Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Константин Боровой выпустил сборник пьес-анекдотов о Кремле


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие лидер Партии экономической свободы Константин Боровой.

Дмитрий Волчек: Мы часто рассказываем в нашей программе о новых книгах, посвященных президенту России и кремлевским тайнам. В четверг в Москве прошла презентация книги «Владимир Владимирович. сom», в ее основу легли материалы популярного вебсайта. Автор книги и сайта, лидер Партии экономической свободы Константин Боровой - гость программы «Итоги недели».

Константин Натанович, ваш проект, вероятно, был вдохновлен популярным сайтом со сходным называнием www.vladimirvladimirovich.ru и книгой, которая сейчас крепко держится в списках бестселлеров. Но вы, насколько я понимаю, к проекту Максима Кононенко относитесь скептически и решили бросить ему своего рода вызов?

Константин Боровой: Я не отношусь скептически, я считаю, что такой проект может существовать. Власть, во всяком случае, имеет право использовать инструмент такой, чтобы нравиться - имитацию, фрондерство, сатиру. Понятно, что если книгу анонсирует Глеб Павловский, а Марат Гельман пишет к ней введение - это кремлевский проект. Так же понятно, что мой проект отнюдь не кремлевский. Каждый раз, когда мне говорят, что эти две книги или эти два проекта связаны между собой, я говорю, что не в большей степени, чем речь Путина и Валерии Новодворской. И то, и другое примерно об одном и том же, но отличается, мягко скажем. Честно скажу, меня подташнивает от того, что делается на том проекте. Потому что смаковать якобы в сатирическом, юмористическом плане отрезанную голову Масхадова или издеваться над Ходорковским, который сидит в тюрьме, мне кажется безнравственным. Журналисты очень часто работают за деньги, и я допускаю, что человеку заплатили так много, что вопрос о нравственности просто не возникает.

Дмитрий Волчек: Вы уверены, что Кремль спонсирует такую сатиру сам на себя?

Константин Боровой: Но книгу ведь представляют Глеб Павловский, Марат Гельман. Этот проект не сопровождается рекламой, это очень богатый проект, в отличие от нашего, там очень богатые спонсоры. Известно, что тот же Глеб Павловский не будет принимать участие не в кремлевских проектах.

Дмитрий Волчек: Как вы определите жанр своих миниатюр, драматических анекдотов?

Константин Боровой: Я начал писать эти пьесы в 92 году, соответственно за 11 лет до начала проекта «Владимир Владимирович.ru». Это была политическая сатира, мои пьесы печатались в «Столице», в «Московском комсомольце», ставились в программе «Куклы». И где-то в 98 году я прекратил писать эти пьесы по разным причинам. И потом я понял, что обязан снова это делать, как основатель жанра, поскольку этот жанр используется совершенно в неблаговидных целях. Я бы назвал это просто политической сатирой, коротенькие пьесы такие, которые больше похожи на анекдоты.

Дмитрий Волчек: Валерия Новодворская даже сравнила вас с Мольером. Расскажите о ваших героях, их ведь трое – Вован, Сеч и Чич.

Константин Боровой: Вован – это главный, вокруг него все крутится. Чич – так на националистических сайтах называют Суркова. Его там не очень любят. Такая кличка на сайтах, которые, между прочим, властью очень серьезно поддерживаются. Но это собирательный образ – это такая группа, которая занимается пиаром Кремля, гуманитарными проектами. Сеч – это военно-патриотическая, антисемитская группа, тоже кремлевская, она группируется некоторым образом вокруг Сечина. Всегда трое присутствуют, ведут диалог, но косвенно участвуют и другие, есть такие герои, как Константин Ёпрст или Олег Злодеев. Они совершенно никакого отношения к Константину Эрнсту и Олегу Добродееву не имеют, но тоже занимаются таким пиаром, промоушеном, продвижением Кремля, его идей. Есть герой Лаврушка, которому главный герой Вован тоже дает задание правильно отразить его позицию.

Дмитрий Волчек: Ходят слухи, кстати, что в Кремле окончательно определились с выбором преемника Путина, это уже не Сергей Иванов, а прототип одного из ваших героев. Как вы полагаете, будет ли имя следующего президента России - Игорь Сечин?

Константин Боровой: Это вполне возможно, я не исключаю такого варианта, хотя этого очень не хотелось бы, судя по тому, что он успел сделать; за этим человеком тянется шлейф поступков. Я не хочу произносить слово «преступлений», но поступков. Это и то, что касается ЮКОСа и Ходорковского, это то, что касается продвижения не очень, скажем, чистоплотных людей во власть. Это касается, между прочим, и коммерческих сделок, которые измеряются десятками миллиардов долларов. Может, это и случится, но пока я бы сказал, что не верю в это. Потому что если такой выбор произойдет, это будет не самый мудрый, это будет опасный выбор.

Дмитрий Волчек: Наверняка в Кремле знают о вашем проекте и вряд ли он нравится прототипам ваших персонажей. Сомневаюсь, что была какая-то прямая реакция, но косвенная - возможно. Попросту говоря, не пытались ли ваш проект прикрыть?

Константин Боровой: Вы знаете, я обсуждал с несколькими кремлевскими жителями этот проект, - такой неприязни, просьбы или требования закрыть не было, агрессии какой-то я не чувствовал. Но за три месяца, которые он существует, мне пришлось поменять шесть провайдеров, дважды сайт выключался под разными предлогами, - не по политическим, естественно. Мне создавали проблемы серьезные с этим сайтом и пришлось потратиться, защищая его. Очень много агрессии со стороны команды, которая делает сайт с похожим названием. Они очень ругаются. Но я понимаю, что я сделал для них. Появление моего сайта, очевидно оппозиционного, демонстрирует их прокремлевскую направленность, их позиция стала очевидна. Стало очевидно, что это никакого отношения к сатире не имеет, то, что они делают – это пиар в поддержку президента.

Дмитрий Волчек: А с распространением книги нет проблем? Берут ее магазины?

Константин Боровой: С распространением книги все очень просто. Магазины ее не берут. Так сложилось, что я знаю многих директоров, у меня несколько книг вышло, я с этой серией о женщинах-предпринимателях проводил встречи с читателями. Во всех магазинах Москвы, Санкт-Петербурга эту книгу никто брать не хочет, боятся просто. Потому что время такое, теперь это опасно. Сейчас опасно уже и записываться в какую-то партию оппозиционную. Нет никаких проблем у «Единой России» собрать сторонников 50 тысяч, но огромные проблемы у любой демократической партии, потому что люди просто боятся давать свои имена, мало ли что. Сегодня за это не сажают, то есть сажают, но не всех, так скажем точнее, а завтра… Несколько Интернет-проектов, похожих на мой, были закрыты. Один был закрыт с конфискацией компьютерной аппаратуры. Меня защищает, как мне кажется, моя политическая позиция. В тех случаях, когда этим занимались люди не очень известные, это кончалось для них не очень хорошо.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем звонок в нашу студию. Александр из Санкт-Петербурга, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Уважаемый господин Боровой, уважаемый мною как личность, совершенно полярный мне по политическим взглядам, эта беллетристика или жанр, в котором вы работаете - это констатация того, что вы признаете крах идеи локомотива, когда есть кучка нуворишей, которая вытащит всю Россию, как Мюнхгаузен, за волосы, либо вы рассматриваете свою деятельность как временную передышку перед крупной битвой?

Константин Боровой: Насчет краха, пожалуй, я согласился бы с вами. В России больше не существует политической деятельности в том нормальном смысле, в котором она должна быть, в котором она была некоторое время назад. Невозможно высказывать свои взгляды, будучи членом или лидером политической партии. На меня существует запрет на нескольких телеканалах. В некоторых случаях, я знаю, мне об этом говорили, цитировать запрещено. В этом смысле, безусловно, крах, но крах, я думаю, не только мой и не только тех, кто называет себя сторонниками демократии, - это крах страны. Понятно, что и в экономическом, и в политическом смысле происходит очевидная деградация страны, государства, государственной власти и экономики. Для меня это естественный способ продолжения борьбы таким способом - я занимаюсь сатирой. В этих пьесках, в анекдотах, как мне кажется, присутствует аналитика. Во всяком случае, они сегодня очень популярны, их много цитируют. Не далее как вчера была пьеса под названием «След ФСБ». Это не пьеса, конечно, это анекдот маленький. Я посмотрел: было несколько тысяч цитат в Интернете на разных сайтах. Такова политическая борьба в сегодняшних условиях, в условиях подполья, что там говорить. Вероятность того, что это будет закрыто, очень велика. Я не исключаю, что те, кто помогает мне, возможно и я сам, будут подвергнуты каким-то репрессиям. Именно поэтому я делаю все через Интернет.

Дмитрий Волчек: Еще одно событие недели, которое хотелось бы отметить. В пятницу группа политиков, журналистов и политиков объявила о создании Лиги за отмену призыва. Ваша подпись, Константин Натанович, тоже стоит под воззванием. Расскажите, пожалуйста, о задачах лиги.

Константин Боровой: Я только подписал воззвание, о деятельности лиги – это вопрос к организаторам. Мы заявили о том, что выступаем против этого призывного рабства, потому что то, что сегодня происходит с призывниками, очень похоже на рабство. Мы не хотим, чтобы это продолжалось, потому что это касается наших детей, детей наших знакомых и не знакомых. Это настоящее рабство, его надо прекратить, потому что оно кончается очень печально для многих, молодые люди погибают. И может быть, еще более страшная вещь происходит – калечатся их души вот этим страшным механизмом призывного рабства. Против этого мы выступаем.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем звонок Инны Михайловны из Москвы. Добрый вечер.

Слушательница: Добрый вечер. Константин Натанович, у меня к вам такой вопрос: мне кажется, ваша книга вызовет большую неприязнь «двора» к вам, и могут быть тяжелые последствия. Человек ниоткуда, подполковник ФСБ стал главой государства, рейтинг необыкновенно высокий, мы не видели, не слышали, не знаем ничего о нем. Я просто беспокоюсь за вас, что начнутся репрессии. Вы знаете, у нас ФСБ способно на всякие мерзости, на всякие гадости.

Константин Боровой: Я ни секунды не сомневаюсь, что какие-то действия будут предприняты. Я политик, я обязан этим заниматься – это моя работа. В условиях, когда нет демократии, у политика такая обязанность - рисковать своим благополучием, иногда жизнью. Результат очень важен, очень ценен – это изменение сложившейся ситуации, изменение к лучшему. Если бы я этого не делал, я бы не был политиком, я был бы, сейчас это модно, чиновником от политики, назначенным политиком. Но не дай бог таким стать. Это моя борьба, я должен этим заниматься. Если я не буду этим заниматься, я себя не буду чувствовать человеком, личностью.

Дмитрий Волчек: Инна Михайловна говорила о рейтинге Путина. Я хочу привести данные двух опросов, которые были опубликованы на этой неделе. Согласно данным Центра Юрия Левады, рейтинг Путина снизился до 38%. 45% респондентов сегодня вообще не симпатизируют никакой политической силе, а 58%, причем в основном молодежь, сочувствуют лозунгу «Россия для русских». Согласно другому опросу, 70% россиян уверены, что в стране нет и никогда не было демократии. У вас есть комментарии к этим цифрам, Константин Натанович?

Константин Боровой: Очевидно совершенно, что этот инструмент, который использовался многократно разными людьми - и Милошевичем, и Адольфом Гитлером, - используется сегодня в России. Вот такая искусственная националистическая истерия, которая должна собой заменить национальную идею - все это очень опасно. Мы знаем, чем это кончается, чем это кончилось для Милошевича, чем это кончилось для Германии. Это искусственно создано. Я уверен, что молодые люди сегодня, скинхеды, которые убивают азербайджанцев, таджиков или выступают против них, они не родились такими, их сделала такими пропаганда.

У меня, кстати, один анекдот есть на эту тему, не анекдот – пьеска, - кстати, «Комсомольская правда» ее вчера цитировала. Она называется «Памятник Адольфу Гитлеру». Там всего несколько строчек, я могу пересказать. Эти герои такие дурачки, которые всех обманывают и сами верят в эти глупости, которые создают. Один из них, Вован - главный герой, смотрит телевизор целый день и вечером встречается с Чичем и говорит ему: «Смотри, я по телевизору увидел, оказывается, президент Украины, президенты стран Балтии - они все нацисты, все сторонники СС. А с другой стороны, мы хотим, чтобы они приехали на День победы. А давай поставим памятник Гитлеру, это их обрадует, и они приедут». Такая глупость. Они начинают это обсуждать и потом решают, что, нет, пожалуй, это слишком. И тогда главный герой говорит: «Тогда можно наоборот, тогда можно сказать, что мы выступаем против пакта Молотова-Риббентропа, что мы осуждаем Советский Союз за агрессивную имперскую политику, которую он проводил по отношению странам Балтии». И тут тоже они приходят к выводу, что это тоже слишком. На этом, собственно говоря, построен анекдот, на такой двойственности. С одной стороны, пропаганда, которая всякого рода глупости пытается внушить людям, а с другой стороны, реалии политические, которые не позволяют стране вырваться из оков страшного советского, имперского прошлого. Получается, что мы продолжаем болтаться рядом с прошлым, которое нас тянет назад, и никак не можем стать нормальной страной.

Дмитрий Волчек: Еще о политических реалиях и данных социологов, которые, возможно, заинтересуют вас, как лидера политической партии. По данным ВЦИОМа, опубликованным на этой неделе, за «Единую Россию» сегодня готовы проголосовать от 32 до 37% опрошенных, за КПРФ 9-11%, ЛДПР –6-8%, «Родину» 5-7%. 2% у «Яблока» и 1% у Союза правых сил. Это притом, что две либеральные партии опять не смогли договориться об объединении. Вы сказали, Константин Натанович, что люди боятся говорить о своем членстве в оппозиционных партиях, но только ли в этом дело?

Константин Боровой: Вы знаете, перед августовскими событиями 91 года это был один из аргументов, о котором говорили члены ГКЧП, это был один из аргументов попытки повернуть развитие перестройки, гласности вспять, что большинство людей поддерживают старые консервативные идеи, а преобразования, которые затеял и реализовывал Горбачев, не поддерживаются большинством людей. И основа действий тех, кто организовал ГКЧП, была в этой статистике, они базировались на социологии. Но как показали события, даже очень маленькая часть общества, полтора-два процента, может не допустить возврата в прошлое. Сейчас многие говорят, что 19 августа очень много народу пришло к Белому дому, но ведь там было 100-120 человек, когда начались эти события. И эти 100-120 человек, которые не побоялись противопоставить себя ГКЧП, журналисты, которые выступали тогда против этих консервативных сил, они все и решили. С точки зрения социологии, я думаю, это меньше одной тысячной процента. Вот эта одна тысячная процента, социологически неразличимая, решила все дело. Сегодня не важно, сумеют объединиться «Яблоко» и СПС, это абсолютно не важно, потому что если они объединяться, все равно Кремль будет принимать решения, сколько дать процентов, дать ли возможность высказать свои идеи. Развитие событий, как мне кажется, будет совершенно иным. Электоральное разрешение проблемы власти маловероятно. Я думаю, что будет что-то похожее на то, что произошло на Украине, в Грузии. Эта власть очень многое успела сделать, и допустить переход власти демократическим путем в чьи-то руки они не захотят.

XS
SM
MD
LG