Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская Генпрокуратура заявляет о новых сведениях по делу о теракте в Беслане


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода во Владикавказе Юрий Багров.

Андрей Шароградский: Сегодня заместитель генерального прокурора России Николай Шепель объявил о задержании подозреваемого в причастности к нападению на Ингушетию в июне 2004 года, который, по словам Шепеля, дал ценные показания и по теракту в Беслане. Шепель утверждает, что этот человек был знаком со всеми участниками банды и опознал еще одного участника захвата школы в Беслане, 21-го по счету.

Юрий Багров: Следствие установило личность еще одного участника нападения на бесланскую школу. Его труп опознал задержанный накануне в Ингушетии член вооруженного формирования. Об этом заявил сегодня журналистам во Владикавказе заместитель генерального прокурора в Южном федеральном округе Николай Шепель.

Николай Шепель: При расследовании дела по теракту в Беслане и по подполью на юге России еще задержан один участник нападения на Ингушетию 21-22 июня. И, кроме того, что он дал показания по совершенному им преступлению, он дал еще показания, которые для нас представляют интерес, о нахождении лагеря, где готовились боевики перед нападением на Беслан.

Юрий Багров: Показания свидетелей о том, что пожар в школе начался из-за использования огнеметов "Шмель", заместитель генпрокурора назвал домыслами. Николай Шепель сослался на данные экспертизы. По мнению специалистов, использование огнеметов "Шмель" не может привести к пожару в деревянном помещении. Заместитель генерального прокурора рассказал, что проводился даже специальный эксперимент: по деревянному строению был произведен выстрел из переносного огнемета - пожара не произошло. Кроме того, Николай Шепель признал, что в ходе штурма школы применялись танки. Правда, по утверждению прокурора, это было сделано уже в окончательной фазе штурма.

Николай Шепель: Танки применялись для того, чтобы выбить боевиков, которые забаррикадировались. Поскольку, вы знаете, погибло много спецназовцев и нельзя их было взять. Появились танки, когда уже заложников в школе не было.

Андрей Шароградский: Заявления Николая Шепеля я попросил прокомментировать известного российского военного эксперта, обозревателя "Еженедельного журнала" Александра Гольца.

Александр, что представляет собой огнемет "Шмель", о котором говорил господин Шепель?

Александр Гольц: Заместитель генерального прокурора указал на огнемет (или его можно назвать гранатомет) "Шмель". Это вполне специфическое оружие, действительно не предназначенное для уничтожения противника с помощью огня. Огонь там играет, впрочем, очень существенную роль. Суть в том, что термоболический боеприпас этого гранатомета, пробивая стену, оказываясь внутри любого помещения, потом взрывается, распыляя аэрозоль, которая мгновенно сгорает. В результате происходит чудовищный перепад давления, внутри этого помещения как бы образуется вакуум, и это помещение просто складывается, как карточный домик, подавляя и уничтожая все, что там внутри находится. Вот, собственно, что представляет собой это оружие.

Андрей Шароградский: Насколько адекватно ситуации было применение такого оружия при штурме школы в Беслане?

Александр Гольц: Вот это как раз самый главный вопрос. И как я понимаю, заместитель генерального прокурора не дает на него ответ. Понимаете, в данном случае, в общем, все равно, какой из видов гранатометов использовался. Факт в том, что уж ни в коем случае это оружие не направленного действия, оно предназначено для того, чтобы уничтожить всех, кто находится в данном помещении. Если, в общем-то, ставилась кому-то задача спасти заложников, - и мы прекрасно помним, что те же спецназовцы в какой-то момент буквально заслоняли детей собой, - то применение этого оружия на ранних этапах штурма выглядит бессмысленно, провокационно и даже преступно.

Андрей Шароградский: Шепель упомянул также о танках.

Александр Гольц: Да, действительно, уже в какой-то момент, когда террористов преследовали, когда они попытались скрыться и укрылись в каком-то подвале, по ним стреляли из танкового орудия. Вообще надо сказать, что танк в какой-то момент стал основным инструментом, если хотите, в этих антитеррористических операциях по-русски. Потом, если вы помните, несколько раз с помощью танков уничтожались дома, где вроде бы скрывались террористы, в Махачкале это было, еще где-то. Это тоже говорит о степени профессионализма и подготовленных к антитеррористическим операциям тех, кто это проводит. Потому что явно ни танк, ни гранатомет не являются оружием, предназначенным для борьбы с терроризмом. Еще раз повторю, и тот и другой действуют не избирательно.

Андрей Шароградский: И как же все-таки можно объяснить тот факт, что такое оружие все-таки применяется в ходе антитеррористических операций и применялось в Беслане?

Александр Гольц: На этот счет ходят две наиболее распространенные теории. Одна заключается в том, что спецслужбы не были готовы и наши российские спецслужбы в принципе не готовы к противодействию терроризму, они не учились этому, они не учились воевать так, чтобы спасать заложников. И вторая теория - что это была сознательная провокация, чтобы уничтожить следы. Я не сторонник этой теории. Я подозреваю, что все, что происходило в Беслане, как и во многих других местах, - это свидетельство постоянной, хронической растерянности и неготовности наших даже специальных подразделений к антитеррористическим действиям.

XS
SM
MD
LG