Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Иране проходит второй тур президентских выборов


Виктор Нехезин: В Иране сегодня проходит второй тур президентских выборов. Неделю назад, в первом туре выиграл экс-президент страны Акбар Хашеми Рафсанджани, однако ему не хватило голосов для окончательной победы. Сегодня его соперник - мэр Тегерана Мехди Ахмадинеджад, которого считают популистом и крайним религиозным консерватором. Тему продолжит Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: 70-летнего Акбара Хашеми Рафсанджани сейчас называют умеренным политиком. Однако еще 20 лет назад, в годы его президентства, эта политическая маркировка вряд ли бы ему подошла. Его нынешняя умеренность, точнее прагматизм, - результат не только изменений, произошедших за эти годы в его мировоззрении и, конечно же, не только изменений в иранском обществе. Это еще и результат той политической ситуации, в которой оказался сейчас политик. Если бы его соперником во втором туре стал сторонник реформ, например, Мехди Карруби, то, возможно, Рафсанджани называли бы сейчас по-другому. Но в паре с ультраконсерватором Ахмадинеджадом он действительно смотрится умеренным политиком, чуть ли не реформистом.

Несколько слов о биографии Акбара Хашеми Рафсанджани. Он родился в 1934 году в крестьянской семье, изучал богословие в медресе в городе Кум. После исламской революции 1979 года он занимал высшие государственные должности - командовал иранской армией, был спикером парламента, дважды занимал пост президента страны. Сейчас Рафсанджани возглавляет влиятельный Совет, который регулирует взаимоотношения между парламентом и исламским Советом Стражей и входит в состав специального органа, избирающего верховного аятоллу - духовного лидера Ирана.

Во втором туре Рафсанджани рассчитывает на голоса молодежи, которая не хочет возвращения жестких исламских порядков первых лет после революции 1979 года. Он даже высказался в защиту свободы слова, правда, в рамках закона.

Акбар Хашеми Рафсанджани: Если средства массовой информации, писатели, студенты действуют в рамках закона, я считаю непосредственной обязанностью властей любого уровня признавать их право на свободу слова и не преследовать их за убеждения.

Кирилл Кобрин: Сказал Акбар Хашеми Рафсанджани.

Мехди Карруби, который занял третье место в первом туре выборов, призвал своих сторонников голосовать за Рафсанджани, ибо, в случае победы нынешнего тегеранского мэра, по его словам, к власти в стране придет «иранский Талибан». Того же мнения придерживается и представитель иранских студенческих комитетов Фарханг Надери. В интервью нашему радио он назвал Рафсанджани инициатором реформ.

Фарханг Надери: В годы президентства Рафсанджани вся экономическая инфраструктура Ирана была усовершенствована, и эти экономические реформы создали возможность для деятельности нынешнего президента-реформиста Мохаммада Хатами.

Кирилл Кобрин: Сказал представитель реформистского студенческого движения Фарханг Надери.

Впрочем, этот оптимизм по поводу будущего Ирана в случае победы Рафсанджани разделяется не всеми. В частности, правозащитники указывают на массовые преследования инакомыслящих в Иране в годы предыдущих его президентств. Абдулкарим Лахиджи, президент базирующейся в Париже Лиги Защиты Прав Человека в Иране, говорит также и о нынешней политической деятельности Рафсанджани.

Абдулкарим Лахиджи: Предыдущий иранский парламент одобрил по предложению правительства два закона. Согласно первому, Иран присоединялся к Конвенции ООН против пыток, второй предусматривал присоединение к другой ООН-овской конвенции - против дискриминации женщин. Однако оба закона были отвергнуты Советом Стражей как противоречащие нормам ислама. Специальный Совет под руководством господина Рафсанджани встал на сторону Стражей. Если господин Рафсанджани реформист, почему он сделал это?

Кирилл Кобрин: Таково мнение иранского правозащитника.

Тем не менее, по сравнению со своим соперником, Рафсанджани действительно выглядит вполне умеренным политическим деятелем. Мехди Ахмадинеджада иногда называют даже «фашистом», впрочем, его сторонники заявляют, что это совсем не так. Его биография противоречива так же, как и высказывания о нем. Ахмадинеджад был губернатором, сейчас, как я уже говорил, он - мэр Тегерана, создатель Исламского общества студентов, противостоящего реформистско-настроенной молодежи. Участник ирано-иракской войны, один из основателей военизированных формирований Басидж, которые внедряли исламские нормы среди иранцев. Этот кандидат прославился также тем, что, став мэром столицы, ввел в своем офисе раздельные лифты для мужчин и женщин. В последние годы он распорядился закрыть несколько популярных сетей закусочных и превратил ряд культурных центров в помещения для религиозных собраний. Именно поэтому реформисты считают, что победа Ахмадинеджада приведет к установлению в Иране, как они выражаются «фашизма в талибовском стиле». Сам тегеранский мэр не удивлен тем, что он вышел во второй тур, и заявил следующее.

Мехди Ахмадинеджада: Меня это не особенно удивило. Я знаю культуру иранцев. Я знаю, как велик народ этой страны. И я знаю, как установить добрые отношения с людьми.

Кирилл Кобрин: Сказал тегеранский мэр.

Кто победит сегодня - зависит также и от явки избирателей, особенно молодых. Именно на них рассчитывает Рафсанджани. Опросы общественного мнения предсказывают упорную борьбу между кандидатами, а духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи предупредил обоих претендентов на пост президента в необходимости соблюдать закон.

Али Хаменеи: Сторонники двух уважаемых кандидатов должны воздержаться от каких-либо взаимных актов агрессии.

Кирилл Кобрин: Сказал аятолла Хаменеи.

Кирилл Кобрин: В США на выборы в Иране смотрят скептически. Госсекретарь Кондолиза Райс назвала их недемократическими. Подробнее об американской позиции в отношении выборов в Иране наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: "Иранцам приходится выбирать между плохим и худшим", - считает американский политолог Илан Берман, вице-президент вашингтонского Совета по американской внешней политике.

Мистер Берман, американская печать называет Рафсанджани умеренным.

Илан Берман: Нет, его нельзя назвать "умеренным". Важно помнить, что все семеро кандидатов, участвовавших в первом туре выборов, и те двое, которые участвуют во втором туре, были персонально проверены и одобрены Cоветом аяатолл во главе с духовным лидером Ирана Али Хаменеи. Так что все кандидаты, прошедшие такую проверку на идеологическую благонадёжность, различаются только по тону высказываний, а не по сути. Между ними нет расхождений по главным вопросам, таким как ядерная программа, как поддержка исламских террористов в разных странах. Это важно.

Ян Рунов: Как результаты выборов отразят настроение большинства населения Ирана?

Илан Берман: Думаю, иранское большинство возмущено тем, что к участию в избирательной кампании религиозные власти не допустили почти тысячу кандидатов. Сейчас у избирателей почти нет выбора - либо они не пойдут голосовать и тогда к власти придёт экстремист, либо примут участие в выборах и этим помогут придать законность фарсу, но зато к власти придёт человек получше, чем Ахмединеджад.

Ян Рунов: Это был Илан Берман, вице-президент вашингтонского Совета по американской внешней политике.

XS
SM
MD
LG