС страны могут при желании принимать самостоятельные решения в области обороны, внешней политики и налогообложения.

- И все же конституция предусматривает введение в ЕС атрибутов, обычно ассоциирующихся с государством – институтов президента и министра иностранных дел, единого верховного суда, флага и гимна?

- Созвучность терминов не должна вводить в заблуждение. Названные институты обладают ограниченными полномочиями; некоторые из них имеют весьма скромное содержание, хотя и заключенное в громкую форму. Так, фактически ЕС располагает "президентом" уже сейчас. Даже целыми тремя: председателем европейского совета, председателем европейской комиссии и главой европейского парламента. Новым здесь является то, что пост председателя совета ЕС, который сейчас по очереди занимает лидер одного из государств ЕС на шестимесячный срок, становится постоянной должностью. Президент ЕС будет представлять Союз на международной арене, но не получит власти над его исполнительными структурами. Его власть будет совершенно несоизмерима с полномочиями президента США или Франции.

- Разве введение поста министра иностранных дел ЕС не предполагает единой внешней политики?

- Совсем нет. Текст конституции действительно содержит призыв к проведению консолидированного внешнеполитического курса. Однако выработка общей позиции является чрезвычайно сложным делом. К тому же любая страна ЕС сохраняет право уклониться от выполнения согласованного общего решения – на сохранении такого права при подготовке конституции жестко настояла Великобритания. Так что конституция не предохраняет Европу от новых расколов, наподобие тех, что случился из-за Ирака.

ЕС уже сегодня располагает постом "верховного представителя по вопросам внешней политики". Полномочия МИД ЕС будут несколько шире, но он будет иметь право выступать от имени Европы только по заранее согласованным вопросам. Он не сможет принимать решения самостоятельно.

- Иными словами, Европа остается союзом государств, а не одним государством даже при новой конституции?

- И этот тезис неверен. Если бы это было так, Европа не отличалась бы от торгового союза наподобие созданного в Северной Америке между США, Канадой и Мексикой. На самом деле ЕС это не совокупность национальных "квартир", а общий дом, выстроенный где-то наполовину. Государства-члены сохранили за собой часть суверенных прав, и одновременно отказались от других - в части регулирования внутреннего рынка, внешней торговли, сельского хозяйства, охраны окружающей среды.

- Так что же все-таки меняется с принятием конституции?

- Процедура принятия законом в целом остается прежней, и приоритет общеевропейских норм ограничивается теми областями, где они и сегодня являются обязательными. Но в тех сферах, где общая линия определяется большинством голосов, голосование станет более обычным делом, и, следовательно, будет больше случаев, когда отдельным странам, имеющим отличное мнение, придется подчиняться воле большинства. Это происходит уже сейчас. Так будет происходить чаще.

Конституция позволяет странам, которые дозрели до большей интеграции, сближаться дальше. Вслед за единой валютой, к примеру, может последовать введение единообразной системы социального обеспечения и налогообложения.

XS
SM
MD
LG