Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

39 активистов НБП предстали перед судом


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Михаил Саленков.

Дмитрий Волчек: В Никулинском суде Москвы перед судом предстали 39 активистов Национал-большевистской партии. Прокуратура обвиняет лимоновцев в организации массовых беспорядков.

В декабре прошлого года они были задержаны в приемной администрации президента России, где, по данным обвинения, «грубо нарушили общественный порядок, пренебрегая общепринятыми нормами поведения и препятствуя сотрудникам приемной выполнять свои обязанности».

Адвокаты национал-большевиков требуют прекратить дело в связи с отсутствием состава преступления.

Михаил Саленков: В четверг в Никулинском суде прошли предварительные слушания по делу активистов Национал-большевистской партии. Слушания были закрытыми, в зал заседаний ни журналистов, ни пришедших к зданию суда родителей обвиняемых не пустили.

Адвокат подсудимых Сергей Беляк рассказал, каковы главные требования защиты. Первое из них – изменение меры пресечения для подсудимых. С момента задержания (а с тех пор прошло уже почти полгода) все они находятся в следственных изоляторах.

Сергей Беляк: Процесс уникальный по количеству подсудимых и по количеству адвокатов, и лето, могут быть затяжки. Поэтому нам сейчас надо консолидировать деятельность партии НБП ликвидированной, консолидировать деятельность всех защитников, и цель главная - освобождение, освобождение, освобождение. А потом разбираемся.

Михаил Саленков: Лидер ликвидированной днем ранее Национал-большевистской партии Эдуард Лимонов о перспективах этого дела говорит без оптимизма:

Эдуард Лимонов: Приговор будет приблизительно вот такой, как был приговор по Министерству здравоохранения, то есть где-то попытаются запросить года 3-2,5. Может, в пределах этого и дадут. Может быть, чуть-чуть будет мягче. Но то, что их осудят, у меня сомнений никаких нет, потому что они уже сидят больше, чем 6 месяцев, и наш суд не любит извиняться, не любит никого выпускать и прощать. Признать свою вину таким образом, то есть оправдать их никто не оправдает. Но дадут, принимая во внимание вот этот приговор по Министерству здравоохранения, который с 5 лет пришлось уменьшить до 3 и 2,5.

Михаил Саленков: А можете напомнить, чья была идея захвата администрации?

Эдуард Лимонов: А кто это может сказать. На самом деле действие это очень простое, и люди пришли, вошли в приемную администрации, куда граждане и приходят. Я в свое время много лет до этого, в 1996 году тоже сам туда ходил со своей какой-то проблемой. То есть туда и следует идти со своими проблемами. Но так как у нас президент не желает общаться с гражданами, вот видите, что случается с теми гражданами, которые в количестве 39-40 человек пришли в приемную. Ходоков арестовали. К Ленину пришли ходоки - получили ответ, а тут пришли ходоки из народа - и ответа нет, ответ - тюрьма.

Михаил Саленков: Лимонов добавил, что решение о ликвидации НБП к началу этого процесса приняли специально. По его словам, выходит, что судят членов запрещенной партии. Напомню, что 29 июня Московский областной суд удовлетворил заявление прокуратуры, которая настаивала на ликвидации НБП в связи с выявленными нарушениями закона «О политических партиях» и закона «О противодействии экстремистской деятельности».

У здания Никулинского суда еще до начала заседания собрались родители обвиняемых лимоновцев. В адрес милиционеров, не пускавших их в здание, слышались реплики...

Родители: За ваши льготы ребята страдают, и никто этого не хочет понять! Таким детям нужно просто звания давать «Героев», а не судить!

Михаил Саленков: Родители национал-большевиков полностью поддерживают своих детей. Мать одного из подсудимых Людмила Калашникова рассказала, что они обратились с письмом в Генеральную прокуратуру и к президенту России Владимиру Путину...

Людмила Калашникова: Мы в один день ходили сначала в прокуратуру, потом к президенту. К президенту нас не пустили, пытались создать такую же ситуацию, как нашим детям, то есть перекрыли нам вход, окружили нас милицией и ждали, когда мы начнем прорываться туда. Но мы, естественно, не стали прорываться, мы все-таки люди взрослые и более терпеливые. Но нас не пустили.

Михаил Саленков: Что в письме, расскажите.

Людмила Калашникова: А в письме основная наша просьба, чтобы подошли объективно к тому, что произошло в этой приемной администрации президента: "Мы, родители юных политзаключенных, обращаемся к генеральному прокурору с просьбой возбудить в отношении граждан Медведева, Миронова, Емельянова, Филатова, Репина уголовное преследование по фактам..."

Михаил Саленков: Сотрудники приемной?

Людмила Калашникова: Да, сотрудники приемной администрации президента. "Уголовное преследование по факту совершения ими преступления, предусмотренного статьями 136, 282, 285, 286, 299, 301, 303 и 306 Уголовного кодекса". Там в основном "ложный донос", поскольку арестовали их по ложному доносу, обвинив в насильственном захвате власти, и превышение полномочий, злоупотребление полномочиями с тяжкими последствиями.

Михаил Саленков: Активисты НБП объявили о том, что захватили один из кабинетов в приемной администрации президента 14 декабря прошлого года. Акция была проведена под девизом «Путин, уйди сам!». Национал-большевики требовали, чтобы Путин самостоятельно принял решение уйти в отставку.

Из кабинета их выводили сотрудники Федеральной службы охраны. Почти сразу же после задержания всем участникам акции были предъявлены обвинения по нескольким статьям уголовного кодекса – "вандализм", "умышленная порча имущества" и "насильственный захват власти". В феврале этого года Московская городская прокуратура переквалифицировала эти обвинения на 212-ю статью Уголовного кодекса - "массовые беспорядки".

XS
SM
MD
LG