Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Круглый стол", по вопросам настоящего и будущего Чеченской республики


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Михаил Фролов: В Москве проходит "круглый стол", на котором обсуждается настоящее и будущее Чеченской республики. Уже завершился семинар на тему "Ислам и социальные конфликты на Северном Кавказе". В дискуссии приняли участие ведущие российские эксперты в области ислама. Некоторые из них подчеркивали, что существенная угроза стабильности на Северном Кавказе исходит от радикальных исламистских группировок. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: Профессор Дагестанского научного центра Российской Академии наук Энвер Кисриев считает, что проблема так называемого ваххабизма остается одной из главных для Северного Кавказа.

Энвер Кисриев: Кавказ, казалось бы, такая небольшая территория, но там большое число республик национальных, очень разными процессами, связанными с исламом. Наиболее значимым и проблемным в политическом отношении на протяжении 90-х годов на Северном Кавказе было исламское движение так называемых "ваххабитов". Я везде ставлю кавычки, потому что мы не касаемся исторических феноменов ваххабизма, происхождения, сопоставления нашего северокавказского ваххабизма с тем ваххабизмом, который зародился в середине XVII века в Саудовской Аравии. Он имел свои корни и источники.

Олег Кусов: Президент Института религии и политики Александр Игнатенко поставил на семинаре вопрос о влиянии внешних факторов на распространение ваххабизма в регионе.

Александр Игнатенко: Возникает вопрос. Эта отстраненность исследователя от того, чтобы рассматривать идеологические проблемы, не искажает ли картину происходящего? Почему? Потому что движение так называемых ваххабитов не случайно называется "ваххабитским движением", это не просто выдумка властей дагестанских, или властей федеральных, или спецслужб, или каких-то недоброжелателей дагестанского народа. Может быть, здесь нужно иметь в виду некие воздействия, некие внешние влияния извне. Я хочу специально подчеркнуть извне. Неужели же не было никакого внешнего влияния на те процессы, которые происходили в Дагестане? Неужели это само все зародилось изнутри, все выросло из традиционного ислама?

Олег Кусов: Профессор Кисриев утверждает, что внешний фактор для распространения радикального ислама в регионе не является определяющим.

Энвер Кисриев: Конечно, оно есть, было и будет. Но тарикатистов тоже поддерживают. Турки в основном поддерживают тарикатистов. Все шейхи, особенно кумыкские, поддержаны Турцией. Других поддерживают из Саудовской Аравии, той самой, у которой ваххабизм - официальная государственная религия. Нельзя сказать, что ваххабизм - это есть отрицание политического порядка, политического статуса. Ваххабизм может превратиться в государственную религию такую же священническую категорию, в таких же попов и жрецов, как и тарикатский ислам в Дагестане. Сам факт ваххабизма не делает из него радикального политического движения. Когда на этом начинают концентрировать внимание, предполагать, что именно внешнее влияние привело к этому, это будет большой ошибкой.

Термин "ваххабиты" появился, конечно, в отчетах, бумагах КГБ, написанных, очевидно, исламоведами, изучавшими религиозное движение среди советской интеллигенции.

Олег Кусов: Доктор наук, член Научного совета московского центра Карнеги Алексей Малашенко рассказал о том, что в 70-х - 80-х годах прошлого века, так называемые ваххабитстские группировки

Алексей Милашенко: Иногда искусственно формировались спецслужбами Центральной Азии. Это не было так уж распространено, но то, что такие группы имели место, они как бы сорбировали мусульманских диссидентов, чтобы было проще за ними следить. Это практически доказано. Даже известны люди, которые этим занимались.

XS
SM
MD
LG