Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги политического сезона в российских регионах


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие – Сергей Мошкин, политолог, старший научный сотрудник Института философии и права Уральского отделения Российской Академии наук, и Михаил Машкарин, специалист Омского регионального Центра по связям с общественностью.

Евгения Назарец: В российских регионах закончился политический сезон. Региональные законодатели подводят итоги работы, а также анализируют изменения в федеральном избирательном законодательстве.

А нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: какие решения парламента в вашем регионе представляются вам действительно важными?

Свердловская область один из регионов, где новшества федерального избирательного законодательства вызвали необходимость изменить более половины статей местного Избирательного кодекса. Об этом заявил председатель Областной Думы Николай Воронин. О самых заметных проблемах рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Светлана Кулешова.

Светлана Кулешова: Принятие в России единого дня голосования по выборам всех уровней в Свердловской области может привести к существенному продлению срока полномочий половины депутатов региональной Думы. Федеральное законодательство устанавливает единые дни голосования на выборах всех уровней в России – второе воскресенье марта и второе воскресенье октября. Эта и другие поправки в несколько федеральных законов, касающихся выборов, 29 июня были приняты Государственной Думой. По свердловскому Избирательному кодексу выборы в Думу проходят раз в два года для смены половины состава депутатов. Комментирует председатель Областной избирательной комиссии Владимир Мостовщиков.

Владимир Мостовщиков: В связи с тем, что срок полномочий депутатов, избранных у нас 14 апреля 2002 года, истекает, соответственно, 14 апреля 2006 года, а второе воскресенье октября – это значит на полгода дальше, получается, что федеральным законом срок полномочий будет продлен. И получится у нас ситуация такая интересная. Каждые два года была ротация, а сейчас получается, что ротация через 2,5 года и через полтора года.

Светлана Кулешова: В сложившихся обстоятельствах председатель Свердловского избиркома Владимир Мостовщиков считает целесообразным упрощение избирательной системы региона: отказ от ротационной системы выборов в Областную Думу и упразднение региональной Палаты представителей. На сегодняшний день двухпалатные парламенты существуют только в двух субъектах Российской Федерации – Республике Тыва и в Свердловской области. Председатель Областной Думы Николай Воронин рассуждает о возможности реформирования парламента.

Николай Воронин: На сегодняшний день двухпалатный парламент избран. До окончания сроков полномочий этих депутатов никакие вопросы объединения, слияния, ликвидации какой-то палаты не могут стоять – это незаконно.

Светлана Кулешова: Пока же поправки, предлагаемые в областной Избирательный кодекс, только корректируют то, что с учетом новых изменений противоречит федеральному законодательству. Поправки эти будут обсуждены Областной Думой осенью, но федеральные партии уже начали предвыборную борьбу за влияние в свердловских политических элитах. Собственными наблюдениями делится председатель Свердловского избиркома Владимир Мостовщиков.

Владимир Мостовщиков: Уже сегодня политические партии начали подготовку к выборам 2007 года - за то, чтобы известные, авторитетные не только в нашей области, но и в других субъектах люди согласились возглавить списки.

Светлана Кулешова: Так, одновременно с расколом фракции «Родина» в Госдуме на Среднем Урале развернулась борьба за место лидера пока единственного регионального отделения «Родины». По одной из версий, на него претендовал бывший глава свердловского «Яблока» Юрий Кузнецов, но в результате свердловскую «Родину» возглавил депутат Госдумы Евгений Зяблицев, до того бывший членом «Единой России», а еще раньше состоявший в «Народной партии».

Евгения Назарец: В Екатеринбургской студии Радио Свобода сегодня политолог Сергей Мошкин, старший научный сотрудник Института философии и права Уральского отделения Российской Академии наук. Сегодня мы собираемся обсуждать изменения в федеральном избирательном законодательстве, как они повлияют на региональную политику, и немного коснемся итогов политического сезона.

Доброе утро, Сергей.

Сергей Мошкин: Доброе утро.

Евгения Назарец: Вы послушали вместе с нами краткий отчет о том, как могут повлиять изменения в избирательном законодательстве на политическую жизнь в Свердловской области. Какие бы еще, может быть, подводные камни вы бы отметили, кроме тех, что прозвучали в репортаже Светланы Кулешовой?

Сергей Мошкин: Ну, давайте начнем с того, что избирательное законодательство достаточно живая ткань, и в любой стране, даже в стране устойчивой демократии, избирательное законодательство всегда подвергается изменениям. Это связано с изменением политического режима и тех конкретных политических задач, которые стоят перед руководством страны.

У нас этот тренд идет достаточно давно. И не секрет, что изменения в избирательном законодательстве очень четко фиксируют ту политику, которую провозгласил нынешний президент – это устройство вертикали власти и, так или иначе, выстраивание двухпартийной системы. То есть идет ужесточение политического режима, просматриваются совершенно четко авторитарные тенденции, огосударствление, в том числе и партийной политической жизни. И в этой логике, на мой взгляд, и следует рассматривать все изменения в избирательном законодательстве.

Евгения Назарец: В этой логике избирательная система Свердловской области не соответствует требованиям времени и пожеланиям президента? Слишком громоздкая?

Сергей Мошкин: Давайте вспомним, наша политическая конструкция появилась после небезызвестной Уральской республики, и на тот период (это был 1993 год) эта конструкция себя оправдывала. Была логика двухпалатного парламента, где верхняя палата представляет регионы, нижняя же палата представляет политические партии. Палата эту роль сыграла. Действительно, в тот период у нас оживился политический процесс, и именно в логике выстраивания региональных партий. Сейчас региональные партии фактически запрещены. Верхняя палата показала свою недееспособность, она не представляет территорий, там фактически выходцы из столицы субъекта Федерации, из Екатеринбурга. И на мой взгляд, верхняя палата действительно просто уже стала пятым колесом в телеге.

Евгения Назарец: На самом деле в этом репортаже не отмечены некоторые прогнозы, которые делали собеседники, эксперты – и председатель избиркома, и председатель Областной Думы. Они касались того, что введение единого дня голосования может поставить свердловский парламент опять на грань тех самых скандалов, которые приводили к неработоспособности, когда депутаты просто не смогут принять надлежащие решения вовремя для того, чтобы упростить эту самую избирательную систему. У вас есть такое опасение?

Сергей Мошкин: Ну, самый скандальный вопрос связан с распределением полномочий. Все-таки определение полномочий, мне кажется, это шаг достаточно нелегитимный. И несмотря на волю федерального законодательства, он все-таки не соответствует воле избирателей. Мы избирали на четыре года того или иного кандидата, если даже он идет по партийным спискам, с какой стати его полномочия продлеваются на полгода.

Евгения Назарец: Даже не на четыре, а на два, потому что свердловская избирательная система сложна еще и с другой стороны. Половина Областной Думы избирается... каждые два года наполовину меняется состав.

Сергей Мошкин: При этом каждый кандидат все-таки полный срок – четыре года – работает. Кстати, в механизме ротации есть свое рациональное зерно. Хотя бы потому, что через механизм ротации сохраняется принцип преемственности в Думе. Одна часть уходит, другие же, новички, моментально включаются в работу благодаря тому, что половина парламента сохраняет свою работоспособность.

Евгения Назарец: И в студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» политолог Михаил Машкарин, он главный специалист регионального Центра по связям с общественностью. В 1998-2002 годах он был депутатом омского регионального парламента.

Доброе утро, Михаил Иванович.

Михаил Машкарин: Доброе утро.

Евгения Назарец: Скажите, пожалуйста, в какой степени взволновали, если так можно выразиться, омских политиков и действующих депутатов изменения в избирательном законодательстве последние? Насколько они были ожидаемы и желанны?

Михаил Машкарин: Для многих депутатов Законодательного собрания они не были желательны, потому что в Омской области количество депутатов, которые будут избираться в одномандатных округах, сокращается с 30 до 22. А большинство депутатов действующих желали бы опять избираться здесь. И начинается дележ избирательных округов. И здесь проблема есть.

А второе, что поддержали и депутаты Законодательного собрания, и главные региональные лидеры политических партий, - это то, что принято решение о том, что в соответствии с установками президента половина депутатов Законодательного собрания будет избираться по партийным спискам. В связи с тем, что 30 депутатов - это маловато, принято решение об увеличении количества депутатов до 44 человек, из них 22 человека будут избираться в одномандатных округах и 22 человека – по партийным спискам. Вот здесь оживление началось в политических партиях. Хотя большинство региональных отделений политических партий, а сейчас это 32 отделения, раньше было почти 40, большинство из них, абсолютное большинство, они, конечно, не имеют никаких шансов пройти в региональный парламент. То есть в этом отношении, мне кажется, этот процесс все-таки позитивный. Партии включаются в политический процесс – это нужно для того, чтобы избежать застоя в региональных парламентах.

Евгения Назарец: Михаил, какую роль на выборах в Омской области обычно играли блоки? Сейчас они не будут участвовать в выборах, они невозможны в соответствии с изменениями в избирательном законодательстве. А раньше насколько важную роль они играли в политической жизни?

Михаил Машкарин: С моей точки зрения, серьезных блоков в Омской области никогда не было, потому что ключевую роль играли ведущие политические партии, и, любя говорю, в хорошем смысле, сателлиты просто. Там одно, два, три, пять общественных организаций, которые реальной силы не имели, но привлекательные названия, люди об этом слышали. Поэтому, конечно, все-таки главную роль играли политические партии. В частности, партия власти «Единая Россия» и достаточно крепкая организация КПРФ. И даже не сейчас, а на следующих выборах, по-видимому, присоединится достаточно крепкая организация омская «Союз правых сил», и, быть может, кто-то еще, хотя есть большие сомнения. Вот три политических силы, которые включаются уже в процесс избирательной кампании, хотя избирательная кампания состоится лишь в марте 2007 года, если не будет каких-то случайностей.

Евгения Назарец: В этой связи вопрос к эксперту в Екатеринбургской студии. Сергей, в Свердловской области как раз наоборот, насколько я понимаю, избирательные блоки часто играли ключевую роль во время избирательных кампаний. Сейчас этого не будет. Как это повлияет на процесс выборов? Станут ли они более яркими или наоборот?

Сергей Мошкин: Давайте вспомним, что мы избираем по партийным спискам фактически десять лет уже. И поэтому те новации, которые для омичей только-только сейчас пришли, мы уже в этой логике работаем 10 лет. При этом я хотел бы заметить, что федеральные партии фактически никогда не играли заметной роли на региональной политической арене. У нас была своя политика, у нас были свои региональные отделения, свои региональные партии, и, соответственно, избирательные блоки, состоящие из региональных отделений тех или иных партий или движений. Именно они в истории избирательных процедур на Среднем Урале всегда играли самую яркую и заметную роль. Давайте вспомним «Горно-заводской Урал», «Май», «Союз бюджетников Урала» - это самые интересные и самые заметные избирательные блоки. Это связано с тем, что в общемировой традиции и тенденции политические партии все-таки начинают играть все меньшую и меньшую роль. Если взять опыт Западной Европы, то сейчас на смену традиционным партиям приходят так называемые блоки избирателей или движений избирателей, которые объединяются под конкретные, текущие, актуальные, социально значимые проблемы. После выборов эти блоки фактически исчезают до образования вновь нового по той или иной социальной проблеме. Поэтому наши новации на укрепление партийной системы, они фактически идут в разрез с общемировой тенденцией.

Евгения Назарец: А сейчас еще одно новшество важное отмечают все, кто, так или иначе, причастен к процессу выборов – это увеличение, если так можно выразиться, проходного балла в федеральный парламент до 7 процентов. Одни говорят, что это всего лишь способ отсеять слабые партии вообще и навсегда, другие говорят, что это приведет, наоборот, к оживлению политической жизни, потому что для того, чтобы преодолеть этот барьер, партиям, которые желают это сделать, понадобится проявить себя ярче. С каким мнением больше согласны вы, или, может быть, они совмещаются просто?

Сергей Мошкин: На мой взгляд, повышение проходного барьера с 5 до 7 процентов означает только одно – открывается зеленый свет и даются преимущества для партии власти или для тех партий, которые являются проектами администраций, проектами Кремля. Фактически для них создается именно режим наибольшего благоприятствования.

Евгения Назарец: Вопрос Михаилу Машкарину. С вашей точки зрения, как выглядит эта ситуация, о которой мы сейчас говорим?

Михаил Машкарин: Это больная проблема. К сожалению, многие региональные парламентарии, в буквальном смысле, обезьянничают с депутатов Госдумы. Может быть, грубо, но так есть на самом деле. Вот увидели там 7 процентов – и у себя пытаются сделать 7 процентов. Но дело в том, что там 225 депутатов, а здесь всего лишь 20-25 избирается в регионах. Поэтому мне кажется, большой процент – даже и 7, и 10 процентов – приводит к тому, что будет создаваться двухпартийная система: партия власти и главная оппозиционная партия КПРФ.

Поэтому для того чтобы были разные мнения, разные точки зрения, разные политические взгляды представлены в парламентах, как и в Государственной Думе, и в региональных парламентах, мне представляется, необходимо сделать минимальный процент. И это зависит еще и от цифры: а сколько человек проходит. Поэтому мне кажется, что должно быть 5 процентов, и не больше.

Евгения Назарец: Михаил, на ваш взгляд, пока еще двухпартийная система не отвечает, скажем так, политическим реалиям в Омской области, например, интересам Омской области?

Михаил Машкарин: Нет. Потому что как мне представляется... а я был членом бюро КПРФ, делегатом съездов многих, и по совершенно объективным причинам порвал... ну, об этом долго говорить, я по этому вопросу книгу написал. Дело в том, что Коммунистическая партия в том смысле, какой она была раньше и сейчас – это совершенно разные вещи. Поэтому лидеры решают свои чисто политические задачи. И избирателей просто-напросто... ну, есть аргументы и факты, что просто держат, простите, за дураков. Поэтому если бы это была цивилизованная оппозиционная партия, которая выражала бы действительно интересы обездоленного народа, тогда бы не было вопросов. А может получиться так, что проходит вот эта довольно сомнительная политическая партия, как КПРФ, и партии власти - это будет очень плохо, потому что они даже могут сговариваться, как это иногда бывало в предыдущие годы.

Поэтому должна быть и другая сила, которая может выступать оппонентом и, скажем, партии «Единая Россия», и КПРФ, и предлагать какие-то конструктивные предложения, оппонировать. Если этого не будет, то будет застой, а этого нельзя позволить. Поэтому желательно бы, особенно сейчас, когда у нас все-таки нет ни двухпартийной, ни трехпартийной системы, а существует более 40 политических партий, и примерно по 30, чуть больше – чуть меньше, в регионах, необходимо, чтобы 4-5 политических партий были представлены в региональных парламентах. По крайней мере пока. Может быть, у нас будет через 5-10 лет, как в США, две партии, и люди уже знают, за кого они голосуют.

Евгения Назарец: И выслушаем мнение нашего радиослушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Юрий из Санкт-Петербурга. Господа, мне кажется, мы обсуждаем то, чего нет. В России уничтожено разделение властей, уничтожены принципы демократии. И вообще, я не понимаю смысла участия в выборах, когда мы вернулись к однопартийной системе, и все сделано для того, чтобы эта однопартийная система... маргинальная партия, которая с ХХ века еще до сих пор жива, должна умереть. Она теперь, эта партия бюрократов делает вид, что все сделано ради демократии. Помните, когда Хрущев первый раз поднял цены жутко сразу на 25-30 процентов на все, и была статья в газете «Правда» «В интересах трудящихся». Вот нам сейчас такую же «мульку» вкладывают и говорят, что это в наших интересах. По-моему, надо заканчивать разговоры и бороться за демократию в стране, больше ни за что.

Евгения Назарец: Спасибо.

И вопрос Сергею Мошкину в связи с мнением нашего радиослушателя. Политологи изучают ситуацию и общественное мнение в том числе? Кстати, по данным уральских политологов, насколько много людей придерживаются такой же точки зрения? Этих людей сейчас называют электоратом.

Сергей Мошкин: Ну, Юрий из Санкт-Петербурга высказал крайнюю точку зрения, хотя со многим я, безусловно, согласен. У нас демократия все больше превращается в декоративную демократию. Это связано с конструкцией нашей Конституции. Она изначально создана таким образом, что исполнительная власть придавила все остальные ветви власти, это правда. Как это проявляется и отражается на умонастроениях избирателей. Очень просто – растут протестные настроения и растут настроения недоверия, неучастия, нежелания участвовать в политической жизни. От выборов к выборам, из года в год растет доля не пришедших на избирательные участки, и среди тех, кто пришел на избирательные участки, растет доля проголосовавших против всех. Кстати, именно в связи с этим федеральный законодатель пошел на норму – возможность в бюллетене не указывать строчку «против всех». Но на самом деле в демократической традиции это достаточно странная новация.

Евгения Назарец: И такой вопрос. Сергей, все-таки кто плохо работает – депутаты или пресса? Почему народ на улицах так мало знает о работе Областной Думы? Или это нормально?

Сергей Мошкин: Знаете, социологические исследования показывают, что уровень доверия к органам представительной власти по России в целом и по Екатеринбургу не выходит за 10-11 процентов. Только одна десятая часть потенциальных избирателей доверяет этому органу власти.

Что касается нашей Областной Думы, то после достаточно тяжелых конфликтов, которые были в прошлом созыве, наконец-то, Дума стала работать. Она занимается повседневной работой. Самое важное, что они сделали, с моей точки зрения, - это январь, февраль, март текущего года – это решение Думы по поводу смягчения пакета законов о монетизации. Все-таки благодаря депутатам фактически все льготы были в натуральном виде сохранены. И вот этот переход на замену льгот в Свердловской области был намного мягче и безболезненнее, чем в других регионах. Вот это самая главная заслуга. Все остальное – это текущая работа депутатов. Конечно, они нуждаются и очень хотели бы, чтобы пресса их показывала более ярко, интересно, красиво, но повседневная работа депутата для журналиста, на мой взгляд, это не самое приятное зрелище и материал. И точно так же для зрителя и для читателя. Это текущая работа. В конце концов, когда парламент работает тихо и спокойно, это означает, что некоторая стабилизация все-таки наступает.

Евгения Назарец: Станет ли, на ваш взгляд, более яркой в смысле как раз обращение внимания на процессы, которые происходят внутри парламента, жизнь свердловского парламента в том случае, если к следующим выборам, скажем так, ведь учитываем, что и давление на партии стало больше, неизвестно что будет с проходным баллом в региональные парламенты – оставят 5 процентов или сделают 7, и какие вообще оппозиционные партии останутся у «Единой России» тоже пока неизвестно, непонятно, вот на этот счет у вас есть прогнозы?

Сергей Мошкин: Внутрипарламентская жизнь депутатов, мне кажется, не имеет никакого отношения к повседневной жизни обывателя. Более того, у нас процесс отчуждения политической власти от жизни простых избирателей, он становится все более и более заметным. Поэтому что происходит, как происходит, зачем происходит – ну, людей, честно говоря, это мало интересует. Благополучие человека все-таки определяется толщиной его кошелька.

Евгения Назарец: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Булатов Валерий Борисович, в прошлом депутат Городской Думы. Я вот что хочу сказать по обсуждаемой проблеме. Ужасно то, что сегодня Дума функционирует – это просто как бы какая-то пародия на народовластие. Просто самый обыкновенный придаток исполнительной власти. Она вообще не выражает интересов народа. Самая настоящая холуйская, карманная Дума, что на уровне города, что городская, что областная. Ну, никаких абсолютно даже предпосылок на то, чтобы они защищали наши интересы. Вот взять хотя бы такой момент, как огромнейшие очереди в поликлинике.

Евгения Назарец: В общем, конечно, примеров может имеющий опыт депутатской работы екатеринбуржец Булатов привести много конкретных, я в этом не сомневаюсь. Но все-таки мы сегодня касаемся вопросов несколько более, мне кажется, больших, важных и общих.

Мне бы хотелось задать вопрос нашему собеседнику в студии Омской телерадиокомпании. Михаил, какое из решений или дел регионального парламента представляется вам наиболее важным? Что важно в Свердловской области мы уже послушали.

Михаил Машкарин: Я полностью согласен со своими коллегами в Свердловской области. Действительно, закон о монетизации мог бы ударить очень больно всех омичей. Но здесь тот случай, где нужно сказать, что Законодательное собрание Омской области во главе с председателем Владимиром Алексеевичем Варнавским и в тесной связи с губернатором Леонидом Константиновичем Полежаевым сделали все, чтобы избавить омичей от тех ударов, которые Дума подготовила. Здесь практически все льготы были сохранены. Более того, даже выплаты происходят в соответствии с федеральным законодательством. Причем долго занимались этим. Пришлось изыскивать из внутренних ресурсов федеральных несколько миллиардов дополнительных рублей, чтобы смягчить. Иначе, в противном случае, мы бы получили массовые протесты. Впрочем, они независимо от того, что действительно много решено, и пикеты до сих пор появляются у Законодательного собрания. В этом отношении нужно отдать должное, что удалось снять эту проблему. И это как раз тот случай, где не имеет большого значения - в одну дуду дует губернатор и Законодательное собрание или не в одну. Вот яркий пример того, как проблемы надо решать. Я так думаю, рассуждения о том, зависимые, не зависимые ветви власти, - это дело уже пятое, или даже, может быть, десятое. Это главная проблема.

Кроме того, у нас недавно состоялись выборы нового мэра города Омска. Виктора Филипповича Шрейдера избрали, бывшего заместителя председателя правительства Омской области. И вот Законодательное собрание вместе с городской властью сейчас решают те проблемы, которые не решались, - вплоть до ремонта крыш кооперативных домов, которые никому не нужны были десятилетиями, капитальный ремонт дорог по всему городу и так далее. Подвижки серьезные есть, и это без областных законодателей сделать было невозможно.

Хотя, конечно, еще раз говорю, претензии можно предъявить как к Законодательному собранию Омской области, так и других регионов – это процесс нормальный. Главное, чтобы было позитивное изменение в лучшую сторону, и чтобы было меньше конфликтов. Потому что там, где конфликты законодательной и исполнительной власти, там, как правило, результатов никаких нет и не будет.

Евгения Назарец: Тему продолжает журналист Омской телерадиокомпании «Антенна-7» Вячеслав Суриков.

Вячеслав Суриков: В этом году Омское Законодательное собрание приняло 44 закона, и еще 5 планируется окончательно принять завтра на заключительном заседании. Самым сложным моментом в работе областного парламента стало вступление в силу закона о монетизации льгот. Оно совпало по времени с повышением тарифов на обслуживание жилья и жилищно-коммунальные услуги. Именно к областному парламенту пришли омские пенсионеры и правозащитники на митинг, чтобы выразить свой протест против реформ. Говорит омский депутат Государственной Думы Олег Смолин, на протяжении многих лет он представлял интересы региональной законодательной власти на федеральном уровне.

Олег Смолин: Собственно, там было несколько версий. Региональная власть выбирала, по какой версии ей идти. В конце концов, она выбрала не худшую версию, по сравнению с тем, что предлагала первоначально Федерация. Решение омских властей значительно смягчили социальное напряжение. Не случайно все-таки уровень выступлений массовых в Омской области был ниже, чем во многих других регионах Российской Федерации. Хотя неверно, будто их вообще не было. Я сам в феврале на 20-градусном морозе стоял в пикете вместе с 3 тысячами других граждан у Законодательного собрания. Думаю, что, может быть, в какой-то степени и этот пикет повлиял на те решения, которые Законодательное собрание принимало.

Вячеслав Суриков: Еще одним драматичным моментом в работе областного парламента стал неприятный закон. Оппозиционный депутат Светлана Андрушко предлагала учредить в Омской области звание регионального ветерана труда. По ее мнению, его следует ввести для тех, у кого трудовой стаж достигает 30-40 лет, но по тем или иным причинам они не получили звание ветеран труда. А оно в Омской области как раз и дает право на 50-процентную скидку на оплату услуг ЖКХ и бесплатный проезд на общественном транспорте как минимум до конца этого года. Это предложение не было принято местными парламентариями. В результате омские пенсионеры в конце мая вышли на пикет, и опять же к зданию Законодательного собрания. И все же депутат Госдумы Олег Смолин сравнивает федеральную и региональную социальную политику в пользу последней.

Олег Смолин: По целому ряду социальных параметров Омская область сделала то, что должна была, но не сделала Федерация. На этот год сохранены транспортные и другие социальные льготы для тех, кого называют не только региональными, но и федеральными льготниками у нас в Омской области. Это, конечно, плюс. Несколько больше, чем положено по федеральным законам поднимается заработная плата российской интеллигенции у нас в Омской области.

Вячеслав Суриков: Заметным на федеральном уровне итогом работы омских парламентариев стало направление в Госдуму проекта закона об ограничении розничной продажи пива. Закон был одобрен депутатами Государственной Думы и вступил в силу в этом году 15 апреля.

Евгения Назарец: В связи с прозвучавшим рассказом о работе регионального парламента в Омской области есть вопрос к нашему эксперту в Омске. Михаил, как стало заметно из того, что рассказано, социальная роль, социальная политика – это тот конек, на котором парламент региональный может сделать очки по сравнению с федеральным. Сохранит ли в будущем политическом сезоне, на ваш взгляд, свое влияние на социальную политику региональный парламент? Ведь не секрет, что федеральная власть практически в приказном порядке все-таки заставляет регионы монетизировать все льготы, даже этого козыря уже в руках не останется.

Михаил Машкарин: Я Олега Николаевича хорошо знаю как депутата, и он представляет нашу оппозицию, и он вынужден даже признать, что региональная власть сделала намного больше, чем федеральная.

Главная проблема, с моей точки зрения, заключается вот в чем, что региональная власть не сможет, скорее всего, сделать так, как сейчас делает. Омичи получают льготы и по федеральному закону, и по областному. Поэтому депутатам придется выбирать золотую середину. И если остаются льготы федеральные, а они останутся независимо от желания омских депутатов, то необходимо будет социально защищать тех, кого необходимо защищать. Хотя вот тот закон о региональных ветеранах можно было, конечно, принять. И я, например, тоже считаю, что его необходимо принять.

Но людей нельзя обманывать. Необходимо принимать только те законы, которые могут быть финансово обеспечены. И если будет принят закон, да, «пользуйтесь льготами, бесплатно ездите, мы вам будем платить 50 процентов ЖКХ, за квартиру и так далее», - но людей обманут, потому что денег не будет. Этого нельзя делать.

Поэтому у регионального законодателя уже очень много проблем, которые необходимо решать в ближайшее время, и будет еще больше в начале следующего года. Надо сделать все, что не сделали депутаты Государственной Думы. Поэтому один из звонков от радиослушателя был, который резко осуждает депутатов, и я тоже разделяю это мнение, потому что позорища такого нигде нет, когда сидит человек 50 в зале депутатов Государственной Думы, идет заседание, а потом принимают какие-то законы, в том числе и совершенно дурацкие, и спускают их вниз.

Евгения Назарец: Спасибо, Михаил.

Сергей, вам вопрос, по сути, тот же самый. Удастся ли в новом политическом сезоне и с учетом новых веяний в политике, или не новых, а все тех же решений в русле установления вертикали власти и тому подобных вещей, так вот, удастся ли в этих условиях региональным парламентам сохранить самостоятельность в формировании социальной политики, в смягчении этих вопросов социальную свою роль удастся сохранить?

Сергей Мошкин: Самостоятельными парламенты наши не являются. Мы уже говорили в начале передачи...

Евгения Назарец: Но хоть какую-то долю самостоятельности.

Сергей Мошкин: ... о том, что конструкция политического режима такова: исполнительная власть подмяла под себя парламентаризм, - это правда. И парламентаризм в России, к сожалению, не состоялся. Но, тем не менее, в вопросах социальной политики я думаю, что в этой сфере исполнительная и представительная власть находят максимальные точки соприкосновения и согласия. Все определяется наличием финансов. Для того чтобы региональным парламентам и исполнительным органам власти наполнить финансовую базу, по крайней мере, надо решать проблему в двух направлениях. Первое – это межбюджетные отношения с центром. И второе – это развитие экономики в регионе, дабы увеличивать налогооблагаемую базу, и поступления в бюджет перераспределять в социальную сферу. Вот эти два варианта. В социальной политике, мне кажется, и исполнительная, и представительная власти находят точки соприкосновения.

Евгения Назарец: Напомню, что поводом для разговора стали изменения в российском избирательном законодательстве и окончание политического сезона в регионах.

XS
SM
MD
LG