Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Охрана таджикско-афганской границы перешла к военнослужащим Комитета по охране государственной границы Таджикистана


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Андрей Шарый: Охрана таджикско-афганской границы со вторника 14 июня полностью перешла от российских пограничников к военнослужащим Комитета по охране государственной границы Таджикистана. Таджикским пограничникам передана последняя застава Пянджского погранотряда. О том, что означает уход с таджикско-афганской границы российских военных, корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков беседовал с независимым военным экспертом Александром Гольцем.

Александр Гольц: Это означает, во-первых, что все-таки ситуация на таджикско-афганской границе несколько стабилизировалась. Потому что вряд ли руководство Таджикистана было бы так упорно в отстаивании идеи о том, чтобы российские пограничники ушли, если бы сохранялась ситуация, которая была до того, как был ликвидирован режим талибов. Действительно, тогда граница представляла собой опасность. Сейчас она такой серьезной государственной опасности не представляет.

С другой стороны, конечно, можно допустить, что не исключено то, что есть люди, заинтересованные в том, чтобы обеспечить свой собственный контроль над этой границей. И такие люди есть в руководстве Таджикистана. Всякое государство хочет продемонстрировать свой суверенитет.

Почему российские пограничники появились на таджикской границе? Потому что это было очень опасное направление. Руководство Таджикистана не чувствовало никаких возможностей контролировать эту границу.

Михаил Саленков: Почему российские пограничники и российское руководство согласились предоставить свои вооруженные силы? Ведь у России и Таджикистана нет даже общей границы.

Александр Гольц: Да, но давайте не будем забывать, что российско-казахстанская граница существует только на бумаге. По существу на этом направлении российская граница абсолютно открыта. Все, что шло из Афганистана, а это, прежде всего, наркотики и все другие виды угроз, это все беспрепятственно могло бы оказаться на территории Российской Федерации. Это был правильный подход, который заключался в том, что мы сохраняли свое присутствие в этой горячей точке. Афганистан все 90-е годы представлял собой горячую точку. Не случайно там до сих пор остается 201-я дивизия.

Михаил Саленков: Это 4-я российская военная база?

Александр Гольц: Да.

Михаил Саленков: В чем же будут заключаться ее задачи на территории Таджикистана?

Александр Гольц: Задачи в согласовании с вооруженными силами Таджикистана быть готовыми к отпору агрессии или какому-то вторжению, которое вполне реально может произойти с территории Афганистана. Опасность такая есть. Все в мире считают, что это справедливо, что Центральная Азия остается одним из наиболее взрывоопасных регионов. Поэтому для России принципиально важно сохранять там военное присутствие.

Михаил Саленков: Вы упомянули вторую после опасности вторжения: опасность на таджикско-афганской границе - это наркротрафик. Как, на ваш взгляд, с этим теперь будет?

Александр Гольц: Эта проблема, конечно, гораздо более трудно решаемая военными средствами. Тут надо еще одну вещь сказать очень важную. Традиционно советская форма охраны госграницы упирается, прежде всего, а зачастую только исключительно на военные средства. Так вот борьба с наркотрафиком с помощью военных средств не очень эффективна. В системе наркотрафика вертятся такие огромные деньги, что всегда есть возможность найти людей слабых, перекупить их. Это не зависит от того, какой национальности эти пограничные части. Система наркотрафика гораздо глубже внедрилась в жизнь Таджикистана, включая и жизнь официальных людей, нежели российских. Поэтому, конечно, можно допустить, что при переходе контроля над границей к таджикским пограничникам, эти проблемы вырастут.

Михаил Саленков: С вами еще в феврале был согласен директор Федеральной службы по наркоконтролю, генерал армии Виктор Черкесов. Он тогда говорил, что с уходом российских пограничников, проблема наркотрафика из Афганистана обострится, но в то же время сказал, что этому будет противопоставлена оперативная работа спецслужб. Вам об этом что-нибудь известно?

Александр Гольц: Безусловно, существуют, и это известно, широкие контакты российских и таджикских спецслужб. Но весь вопрос в том, что те, кто занимаются наркотрафиком, они оперируют такими огромными суммами, что легко находят слабых людей. По чести сказать, чтобы прекратить наркотрафик, надо решать эту проблему в Афганистане, Ни одна пограничная стража не решит проблему защиты страны от наркотиков.

Михаил Саленков: А вообще граница с Афганистаном в советское время и сейчас уже насколько хорошо укреплена? Насколько хорошая там пограничная зона?

Александр Гольц: Это хорошо оборудованная граница, тем более что в значительной части она проходит по реке Пяндж. Там как-то сама водная преграда создает естественное препятствие. В горной части пограничники в советские времена особенно контролировали основные перевалы. Трудно сказать, как это будет выглядеть в исполнении таджикских пограничников, но там хорошо укрепленная граница, защищенные заставы, особенно после трагедии, которая произошла в середине 90-х годов, когда была уничтожена застава. Там вполне хорошо и правильно организованная граница.

XS
SM
MD
LG