Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокаты и эксперты комментируют приговор Ходорковскому и Лебедеву


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Марьяна Торочешникова, Любовь Чижова, Михаил Саленков.

Андрей Шароградский: Сегодня суд закончил оглашение приговора по делу бывших руководителей компании "ЮКОС". В здании суда сегодня работала наш корреспондент Марьяна Торочешникова. Марьяна, мы ждем от вас подробностей.

Марьяна Торочешникова: Сегодня, наконец, суд закончил оглашение приговора по делу Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и Андрея Крайнова. Наконец, стали известны сроки, к которым суд счел необходимым приговорить бизнесменов: Михаил Ходорковский приговорен к 9 годам лишения свободы, как и Платон Лебедев, а Андрей Крайнов, который проходит соучастником по делу, приговорен к 5 годам лишения свободы условно.

Сегодня суд в начале дня продолжал анализировать доказательства, предоставленные защитой, которые свидетельствовали бы о невиновности бизнесменов, и последовательно все их отвергал, чем адвокаты особенно возмущены. Потому что судьи в частности позволяли себе говорить в приговоре, что доводы адвокатов не состоятельны, так как ложны. Кроме того, сегодня же суд вынес постановление о прекращении уголовного преследования бизнесменов в части обвинения в мошенническом завладении 20 процентов акций компании "Апатит", это было основное из предъявленных обвинений. Правда, прежде чем прекратить уголовное дело в этой части, суд признал и Ходорковского, и Лебедева, и Крайнова виновными в мошенническом завладении этими 20 процентами акций "Апатита". Суд указал также, что это преступление было совершено подсудимыми в составе организованной группы, которую создал, которой руководил Михаил Ходорковский совместно с Платоном Лебедевым.

Вот как комментировали сегодняшний приговор адвокаты подсудимых. Говорит Генрих Падва.

Генрих Падва: От имени всех адвокатов я заявляю, что мы категорически не согласны с принятым решением судом, с приговором во всех частях его. Мы считаем, что он ничего общего с истинным правосудием не имеет. Мы, конечно, будем его обжаловать, хотя понимаем, что в условиях, которые существуют, надежды могут быть не очень большие на наше правосудие в настоящее время. Но мы пройдем все возможные инстанции, и будем добиваться справедливости и истинности.

Марьяна Торочешникова: Сам Михаил Ходорковский назвал приговор суда "памятником Басманному правосудию", а Платон Лебедев, отвечая на вопрос судей - понятен ли ему приговор? - ответил: "Ни один вменяемый человек не в состоянии понять этот приговор".

Андрей Шароградский: О том, какой будет процедура обжалованья приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, сколько времени эта процедура может занять корреспонденту Радио Свобода Любови Чижовой рассказала судья Конституционного суда России в отставке Тамара Морщакова.

Тамара Морщакова: Поскольку дело по первой инстанции рассматривалось у нас с вами в районном суде, значит кассационной инстанций будет выступать городской суд Судебной коллегии по уголовным делам городского московского суда. Далее дело может быть обжаловано в надзорном порядке, президиума этого же суда и еще выше - в таком же надзорном порядке, то есть уже после того, как приговор вступит в законную силу. Такими инстанциями являются после президиума городского суда Судебная коллегия Верховного суда и президиум Верховного суда. Весь этот путь можно пройти. Но если жалоба подана и будет в Страсбурге рассмотрена и будет вынесено положительное решение в пользу жалобщика, то решение Страсбурга должно привести к возобновлению дела в силу так называемых новых обстоятельств. Это предусмотрено Уголовно-процессуальным кодексом.

Любовь Чижова: Тамара Георгиевна, а сколько времени все это может занять?

Тамара Морщакова: Это совершенно не поддается исчислению. Хотя сроки на рассмотрение установлены, они разные (в кассации - две недели, в надзоре - две недели, в президиуме Верховного суда - это будет месяц), но в конечном итоге они всегда бывают реально не такими. Потому что уходит время на извещение, на представление дополнительных материалов. Стороны могут просить об участии в заседании, если они хотят, им должна быть обеспечена возможность участия в заседаниях всех инстанций. Это процедура организационно требует некоторых затрат времени, выходящих за установленные официальные сроки рассмотрения.

Любовь Чижова: Вы наверняка следили за процессом над Михаилом Ходорковским.

Тамара Морщакова: Я не следила за этим процессом. Просто он был таким образом организован, что следить за ним могли только участники. Там бывать было невозможно, и процесс сам развивался очень медленно. Поэтому я ничего не могу сказать. Юрист не должен говорить, не поглядев на дело, не присутствуя в зале. Но если будут обнаружены какие-то существенные нарушения закона, то даже после всех инстанций (это недавно подтвердил Конституционный суд) дело при наличии существенных процессуальных фундаментальных нарушений должно быть рассмотрено по новым открывшимся обстоятельствам, в том числе даже президиум Верховного суда Российской Федерации выскажется также, как нижестоящие в суде.

Андрей Шароградский: А вот как сегодняшний приговор прокомментировал руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.

Евгений Ясин: Для меня в этом приговоре ничего неожиданного нет. Я несколько раз повторял, что Ходорковский нынешней команде на свободе не нужен. Они считают его опасным. Поскольку в России давно привыкли к тому, что никто не говорит о реальных обвинениях, а говорят о том, какой политический смысл, какие причины и так далее, то я считаю это достаточным основанием.

Что касается предъявленных обвинений, то, я считаю, что по меньшей мере они не доказаны. Я не отношусь к числу тех людей, которые полагают, что Ходорковский ангел, что у него ничего за спиной никаких грехов нет и так далее. Но те грехи, которые есть у него, они есть у всех российских бизнесменов и не только крупных, но и средних, и мелких. Это в определенной мере суд над российским бизнесом, суд над российскими реформами.

Приговор ожидался, бизнес на это уже среагировал. Полагаю, что он будет реагировать и дальше. Если президент будет думать, что министр Греф или Центральный Банк в состоянии справиться с инфляцией в этой ситуации, то он ошибается. Потому что бизнес реагирует снижением деловой активности. Снижение деловой активности в условиях колоссального притока нефтедолларов, это неизбежно ведет к инфляции, либо к еще большему усилению стагнации, если Центральный Банк со своими средствами попытается инфляцию остановить.

Михаил Саленков: Евгений Григорьевич, если можете о судьбе "ЮКОСа"?

Евгений Ясин: Учитывая то обстоятельство, что все факты говорят за то, что по всем показателям выигрывает команда, которая инициировала кампанию против "ЮКОСа", я лично глубоко убежден, что все остальные более или менее интересные активы тоже будут ими захвачены.

XS
SM
MD
LG