Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пресс-конференция адвоката Ходорковского


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.

Андрей Шарый: В берлинском Доме литературы, в котором выступали в 20-30-е годы Набоков, Маяковский, Эренбург, прошла сегодня пресс-конференция адвоката Роберта Амстердама, первая после его возвращения из Москвы, с процесса над Ходорковским и Лебедевым. По мнению канадского юриста, общеевропейское равнодушное молчание способствовало развитию "дела ЮКОСа" по сценарию Кремля.

Юрий Векслер: В своем выступлении Роберт Амстердам подробно осветил все правонарушения, допущенные в процессе Ходорковского и Лебедева, в частности - невозможность нормального функционирования защиты. Что он, Роберт Амстердам, в этих условиях предпочитает - жесткую линию Запада в отношении России, вплоть до ее изоляции, или то, что называют интеграцией России в мировое сообщество?

Роберт Амстердам: Первое, я верю в России, верю убежденно, всей душой, всем сердцем, поэтому я за то, чтобы Россия была интегрирована в европейские и мировые структуры. Второе, на ваш вопрос, каковы ожидания моих подопечных, я сказал бы, что они больше ничего, собственно говоря, не ожидают. В их положении, наверное, было бы нормальным на что-то надеяться и хотеть ожидать чего-то, но этого нет в свете того, что они пережили, и в свете молчания Запада. А знание того, что судья Егорова, жена бывшего генерала КГБ, будет действовать под диктовку Кремля, почвы для надежд на лучшее вообще не оставляет.

Для тех же, для кого такие понятия, как правда и правовое государство играют важную роль, как для меня, например, остается искать таких же, как я, искать поддержки и совместных усилий. Таким образом, можно было бы помогать России, с одной стороны, и моим подзащитным - с другой. Гигантские масштабы нелегальных процессов в России и суд над Ходорковским и Лебедевым связаны между собой, как связано с тем и с другим то, что происходит в Чечне и в других местах, о чем мало известно на Западе. Мне представляется важным сегодняшний момент для разговора по всем этим пунктам. Все это можно обсуждать, памятуя стремление России быть принятой, например, в Международную торговую организацию. Россия должна услышать, что ее юридическая система далека от требований цивилизованного мира и является одним из больших препятствий на пути вступления в ВТО.

Юрий Векслер: На вполне серьезно заданный вопрос - не обрел ли Ходорковский в результате процесса большую внутреннюю свободу? - Роберт Амстердам ответил.

Роберт Амстердам: Когда люди на Западе говорят о свободе, они часто говорят на разных уровнях понимания того, что такое свобода. Кто-то может усмотреть и некоторые степени свободы у сидящего в тюрьме, если не принимать во внимание, что человек изолирован и отрезан от остального мира. В случае с Ходорковским существует угроза, что он вообще не выживет в заключении, опасность угрожает его семье. Про его отца был недавно показан документальный фильм обличающего толка. Поэтому чувствует ли он себя свободным в той или иной мере - ответьте сами.

Я сказал бы, что свобода - это когда не испытываешь страха перед полицией. Гватемала, Венесуэла, Нигерия - это страны, где я боюсь полиции. Москва - это город, в котором полиция внушает мне страх. Здесь, на Западе не имеют представления о постоянных страхах москвичей, например, испытываемых тогда, когда твою машину останавливает заведомо коррумпированный офицер дорожной полиции. Этот страх многое говорит об отсутствии свободы. Кремлю нужно, чтобы люди боялись. И Кремль сегодня можно назвать столицей своеволия и беззакония. Там, где есть страх, нет свободы, поэтому я вообще предостерег бы Запад от веры в слова, которые доносятся из Кремля.

Я серьезно интересовался Россией и идеологией в этой стране. То, что я вижу сегодня, представляет в своей основе неоанархистское своеволие и беззаконие. И это будет продолжать развиваться и окажет влияние на будущие выборы - они будут еще менее демократическими, чем предыдущие, которые критиковались ОБСЕ.

Печально, что правозащитные организации в России, такие как "Мемориал", все реже находят поддержку на Западе. Они рассматриваются там теперь как антипутинские и поэтому получают все меньше поддержки и помощь у нас в Канаде я с печалью тоже наблюдаю, как жалкая необходимость энергетических приоритетов ведет к сворачиванию поддержки соблюдения прав человека в мире. Я хотел бы видеть свою деятельность не только как направленную на защиту Ходорковского и Лебедева, а как борьбу за справедливость в России в целом.

XS
SM
MD
LG