Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Голландии вышла книга культуролога и антрополога Арьяна Эркела "Похищение: 607 дней между жизнью и смертью"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Амстердаме Софья Корниенко.

Андрей Шароградский: Недавно в Голландии вышла книга культуролога и антрополога Арьяна Эркела "Похищение: 607 дней между жизнью и смертью". По отзывам некоторых критиков, это "умная и человечная работа". Почти два года Арьян Эркел провел в плену на Северном Кавказе. Он был взят в заложники в Дагестане и в течение долгого времени удерживался в заложниках. В апреле 2004 года в посольстве Нидерландов в Москве от ФСБ России поступило предложение выплатить выкуп в размере 1 миллион евро - и через три дня Эркел был освобожден. Кому достались эти деньги - неизвестно до сих пор.

Софья Корниенко: По словам самого Эркела, он просидел в заложниках так долго потому, что между его работодателем в то время, швейцарских отделением организации "Врачи без границ", голландским правительством и ФСБ не было взаимного доверия. В голландской прессе преобладает мнение, что сотрудники российских силовых ведомств вели между собой борьбу за право вызволения Эркела из плена, а следовательно, и за доступ к вознаграждению. Сам Арьян Эркел счел странным тот факт, что после освобождения ФСБ не проявила никакого интереса к подробностям его похищения и пребывания в заложниках. Его никуда не вызывали, ничего не пытались узнать, а наоборот, уже в день освобождения помогли отбыть на родину.

Я встретилась с Арьяном Эркелом в его новой квартире, непривычно просторной после комнаты площадью 1,5 на 2 метра, в которой держали его похитители.

Высказывали ли ваши похитители сожаление по поводу начала второй чеченской войны?

Арьян Эркел: Со всеми я не говорил, но один сказал мне, что изначально надеялся на победу Хаттаба и Басаева, а Масхадова не понимал, но позднее осознал, что, не послушав Масхадова, боевики совершили ошибку. Помимо этого, боевики высказывали сожаление о том, что доверие чеченского народа было утрачено в результате провала попытки Масхадова восстановить порядок в республике.

Софья Корниенко: Почему, на ваш взгляд, война продолжается до сих пор?

Арьян Эркел: Слишком много людей получают от войны доход. Кто бывал в Чечне, знает, что многие военные торгуют бензином, оружием, и чем выше рангом военный, тем больший доход он может получить от войны. Всегда остаются люди, которым война выгодна.

Софья Корниенко: Что вы думаете о недавних попытках России заставить чеченских беженцев вернуться домой?

Арьян Эркел: Таким образом Россия пытается показать миру, что ситуация в Чечне стала спокойнее. За рубежом начинают думать, что конфликт затих, но на самом деле на территории Чечни постоянно происходят грабежи, изнасилования. Пока не перестанут исчезать люди, ситуацию там нельзя назвать безопасной. Но, возможно, мир поверит в то, что в Чечне все спокойно, если туда перестанут приезжать журналисты и сотрудники международных миссий, если о Чечне перестанут говорить.

Софья Корниенко: Какое количество жителей Кавказа придерживается экстремистских взглядов? Возрастает ли их число по мере продолжения войны?

Арьян Эркел: Нет, я мало встречал людей с экстремистскими взглядами. Конечно, такие есть, но большинство просто хочет нормальной жизни, особенно в Чечне, после десяти лет страданий. Интересный факт сообщили мне мои похитители: когда в деревню приходят боевики - все поддерживают боевиков, а как только приходя русские - всем нравятся русские. Потому что самое главное, чего хотят на Кавказе, - это покоя. Сейчас им нужно предоставить этот покой, а уж потом, лет через 15-20, начать обсуждение будущего Чечни. Другой эмоциональной составляющей войны является традиция мести. Каждый обладающий определенной подготовкой, навыками, считает за честь отомстить за брата. В Чечне погибло уже более 100 тысяч человек, так что не осталось семьи, где бы не было за кого мстить. Я не знаю, как могли русские не учесть этого момента. Безусловно, это указывает на слабость нынешней российской армии, на желание показать силу, добить соперника.

Софья Корниенко: Как объясняли свою мотивацию ваши похитители? Как они комментировали теракты на российской территории?

Арьян Эркел: Эти люди время от времени также воевали в Чечне. Они сказали, что боролись за те же идеалы - за создание исламского государства. Во время "Норд-Оста" они показывали мне телевизионную трансляцию и были очень горды тем, что их братья по вере пошли на такое. Я был удивлен, спрашивал их: "Чему вы радуетесь? Ведь русские теперь будут бомбить вас еще сильнее. Вы же сами обвиняете русских в том, что они убивают мирных жителей, а теперь Бараев захватил таких же мирных жителей во время мюзикла". Последовал ответ, что раз русские убивают мирных жителей, то и чеченцы будут поступать так же.

Мне кажется, что из-за бедности и разрушений, в которых они живут, они уверовали в то, что восстановление исламского государства, возвращение к традициям прадедов принесет и долгожданное благополучие. Это - вера в романтическую, пасторальную картинку. Я пытался обратить их внимание на фактическое отсутствие благополучных исламских государств в мире, на что они отвечали, что это не настоящие исламские государства, что лидеры в них не знают истины, что настоящий ислам, законы шариата приведут к процветанию. Но реальная картина на Кавказе такова, что рядовые жители региона совсем не хотят установления исламского халифата, они пьют алкоголь и не носят паранджи.

Софья Корниенко: Так за что же сражаются боевики сегодня, на ваш взгляд как антрополога?

Арьян Эркел: Я считаю, что жизнь по закону джихада оправдывает неуважение к законам общества. В этом есть некоторая романтика: молодые люди ходят с "калашниковыми". Возможно, это единственное их дело, единственная гордость в глазах чеченцев, на которую они еще способны в условиях дискриминации со стороны русских, в условиях отсутствия работы. И чтобы хоть как-то реализоваться, они посвящают себя мести за свой род.

Софья Корниенко: Каково же противоядие против чеченского фанатизма?

Арьян Эркел: Настоящие демократические выборы, настоящая амнистия, работа и образование для молодежи. Задача российского правительства в том, чтобы создать такие условия, чтобы чеченская молодежь хотела жить в составе России. Если же система будет продолжать относиться к ним как к людям второго сорта, то конфликт не прекратить.

XS
SM
MD
LG