Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главком ВВС России заявил о готовности ликвидировать базы террористов даже за пределами страны


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Виктор Нехезин: Главнокомандующий военно-воздушными силами России Владимир Михайлов сделал в субботу громкое заявление. Находясь на учениях на базе самолетов дальней авиации в городе Энгельс, он сказал, что ВВС России готовы ликвидировать базы террористов даже за пределами страны. Кроме того, он обвинил США в умышленном обострении международной обстановки и продолжении холодной войны. На его слова уже отреагировали и в МИДе, и в Государственной Думе. Чего ожидаться после подобных заявлений? Корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский беседовал с независимым военным экспертом Александром Гольцем.

Максим Ярошевский: С чем связано столь резкое выступление Владимир Михайлова?

Александр Гольц: На самом деле ничем особенным это выступление не вызвано, на мой взгляд. Генерал просто повторил то, что неоднократно говорили до него, как его вышестоящие начальники, например, министр обороны Сергей Борисович Иванов, так и его подчиненные. Например, несколько месяцев назад с таким же заявлением выступал начальник Главного штаба ВВС.

История здесь совершенно в другом. Тут интересна, скорее, резкая реакция на выступление Михайлова. Но генералам не свойственно читать газет. Если бы Михайлов это делал, он бы узнал, что ровно накануне его заявления сначала президент РФ Владимир Владимирович Путин заявил, что России известно о существовании баз террористов в сопредельных государствах. Более того, Путин сказал, что эти базы поддерживаются отдельными спецслужбами, то есть какими-то государственными органами.

Вслед за ним министр иностранных дел Сергей Викторович Лавров заявил о том, что России хорошо известно, что на территории Афганистана и Пакистана готовят террористов. И ровно в этот момент некие общие рассуждения о том, что Российская армия готова наносить превентивные удары, вдруг обрели некую конкретную форму. Так получилось, что генерал уже угрожал совершенно конкретным странам.

Максим Ярошевский: Как вы считаете, имел ли он право говорить такие слова?

Александр Гольц: В отличие от Соединенных Штатов, в России жестко не регламентировано, какие политические заявления могут делать военные. И я так понимаю, что они могут делать любые заявления до тех пор, пока угадывают, что нравится начальству.

Максим Ярошевский: Действительно ли наши ВВС могут совершить такой удар, как сказал Михайлов, грохнуть по террористам?

Александр Гольц: В общем-то, это, конечно, будет стрельба из пушки по воробьям. Дальняя авиация, по-видимому, имелась в виду, поскольку Михайлов делал свои заявления в Энгельсе, главное базе, где базируются российские стратегические бомбардировщики. Ну, в принципе, теоретически можно допустить, что самолеты дальней авиации нанесут удар крылатыми ракетами по некоторым базам террористов. Но в любом случае это будет стрельба из пушек по воробьям, потому что базы террористов, как правило, не представляют собой какой-то военный лагерь, находящийся в изолированном месте.

Террористы потому и террористы, что они пытаются укрыться среди мирных жителей. Использовать дальнюю авиацию для таких целей, по-моему, занятие довольно бессмысленное.

Максим Ярошевский: Так же Михайлов говорил, что не прекращена холодная война со стороны США. Как можно объяснить это заявление?

Александр Гольц: Я так понимаю, что Михайлов базировался на том, что Соединенные Штаты продолжают увеличивать свои военные расходы, что, безусловно, правда. На самом деле Михайлов указывает на большую проблему.

На самом деле воевать с Соединенными Штатами они не хотят. Но им позарез для того, чтобы сохранить архаичную армию, армию, которая строится на основе мобилизации, им позарез нужен некий глобальный противник. Вот лучше всего на роль этого вероятного оппонента, скажем так, а не противника, подходят Соединенные Штаты. И, в общем-то, российская военная мысль до сих пор не преодолела этого противоречия. С одной стороны, мы заявляем, что мы собираемся максимально расширять военное сотрудничество с Соединенными Штатами. С другой стороны, все время говорим о том, что мы находимся в парадигме взаимного сдерживания. Не делаем никаких усилий, чтобы эту парадигму разрушить. Скажем, все крупные стратегические маневры российских вооруженных сил включают такой элемент, как имитацию ограниченного ядерного удара по территории Соединенных Штатов.

Максим Ярошевский: Как вы считаете, чего ожидать после таких заявлений? Какая реакция будет?

Александр Гольц: Чего угодно. На самом деле все зависит от того, как относится верховный главнокомандующий к данному конкретному военачальнику. Скажем, главком ВМФ наделал столько, что он должен был быть уволен еще лет эдак пять назад. Но поскольку Владимир Владимирович Путин относится к нему неплохо, этот адмирал и наличествует в качестве главкома ВМФ до сих пор.

XS
SM
MD
LG