Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что произойдет в Секторе Газа после ухода оттуда еврейских поселенцев?


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.

Андрей Шарый: Государственный секретарь США Кондолиза Райс призвала Израиль и Палестинскую автономию как можно скорее согласовать детали вывода израильских войск и эвакуации еврейских поселений из Сектора Газа. Райс начинает кратковременную поездку в страны Северной Африки и Ближнего Востока.

Что произойдет в Секторе Газа после ухода оттуда еврейских поселенцев и израильской армии? Мой коллега Кирилл Кобрин беседует с Ириной Звигельской, доктором исторических наук, сотрудником Института востоковедения Российской Академии Наук.

Кирилл Кобрин: Кто сможет обеспечить безопасность в Секторе Газа после вывода израильских войск?

Ирина Звигельская: В принципе, эту безопасность так или иначе должны будут обеспечить силы безопасности Палестинской автономии. Просто других сил, которые будут это делать нет. Конечно, можно поставить вопрос о том, что уйдут поселенцы. Может быть, еще на какое-то время останется израильская армия, хотя бы частично. Но мне кажется, что тогда весь процесс будет поставлен под вопрос. Задача заключалась не только в том, чтобы убрать поселенцев, а и в том, чтобы убрать оттуда армию, заставить ее выполнять куда более необходимые для обеспечения государства функции. Потому что защита поселенцев, конечно, это не те функции, которая должна выполнять армия в достаточно сложной ситуации.

Кирилл Кобрин: Не наступит ли хаос после ухода израильской армии?

Ирина Звигельская: Собственно, есть опасения, что это может произойти. Но, мне кажется, сейчас вопрос стоит очень остро не только для израильского правительства, которое приняло, как вы видите, не самое популярное решение, но, мне кажется, что для самих палестинских властей.

Сейчас Абу Мазину необходимо доказать, что он тот человек, который контролирует ситуацию, с которым можно договариваться. Вы помните, какие всегда были проблемы с Арафатом? Его обвиняли в том, что либо он не может контролировать ситуацию, поэтому с ним не надо говорить, либо он не хочет контролировать ситуацию, поэтому с ним тоже нет никаких оснований говорить. Мне кажется, что Абу Мазин - это шанс для того, чтобы все-таки хоть о чем-то договориться. Сейчас главная задача, как мне представляется, мирового сообщества - помочь Абу Мазину. Потому что даже израильское правительство со своей стороны пытается ему помочь. Как вы знаете, была отменена планировавшаяся крупная операция в Газе. Это был такой шаг навстречу, как стремление дать возможность Абу Мазину самому решить эту проблему.

Кирилл Кобрин: Поясню для наших слушателей, что вы называете Абу Мазином главу Палестинской автономии, которого на волнах Радио Свобода обычно называем Махмуд Аббас.

Как известно, ХАМАС на последних выборах в Палестине добился успехов на местных выборах, я имею в виду, у ХАМАСа большие программы помощи благотворительности и так далее. Нет ли опасений, что, например, в Газе ХАМАС заменит структуры Палестинской автономии?

Ирина Звигельская: ХАМАС - это такая организация, которая очень много уделяет времени и денег благотворительности, созданию различных фондов, социальной помощи, то, что всегда игнорировали палестинские власти. Но в данном случае речь идет не о том, каково будет их влияние на население. То, что они внедрились в эту социальную сферу, мне кажется, это результат, который сейчас изменить нельзя, да и не надо, наверное, менять. Потому что их все равно заменить в этом сейчас некому, хотя они, может быть, обрабатывают молодежь не в том духе, создают закрытое достаточно пространство, но тем не менее. Кто оказывает медицинскую помощь? Кто помогает? Это они. Мне кажется, есть ряд исследователей, которые согласны с этой точкой зрения, что ХАМАС притом, что они проводят и проводили террористические акции, они не являются самыми отъявленными экстремистами.

Кирилл Кобрин: А кто является?

Ирина Звигельская: Скорее такую роль приписывают больше исламскому Джихаду. Существует точка зрения, что все-таки эта организация, с которой можно пытаться политически договориться. Они хотят быть интегрированной структурой власти. После этого будут они прибегать к террористическим методам? Тут палестинским властям надо этот вопрос с ними очень жестко решать. В этом-то и состоит дилемма Махмуда Аббаса.

XS
SM
MD
LG