Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что определило выбор французов на референдуме по проекту Евроконституции?


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Вирджини Куллодон.

Андрей Шароградский: Как и ожидалось, вчерашний референдум во Франции по проекту конституции Европейского союза завершился убедительной победой противников этого документа. Причем разрыв составил почти 10 процентов, и этот факт стал очень чувствительным ударом по политической репутации нынешнего президента Франции Жака Ширака, который накануне референдума приложил немало усилий, чтобы убедить французов голосовать "за".

Что определило выбор французов? Означает ли он, что Франция против единой Европы? Мой собеседник - сотрудник Радио Свобода - Свободная Европа журналист Вирджини Куллодон.

Вирджини, и все-таки, вот это "нет", которое сказали французы накануне, это "нет" против расширения Европейского союза, это "нет" против объединенной Европы или это "нет" против нынешнего руководства Франции во главе с Жаком Шираком?

Вирджини Куллодон: Это очень комплексное "нет", если можно так сказать. Во-первых, я не думаю, что это в большинстве "нет" против расширения Европы. Люди прекрасно понимали, что голосуют за или против конституции Европы. Они прекрасно понимают, что будет еще референдум по поводу расширения, когда речь будет идти о Турции. Это голосование против этой конституции, которую предложили нам. Они хотят более социально-демократическую конституцию, менее либеральную конституцию. Люди, которые голосовали "нет", на самом деле большинство из них говорит, "нет, мы хотим еще больше Европы, нежели меньше, но мы хотим более социальную, демократическую Европу, не Европу, которая похожа на Америку".

С другой стороны, конечно, здесь есть большой внутренний французский политический кризис.

Андрей Шароградский: Как вы считаете, после исхода вот этого референдума судьба политическая Жака Ширака предрешена? Может он рассчитывать на переизбрание?

Вирджини Куллодон: Первое, о чем мы можем думать, это судьба нашего теперешнего правительства. Совсем недавно позвали премьер-министра на Елисейские поля, это значит, что, наверное, ближе к концу дня нам скажут, что есть другое правительство и другой премьер-министр. Жак Ширак сам не собирается уходить в отставку и повторял это несколько раз. Это не плебисцит, это все-таки референдум о конституции. Но можно, действительно, посмотреть на то, что Жак Ширак делал последние два года.

Он был избран президентом 21 апреля 2002 года с большим плебисцитом, около 80 процентов голосов, именно потому, что люди голосовали не за Ширака, против экстремальных правых сил во Франции. А Жак Ширак вроде бы забыл об этом и не развивал достаточно социальную политику. Вот, в принципе, люди и недовольны.

Андрей Шароградский: Возвращаясь к тому, что во Франции все-таки был проведен общенародный референдум, в отличие от многих других стран, где голосовал парламент и где провести общеевропейскую конституцию представляется проще.

Вы сказали, что французы голосовали против либерального варианта этой конституции. Они действительно хорошо понимали содержание этого документа?

Вирджини Куллодон: Было очень много агитации, особенно со стороны правительства, государства, президента. Это есть. Но на самом деле это был настоящий политический спор. Люди, действительно, спорили: очень много телевизионных передач, очень много дебатов. На самом деле они знали, что они голосуют за конституцию. Читали ли они все конституцию? Я думаю, что нет, это все-таки не так легко. Но там это сообщение на самом деле не против Европы, а против такой конституции. Это просто опирается на теперешние настроения. Люди более социал-демократы, нежели либералы, во Франции, это однозначно.

XS
SM
MD
LG