Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продолжается рассмотрение дела о ликвидации Партии национал-большевиков


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Виктор Нехезин.

Дмитрий Морозов: Московский областной суд сегодня продолжит рассмотрение дела о ликвидации Партии национал-большевиков. Прокуратура обвиняет НБП в нарушении закона о политических партиях. Сами "лимоновцы" намерены продолжать свою деятельность даже в случае неблагоприятного для них решения суда.

С одним из лидеров национал-большевиков, Владимиром Абелем, беседовал мой коллега Виктор Нехезин.

Виктор Нехезин: Я начну с цитаты с вашего интернет-сайта, где написано: "Внимание, регионы. День икс, 29 июня будет запрещена Национал-большевистская партия".

Итак, чего вы ожидаете от этого заседания суда? У вас есть основания полагать, что вердикт будет вынесен уже в среду?

Владимир Абель: Да, по нашим прогнозам, я опираюсь на мнение достаточно квалифицированных адвокатов, на мнение тех наших товарищей, которые были в помещении суда, ждать милости от российского государства просто не приходиться. Единственное, промежуточный такой вариант может быть, что заседание по тем или иным причинам может быть перенесено на какой-то иной срок. Но, в принципе, цель государства в данном случае - ликвидировать нашу партию.

Виктор Нехезин: Я процитирую ваш сайт. Там сказано, что региональные отделения НБП в этот день в каждом городе обязаны доказать, что "нас не запретить, потому что нас не разрешали, думайте и действуйте". Что вы, лидеры партии, имели в виду, призывая регионы к действию?

Владимир Абель: Я думаю, что регионы проведут какие-то акции, разумеется в рамках Конституции Российской Федерации, которая продемонстрирует, что формальное запрещение партии вовсе не означает ее ликвидацию по существу. Партия продолжает жить, действовать. Раз государство решило перевести ее в такой полулегальный статус, это ничего не отменяет. Никуда не исчезают ни люди, никуда не исчезают идеи. Идею убить нельзя.

Виктор Нехезин: Предположим, что НБП, действительно, запретят. Будете ли вы предпринимать какие-то дальнейшие юридические шаги, скажем, подавать апелляцию?

Владимир Абель: Разумеется, все то, что положено и возможно в таких случаях делать по юридической линии, разумеется, мы будем делать. Но опыт показывает, что на сегодняшний день в России правосудие, как таковое, отсутствует, судебная власть как таковой властью не является и, безусловно, господствует "басманное" правосудие и телефонное право. Но, разумеется, мы будем доказывать существование партии теми методами, которыми партия действует уже несколько последних лет, и которые приносят партии плоды. Мы будем доказывать свое существование. И мы уверены, что вот таким путем мы как бы заставим государство нас признать.

Виктор Нехезин: Эдуард Лимонов уже заявлял в интервью Радио Свобода, что национал-большевики в любом случае продолжат свою деятельность. Вы это сейчас тоже подтвердили. Как конкретно вы это себе видите?

Владимир Абель: Партия сохраняется, люди сохраняются. Они будут делать тоже, что они делали до сих пор. До сих пор партия больше всего прославилась смелыми акциями прямого действия. Я думаю, что на наших партийцев такого уж жуткого воздействия факт юридического запрещения не окажет. Кроме того, мы собираемся собрать необходимое количество подписей, 50 тысяч подписей сегодня нужны для регистрации партии на всероссийском уровне. Мы их собираем, соберем, и будем опять обращаться в Минюст. Будем продолжать добиваться и легального статуса таким образом.

Виктор Нехезин: Как известно, московские власти выселили вас из помещения на улице Марии Ульяновой. Как сейчас обстоят дела? Существует ли вообще штаб-квартира НБП, или вы перешли на подпольное положение?

Владимир Абель: Отсутствие штаб-квартиры не означает подпольного положения. Как раз штаб-квартира, поскольку у нас всегда была и первая, и вторая подвалом, больше подходит под определение подпольной деятельности. Сейчас у нас нет штаб-квартиры, но мы уже оказывались в таком положении. У нас был первый штаб, в котором мы прожили 9 лет. Потом был промежуток, в течение которого мы не могли найти новый штаб. Из первого нас выселили. Где-то 3-4 месяца мы функционировали без штаб-квартиры. Сейчас руководство партии делает все возможное, чтобы такая штаб-квартира у нас появилась. Но это не в значительной степени уменьшает активность партии. Мы по-прежнему работаем. Отсутствие штаб-квартиры также как и отсутствие регистрации - все это никак не может исключить партию из жизни.

Виктор Нехезин: Что вообще предполагает партия делать в ближайшем будущем?

Владимир Абель: Подобные действия руководство партии не регламентирует, не приказывает. Это делают партийцы по собственному желанию. Думаю, что сейчас все наши главные направления деятельности на ближайшие, может быть, недели, месяцы, конечно, будут связаны с судом над нашими товарищами. Это суд над 39 национал-большевиками, явившимися 14 декабря прошлого года в приемную администрации президента. Как известно, им предъявляется обвинение в массовых беспорядках. По статье им грозит до 8 лет лишения свободы. Мы думаем, что внимание и в стране, да и в во всем мире приковано к судьбе наших политзаключенных. Сейчас главное направление нашей деятельности - это борьба за их освобождение.

XS
SM
MD
LG