Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватели называют негативный исход референдума в Голландии последним гвоздем в крышку гроба Европейской конституции


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие бывший министр иностранных дел России Андрей Козырев.

Андрей Шарый: Сегодня в Голландии проходит референдум по вопросу о ратификации Европейской конституции. Ожидается, что большинство участников голосования отнесутся к проекту документа негативно.

Некоторые обозреватели назвали потенциально негативный исход референдума в Голландии последним гвоздем в крышку гроба Европейской конституции. Это после того, как новый Основной Закон ЕС отвергли в минувшее воскресенье французы. Бывший министр иностранных дел России Андрей Козырев, с которым я беседовал сегодня, призывает не драматизировать ситуацию. Он считает, что процесс объединения Европы из-за неприятностей с Конституцией существенно не замедлится.

С чем вы связываете осложнение вокруг Европейской конституции? Речь идет о рядовой, пусть и крупной проблеме или, может быть, в Европе создается принципиально новая ситуация, вызванная угрозой терроризма, политическими сдвигами последнего времени?

Андрей Козырев: Я думаю, что скорее первое. Крупная проблема, но особенно драматизированная тем, что Ширак и многие другие политические силы вложились как бы в этот проект, очень сильно ангажировались, конечно, для них это серьезная вещь. Но в моем представлении, это все-таки всего лишь затруднение или какая-то заминка на историческом пути объединения Европы. Когда Ширак говорит, что другой просто не будет и не может быть, вы сами понимаете, никогда не говори никогда. Конечно, и другой будет вариант развития, но процесс интеграции европейский необратим, и из этого следует исходить.

Андрей Шарый: Что подсказывает ваш немалый дипломатический опыт? Как нужно действовать в этой ситуации, нужно ли проталкивать этот проект Конституции, делить Европейский Союза на сообщества, либо отказываться от документа, принимать какие-то иные пути интеграции?

Андрей Козырев: Трудно сказать. Это надо быть гораздо глубже в курсе и в гуще этой европейской политики. Мы все-таки смотрим отсюда несколько со стороны. Наверное, будет смесь - и то и другое, то есть те страны, которые готовы проголосовать, если дальше будут продолжаться голосования, проголосуют "за", они одобрили, и будут искать какой-то вариант. Думаю, что будет длительный поиск компромисса. Будет длительный поиск новых подходов. Конечно, что во всем этом беспокоит, это рост таких популистских настроений в Европе, в том числе французское голосование в значительной степени, наверное, этим вызвано. Популизм такой, состоящий в том, что есть какая-то брюссельская бюрократия (хотя конечно есть и бюрократия со всем и хорошим и плохим), а тут как бы живем в социальном государстве. Такая нота во всем этом есть - нежелание подчиняться жестким экономическим законам. Это будет тянуть экономику Франции и других европейских государств назад.

Меня больше волнует, что какой вывод мы сделаем из этого. Во-первых, было бы ошибкой думать, что европейской интеграции наступил конец и пытаться на этом что-то такое сварить. Второе, мне кажется, надо понимать, что такие ожидания, что Европа станет таким крупным интегрированным партнером, который может все, и нам больше нечего думать и искать, думаю, что эти иллюзии как бы проевропейские нужно скорректировать. Никто не говорит, что Европа ослабнет и перестанет существовать, но и расчеты на то, что Европа станет, как у нас говорят, центром силы, который заменяет США, конечно, нет, ни в экономике, тем более, в политике.

Андрей Шарый: Многие обозреватели говорят о том, что опасения связаны с быстрым и стремительным расширением Европейского Союза. Говорят об угрозе вступления Турции, о перспективе большей интеграции с Украиной. России, из этого исходя, следует сделать какие-то выводы?

Андрей Козырев: Я не думаю, что это такой основной фактор. Конечно, трудно сегодня переварить тех новых членов, которые уже вступили. Будет этот процесс, может быть, в более гибких формах, не в таких прямых, но я уверен, что он будет продолжаться. Турция будет интегрировать в Союз, и Украина будет интегрироваться. Нам было бы очень хорошо продолжать работать. Мне кажется, нам не надо на это отвлекаться и в этом смысле останавливаться. Одновременно не надо упускать из вида, что Россия - это все-таки глобальная держава. Европа для нас не панацея. Это очень важный партнер, очень важный союзник, но нам нужно обязательно и с США развивать очень тесные отношения, и с Китаем, с Индией, с Японией. У нас не может быть такого европоцентризма в полном смысле этого слова.

XS
SM
MD
LG