Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Ходорковский подал собственную кассационную жалобу на приговор суда


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Михаил Фролов и Марьяна Торочешникова.

Андрей Шарый: Бывший глава компании "ЮКОС" Михаил Ходорковский сегодня подал собственную кассационную жалобу на приговор Мещанского суда Москвы. 9 июня адвокаты Ходорковского и главы "МЕНАТЕПа" Платона Лебедева уже подали в Мосгорсуд кассационные жалобы на приговор Мещанского суда Москвы. По закону администрация СИЗО должна передать жалобу в Мещанский суд, который объединит ее с другими кассационными апелляциями по этому делу и передает на рассмотрение в Московский городской суд. С Генрихом Падвой, адвокатом Михаила Ходорковского беседовал корреспондент Радио Свобода Михаил Фролов.

Михаил Фролов: Почему Ходорковский и Лебедев подавали жалобу отдельно от вас?

Генрих Падва: Законом предусмотрено, что можно подавать жалобы, как адвокатам самостоятельно, так и обвиняемым. У нас принято, что подают обычно и те, и другие, но чтобы не создавалось такое впечатление, что адвокат не согласен с приговором, а сам подсудимый даже не жалуется, вроде бы как бы согласен, хотя это, конечно, абсурдно, но во всяком случае некоторые пытались когда-то... Поэтому у нас принято так, что подает и сам обвиняемый, и его адвокаты. Захотел человек воспользоваться этим, он имеет право в суд самостоятельно подать жалобу. Он воспользовался и выразил свое отношение к приговору не опосредованно через адвоката, а сам тоже.

Михаил Фролов: Вы сами читали жалобу Ходорковского? О чем там говорится?

Генрих Падва: О том, что он не согласен с приговором.

Михаил Фролов: Он просит о чем-то суд?

Генрих Падва: Ну, просит, естественно, отменить приговор, прекратить дело в связи с его невиновностью.

Михаил Фролов: По-вашему, в какие сроки будут рассмотрены жалобы?

Генрих Падва: Я очень примерно представляю себе, что это будет где-то осенью, где-нибудь, может быть, к октябрю месяцу. Но, вообще-то, по этому делу очень трудно что-нибудь прогнозировать, все прогнозы оказывались неправильными по той или иной причине.

Михаил Фролов: Генрих Павлович, вы сами надеетесь на то, что приговор может быть изменен?

Генрих Падва: Вы знаете, это некорректный вопрос, вы меня извините. Что значит - надеюсь, не надеюсь? Если бы я понимал, что это невозможно, наверное, мы бы не стали жаловаться. Кроме того, это право, которым мы должны воспользоваться, мы должны пройти все круги ада, что называется. Даже не обсуждаем - надеемся, не надеемся. У нас есть такое право - мы обжалуем.

Михаил Фролов: Если эту кассацию не удовлетворят, какие будут ваши дальнейшие шаги?

Генрих Падва: Очень простые эти шаги: соберемся, будем соображать, что делать дальше.

Михаил Фролов: Пока не знаете?

Генрих Падва: Ну, конечно, не знаем.

Андрей Шарый: Место Ходорковского и Лебедева в Мещанском суде Москвы займут их активные сторонники, те, кто в первый день оглашения приговора бизнесменам были задержаны у здания суда. Пострадавшими от сотрудников милиции, разгонявших участников митинга поддержки, считают себя лидер Объединенного гражданского форума Гарри Каспаров, заместитель председателя партии "Яблоко" Сергей Митрохин. Сегодня, накануне судебного разбирательства, они дали пресс-конференцию в Москве, призвав судей в рамках административного дела дать оценку действиям сотрудников милиции.

Марьяна Торочешникова: Мировым судьям предстоит рассмотреть 13 дел об административных правонарушениях. Все они были возбуждены 16 мая в день начала оглашения приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Среди почти 2 тысяч человек, собравшихся в тот день у здания Мещанского суда были и журналисты, и митингующие, и правозащитники, и просто сочувствующие. В два часа дня, когда официально выделенное на проведение акции поддержки время истекло, милиционеры, до тех пор спокойно наблюдавшие за происходящим, начали проявлять активность и разгонять народ. Упорствующих выставляли, куда следует. В число задержанных, всего их было около 30 человек, попали зампред партии "Яблока" Сергей Митрохин, лидер молодежного "Яблока" Илья Яшин и один из участников митинга поддержки подсудимых Михаил Кригер.

Михаил Кригер: Мы нарушили правило проведение массовых манифестаций. На самом же деле, если неформально подойти, то, в общем-то, мы в два часа не испарились в течение каких-то там минут, не испарились с площади, но я, например, полагал и до сих пор продолжаю полагать, что если лозунги свернуты и скандирование прекращено, то, в общем-то, имею право стоять на тротуаре города Москвы. Так казалось мне. Я не думаю, что есть какие-то нормы заполняемости и количества человек на квадратный метр. Толпа же не может разбежаться вмиг, как солдаты. Поэтому потихонечку она редела. ОМОН стал нас теснить, и они бы вытеснили, если бы надо было бы так, но я же видел, они забегали в толпу и выхватывали буквально людей оттуда.

Марьяна Торочешникова: Сергей Митрохин, которого милиционеры не только задержали 16 мая у здания Мещанского суда, но и слегка поколотили, видит, как минимум, две причины происшедшего.

Сергей Митрохин: Одна - это крайняя нервозность власти, которая действительно испугалась того, что общество оказалось способным на такой сильный протест против очевидной несправедливости, очевидной ангажированности суда. А вторая причина, это, конечно же, вседозволенность. Само это дело, которое рассматривалось в Мещанском суде в этот день, для правоохранительных органов, для того же ОМОНа даже без каких-то лишних, дополнительных приказов… А вот этот находящийся перед глазами, через дорогу буквально апофеоз вседозволенности… И наша задача заставить власть вовремя остановиться. Поэтому я считаю, что мы смогли организовать достаточно упорное сопротивление вот этой линии. И надеюсь, что, даже опираясь на наш не вполне совершенный суд, мягко говоря, мы сможем, как минимум, приостановить эту тенденцию.

Марьяна Торочешникова: Впрочем, и участвовавшим в разгоне митинга милиционерам, возможно, придется предстать перед судом. Уже сейчас в прокуратуру направлены более десятка жалоб задержанных в тот день митингующих. Они требуют возбудить уголовные дела в отношении стражей порядка, переусердствовавших при разгоне митинга. Первую из таких жалоб подал Сергей Митрохин. Говорит его адвокат Вадим Прохоров...

Вадим Прохоров: Прокуратура проводит проверку, причем там количество заявлений все растет, туда поступили заявления не только... Сергей Митрохин просто один из первых написал, приложив все необходимые материалы. После этого было коллективное заявление от Каспарова и коллег, 10 человек, тоже по возбуждению уголовного дела. После этого еще ряд задержанных в Мещанском ОВД… По-моему, в Тверском тоже писали заявления о возбуждении уголовных дел. Прокуратура пока проводит проверку. И, собственно, чем она кончится, я думаю, что во многом активизация этого процесса в Мещанском суде сейчас, привлечение моих подзащитных к административной ответственности как раз и связаны с тем, что очень не хочется возбуждать уголовное дело. Если сами задержанные не правы, то вроде как и меньше оснований для возбуждения уголовных дел.

Марьяна Торочешникова: Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров, который хоть и не избежал конфликта с милиционерами у здания Мещанского суда, но все-таки не был задержан, назвал действия правоохранительных органов акцией устрашения и заявил...

Гарри Каспаров: Если нам не удастся отстоять свои конституционные гражданские права здесь, в Москве, то, я полагаю, что в России другим уже будет надеяться не на что. Поэтому мы придаем такое значение этому делу и будем использовать все легальные, законные возможности для того, чтобы справедливость восторжествовала.

Марьяна Торочешникова: Разбираться в том, на чьей стороне правда, будет суд, ему предстоит решить, действительно ли люди, задержанные милицией 16 мая, нарушили правила проведения митинга. В Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации есть соответствующая статья. Санкция по ней - штраф до 2000 рублей.

XS
SM
MD
LG