Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Большая восьмерка" и помощь Африке


Специально для сайта

Алексей Цветков

Один из главных вопросов на повестке дня встречи в верхах "большой восьмерки" в Шотландии - помощь беднейшим странам мира, в первую очередь в Африке. На предшествовавшей этому саммиту встрече министров финансов британскому премьеру Тони Блэру удалось добиться соглашения о немедленном погашении задолженности этих стран на сумму примерно 40 миллиардов долларов. Кроме того, планируется также крупный пакет помощи. Поскольку помощь оказывалась и раньше, а результаты нередко были плачевными, возникает естественный вопрос: а будет ли лучше на этот раз?


В борьбе с африканской нищетой у британского премьера есть весьма мощные союзники. Это, конечно, солист ирландской рок-группы U-2 Боно, который уже много лет ведет кампанию за прощение долгов беднейшим странам. И еще один рок-музыкант - Боб Гелдоф, организатор только что прошедшей кругосветной серии концертов Live 8, имевших целью привлечь внимание к страданиям африканского населения. По последним сообщениям, один из членов норвежского парламента выдвинул его кандидатуру на соискание Нобелевской премии мира в будущем году - на этот год предложение кандидатур уже закрыто.


20 лет назад Гелдоф проводил подобную акцию под названием Live Aid, в которой участвовали популярнейшие поп-музыканты того времени, и которая имела целью помочь жертвам голода в Эфиопии - за эту кампанию он был удостоен британского рыцарского титула.


Идея списания внешнего долга не нова - ее давно поддерживали не только Боно, но и покойный папа римский Иоанн-Павел II, и Далай Лама, и известный экономист Джеффри Сакс в своей книге "Конец нищеты". В том или ином виде она уже претворялась в жизнь и ранее, хотя частичное списание долгов до сих пор обусловливалось принятием ответных мер со стороны реципиентов, в основном по борьбе с коррупцией. Нынешняя ситуация коренным образом отличается от предыдущих именно в этом пункте: долги предполагается простить безоговорочно, без каких-либо условий.


Помощь Африке в любых видах с самого начала подобных операций оценить нелегко, но цифра в 500 миллиардов долларов достаточно аутентична. Это были и просто пожертвования, но значительную часть помощи составляли именно займы на льготных условиях, предоставляемые либо международными финансовыми институтами вроде Всемирного банка, либо непосредственно правительствами западных стран. В годы холодной войны, на которые пришлась основная масса такой помощи, она была во многом политизирована. Но с тех пор, как рухнул коммунистический лагерь, внимание к Африке стало менее пристальным. А ситуация на континенте продолжает ухудшаться.


Тот факт, что сегодня ведущие западные правительства выступают за погашение долга и предоставление крупного пакета помощи, отражает разочарование в предыдущих таких проектах, в том числе таких, которые в качестве условия выдвигали либерализацию экономики стран-реципиентов. Одним из главных адвокатов такой безоговорочной помощи является сам Джеффри Сакс, в России и Восточной Европе известный как ревностный поборник свободного рынка. Сегодня он - советник Генерального секретаря ООН Кофи Аннана по так называемому "Плану тысячелетия" по борьбе с глобальной нищетой, и в этом качестве он указывает как раз на дефекты свободного рынка


"Нет абсолютно никакого шанса, что рынок, несмотря на великий американский миф, может спасти беднейшие слои населения. Дело в том, что правильно функционирующий рынок построен так, что он этих людей обходит. Поскольку у них нет никаких потребительских запросов, никаких требований к доходам, никакого избытка сверх необходимого для выживания минимума. Поэтому им следует помочь подняться до уровня, с которого они уже могли бы развиваться, и мы пытаемся показать, что практичные инвестиции, при поддержке правильного распределения фондов и разумных стратегий управления с учетом надлежащих масштабов могут привести к прорыву в сторону успеха".


Кто же, с точки зрения Сакса, должен осуществлять эти "практичные инвестиции" на уровне конкретного государства, если рынок объявлен здесь бессильным? По мнению Сакса, это правительства, и именно поэтому помощь следует предоставлять непосредственно правительствам, без ограничительных условий, чтобы они, ориентируясь на месте, распределяли ее среди беднейшего крестьянства.


В уже упомянутой выше книге Сакс приводит и другие причины африканской нищеты, в том числе тропический климат, с которым, конечно, никакое правительство не совладает. Но главной, на его взгляд, является именно нищета сельскохозяйственного сектора, и правительства с этой точки зрения наиболее компетентны в оказании ему помощи.


Правительства африканских стран предсказуемо поддерживают такой курс. На недавней встрече Африканского Союза они заявили, что план Блэра недостаточно радикален - долги следует простить стопроцентно и безусловно, а последующую помощь тоже предоставлять без всяких условий, предпочтительно в распоряжение Африканского банка развития, учредителями и мажоритарными акционерами которого являются африканские государства.


Такая позиция африканских правительств понятна. Объяснимо и решение западных правительств прибегнуть к радикальным мерам, пусть и не обязательно столь радикальным, как хотелось бы африканцам - ввиду того, что все предыдущие попытки помощи оказались безуспешными. Тем не менее, такая стратегия резко критикуется. Критики отмечают две проблемы, которые, с их точки зрения, почти наверняка обрекут новую инициативу на неудачу: высокая степень коррупции в экономике африканских стран и некомпетентность правительств.


С этой точки зрения, надежда на то, что демократические перемены приведут к снижению коррупции, может оказаться тщетной. В пример приводится Нигерия, одна из самых коррумпированных стран в мире по данным организации Transparency International - несмотря на то, что на смену военным диктатурам, беззастенчиво разорявшим страну, несколько лет назад пришло демократическое правительство.


Что касается методов управления, то здесь одним из самых шокирующих примеров может послужить Зимбабве. Еще сравнительно недавно это была одна из самых процветающих по африканским меркам стран. Но когда президент Роберт Мугабе, правящий в Зимбабве со времен обретения независимости, столкнулся с проблемой падения своей популярности среди избирателей, он принялся экспроприировать белых фермеров, причем самыми жестокими методами. В результате в Зимбабве, которая раньше экспортировала сельскохозяйственные продукты, разразился голод. В настоящее время предпринята еще одна широкомасштабная операция: снос многих тысяч жилых домов и мелких рынков, построенных без надлежащей документации, в результате чего сотни тысяч людей остались без крова и пропитания.


Эту меру правительство преподносит как способ борьбы с преступностью и санации городов, но оппозиция обвиняет Мугабе в том, что это - один из способов борьбы с ее электоратом, беднейшими слоями городского населения. Эти люди вынуждены теперь мигрировать в сельскую местность, где оппозиции будет труднее их мобилизовать, а правительству - легче контролировать.


Поначалу Мугабе отрицал существование каких бы то ни было проблем, но теперь он предлагает благотворительным организациям оказать выселенным помощь. Если они на это пойдут, то, как уже бывало неоднократно, помощь станет политическим орудием в руках местной власти.


Опасность оказания помощи без предварительных условий особенно ярко представлена в статье американского журналиста Дэвида Рифа "Опасная жалость", опубликованной в британском журнале Prospect. Речь в ней идет об уже упомянутой операции Боба Гелдофа Live Aid двадцатилетней давности. По словам Рифа, голод в Эфиопии, для борьбы с которым была собрана помощь, был лишь отчасти вызван естественными причинами - во многом он был результатом свирепой программы коллективизации, предпринятой тогдашним марксистским вождем страны Менгисту. Поскольку распределение помощи и деятельность ведавших ею неправительственных организаций контролировались эфиопским правительством, она в значительной мере была истрачена именно на эту программу.


В результате, как утверждает автор статьи, хотя помощь, собранная благодаря Гелдофу, возможно спасла сотни человеческих жизней, она почти наверняка столько же погубила в ходе программы насильственного переселения большой массы населения, особенно из района военных действий в восставших провинциях Эритрея и Тигре.


Указывая на тот факт, что подавляющее большинство стран, реально и резко улучшивших свое экономическое положение, сделали это практически без всякой помощи извне, некоторые полагают, что иногда самая лучшая помощь - просто остаться в стороне, в роли наблюдателя. Такая позиция, конечно же, политически просто невозможна, а с чисто моральной точки зрения шокирует: допустимо ли сидеть сложа, руки, когда миллионы людей гибнут от голода, болезней и гражданских войн? Допустимо, считает Дэвид Риф, в том случае, когда альтернатива, предоставление помощи неподотчетным и коррумпированным правительствам, чревата еще худшей катастрофой.


"Стандартный аргумент: ничего не делать - значит попустительствовать кошмару, от Ирака Саддама Хуссейна до массовых убийств в сегодняшнем Дарфуре. Восходит ли к это к миссионерской жилке, столь типичной для западной культуры, или же к предполагаемому уроку Холокоста ("никогда больше") - эта позиция, которую американский философ права Джон Ролз именовал "долгом содействия", практически неуязвима. Но можно обосновать и альтернативный путь: в области глобального альтруизма иногда, действительно, лучше не делать ничего".


XS
SM
MD
LG