Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Против проекта Евроконституции вслед за французами может проголосовать и большинство граждан Нидерландов и Великобритании


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Виктор Нехезин: Против проекта единой европейской Конституции вслед за жителями Франции в ближайшее время может проголосовать и большинство граждан Нидерландов и Великобритании - так считает политолог, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов. В интервью Радио Свобода он рассказал, почему французы не поддержали европейскую Конституцию и как это может отразиться на будущем Европейского Союза.

Федор Лукьянов: Это может отразиться разным образом. Моя личная точка зрения, что это отразится позитивно, поскольку в результате последних событий, буквально последних, наверное, трех лет, на протяжении которых был согласован на бюрократическом уровне проект Конституции и одновременно произошло расширение Евросоюза, возникла такая нарастающая диспропорция между тем, чего хотело руководство Евросоюза, условно говоря, евробюрократия, и тем, что хотели, что видели за всеми этими событиями, собственно говоря, граждане Европы, жители европейских стран, в особенности вот этой так называемой Старой Европы. И уже на референдуме в Испании, который сторонники Конституции выиграли, явка была такова, что было понятно, что люди были безразлично, либо скорее негативно настроены к этому новому витку федерализации Европы.

И то, что произошло во Франции, в общем, продемонстрировало реальность. А реальность такова, что нужно переосмыслить какие-то подходы и, наверное, прежде всего взаимоотношения между административными органами и населением, избирателями.

Любовь Чижова: Почему французы проголосовали против единой Конституции?

Федор Лукьянов: Они не понимают логики вот этой ускоренной федерализации Европы, и они видят массу издержек этого процесса. Они видят, что Евросоюз, к которому они привыкли и к которому они шли очень долго, шаг за шагом на протяжении полувека, стремительно меняется, причем такое впечатление, что несколько неуправляемо. Вот внутренняя логика развития непонятна, когда углубление интеграции решили сочетать с расширением, причем расширением не только на страны, очевидно готовые, как Мальта, Словения или Кипр, но и такие страны, которые у европейцев со стажем вызывают, скажем так, некоторое недоумение. Например, Румыния, конечно, по массе параметров очень относительно готова к членству в Евросоюзе. Я уж не говорю о Турции, которая, собственно, стала одним из поводов и причин, почему французы так негативно отнеслись. Потому что они все-таки привыкли считать, что Европа - это нечто исторически, культурно гомогенное, а вступление Турции, даже гипотетическое, оно меняет вообще само представление о том, что такое Европа, и явно европейцы к этому не готовы.

Любовь Чижова: Могут ли результаты референдума во Франции как-то сказаться на процессе интеграции в Европе?

Федор Лукьянов: Это зависит от того, какой способ реагирования на этот кризис будет выбран. Судя по тому, что вчера ночью заявили руководители Еврокомиссии, то есть Баррозу и нынешний председатель Евросовета, премьер-министр Люксембурга Юнкер, пока действует прежняя инерция. Было сказано, что процесс ратификации будет продолжен, ни о каких изменениях и новых переговорах по тексту речи быть не может. Видимо, они надеются на ту же модель, которая за последние несколько лет была опробована в Дании и Ирландии, когда негативный результат референдумов переигрывался, то есть спустя короткое время, спустя год проводился новый референдум, который давал нужный результат. Но проблема в том, что Франция - это не Дания. Франция - это страна-основатель Евросоюза, и если французам попытаются навязать новое голосование, то я думаю, что результат будет просто сокрушительный в пользу противников Конституции.

Любовь Чижова: А в каких еще европейских странах референдум по Конституции может провалиться?

Федор Лукьянов: Он практически гарантировано провалится через четыре дня в Нидерландах, поскольку там даже до последних событий во Франции сторона противников имела очевидное преимущество. И в Нидерландах, кстати, это еще более настораживающий фактор, потому что Нидерланды тоже страна-основатель ЕС, которая всегда была большим энтузиастом интеграции с самого начала, с 1951 года. Это происходит в силу разных причин, прежде всего из-за непонимания, почему Голландия как крупнейший донор европейской казны на душу населения должна оплачивать расширение ЕС на страны, которые экономически не готовы, - вот это, пожалуй, главный фактор.

И конечно, если дойдет дело до референдума в Великобритании, что теперь не факт, потому что, по большому счету, проводить эти референдумы дальше не очень понятно зачем, но в Великобритании практически тоже никаких шансов у сторонников Конституции нет, поскольку британцы вообще занимают особую позицию.

XS
SM
MD
LG