Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Великобритании полиция продолжает операцию по поиску террористов


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.

Михаил Фролов: Полиция Лондона арестовала третьего подозреваемого в осуществлении попытки теракта в британской столице 21 июля. Скотланд-Ярд подтвердил арест в районе Тасл-Хилл на юге Лондона. Согласно предоставленной информации, подозреваемый был задержан в ночь с субботы на воскресенье. Допрос подозреваемого проходил в центральном отделении столичной полиции. Два человека, ранее арестованные на станции "Столквелл" по подозрению в организации взрывов, находятся под усиленной охраной в полицейском участке, сообщает агентство "Скай-Ньюс". Напомню также, что в ходе операции по поиску лиц, причастных к организации терактов, сотрудниками полиции по ошибке был убит гражданин Бразилии, которого приняли за террориста-смертника.

Прокомментировать ход расследования лондонских терактов и трагический случай гибели невиновного человека наш лондонский корреспондент попросила известного эксперта в области международного терроризма, сотрудника британского Центра международной безопасности и оборонных исследований Марка Бейли.

Наталья Голицына: Господин Бейли, кто, на ваш взгляд, стоит за терактами в Лондоне?

Марк Бейли: Как недавний, так и предыдущий теракты, 7 и 21 июля, почти наверняка совершили объявившие джихад исламские террористы. Пока неясно, есть ли у них тесные связи с международным терроризмом и с организацией "Аль-Каида". Дело в том, похоже, что они использовали самодельную взрывчатку собственного производства, кроме того, все известные нам участники терактов - жители Англии.

Наталья Голицына: Таким образом, нельзя сказать, что лондонские теракты - дело рук "Аль-Каиды"?

Марк Бейли: Видите ли, "Аль-Каиду" нельзя назвать в полном смысле слова организацией. Это скорее ассоциация. Это вовсе не организация с иерархической структурой, а это ассоциация группировок, разделяющих идеи исламского джихада. Члены таких группировок могут рекрутироваться из-за границы или сформировать террористическую ячейку в любой стране, пытаясь при этом контактировать с другими организованными террористами. Это очень гибкая, неупорядоченная структура, способная адаптироваться к любой ситуации.

Наталья Голицына: Как бы вы оценили действия британской полиции в создавшейся ситуации?

Марк Бейли: Действия и реакция полиции, служб спасения и контрразведки были превосходными. Их критиковали за неспособность предотвратить теракты, однако нигде в мире, даже в жестко контролируемых авторитарных государствах, спецслужбы не могут предотвратить теракты смертников. Британские спецслужбы продемонстрировали очень быструю реакцию на случившееся. Они оперативно провели химический анализ мест взрывов, быстро задействовали разведывательную информацию. Проблема состоит в том, что при том огромном количестве людей, попавших в поле зрения полиции, невозможно следить за каждым и абсолютно всех контролировать.

Наталья Голицына: Может ли помочь британским спецслужбам опыт борьбы с терроризмом Ирландской республиканской армии?

Марк Бейли: Опыт, который приобрели спецслужбы в предыдущих кампаниях по борьбе с терроризмом, необычайно важен. Были извлечены очень полезные для наших дней уроки. Опыт, приобретенный в борьбе с Ирландской республиканской армией, повлиял на тактику британских спецслужб, но он же продемонстрировал отсутствие единой и скоординированной политической стратегии. Это привело к тому, что в результате начавшихся переговоров с ИРА террористы добились многих своих целей.

Наталья Голицына: Значит ли это, что политика британского правительства в борьбе с терроризмом неэффективна?

Марк Бейли: Дело в том, что у правительства попросту отсутствует единая политика в борьбе с терроризмом. У него несколько различных видов политики и несколько различных законов, многие из которых приводят к непредвиденным негативным последствиям. К примеру, в Англии по подозрению в терроризме в заключении в течение 3 лет находятся 11 человек, и им до сих пор не предъявлены обвинения, до сих пор их дела не переданы в суд. Я готов согласиться, что эти 11 человек, возможно виновны, однако в демократической стране вы обязаны сообщить, в чем они конкретно обвиняются. Следует не только бороться с терроризмом, но и создавать уверенность в безопасности у людей, среди которых действуют террористы.

Наталья Голицына: Полиция признала, что в ходе расследования терактов по ошибке был застрелен невиновный человек. Насколько оправданна нынешняя тактика полиции - стрелять на поражение в случае возникновения подозрений о возможном теракте?

Марк Бейли: Несмотря на то, что стало достоянием прессы, несмотря на вызванный этим шок, маловероятно, что здесь произойдут какие-либо изменения, ибо не пересмотрен закон. Для того чтобы изменить тактику действий полиции, необходимо изменить закон, которому она следует. Так что очень сомнительно, что в полицейской практике произойдут какие-либо изменения. Инструкция, которой следует полиция, гласит: полицейский обязан стрелять, чтобы спасти жизнь или имущество. В этом случае стрелявшие полицейские должны были быть убеждены, что чья-то жизнь в опасности. А если жизнь в опасности, - а в этом случае подозревалась возможность совершения теракта террористом-смертником - полицейские должны уничтожить подозреваемого. Его нельзя просто ранить - это не спасет положение, потому что террорист-смертник может просто нажать кнопку, причем может это сделать при последнем вздохе.

Наталья Голицына: Изменилось ли что-либо в тактике международного терроризма за последние годы?

Марк Бейли: Одна из проблем этой войны нового типа, хотя сам терроризм существует не одно десятилетие, если не столетие, один из ее новых элементов - это Интернет и мобильные телефоны. Сейчас террористам не нужно быть в одном месте, в одном городе или деревне и даже в одной стране, чтобы вербовать своих сторонников, чтобы их агитировать, организовывать, инструктировать, учить делать бомбы, склонять к экстремизму, готовить психологически. Им не нужно для этого даже встречаться. В этой ситуации с помощью Интернета каждый в любом месте может стать членом "Аль-Каиды".

Наталья Голицына: Представляет ли британская мусульманская община угрозу безопасности страны?

Марк Бейли: Угроза исходит от очень небольшого числа фанатиков, которые используют британскую мусульманскую общину, как, впрочем, и любую другую в Западной Европе, в качестве защитного укрытия. Это не значит, что мусульманская община должна нести вину за их деяния, что она носит криминальный характер или представляет угрозу безопасности. Чтобы предотвратить ее использование террористами в качестве укрытия, чтобы не дать им анонимно действовать в ее среде, община должна отслеживать в своей среде террористическую активность своих братьев, отцов и сыновей, собирать информацию о том, чем они занимаются, о чем говорят. И это то, что поняли в Англии за последние две недели. Это то, чем должна заняться мусульманская община.

Наталья Голицына: Существует ли, на ваш взгляд, различие между терроризмом в России и на Западе?

Марк Бейли: Собственная пропаганда террористов утверждает, что все это часть единой борьбы с христианской цивилизацией, часть сопротивления ее стратегии на уничтожение ислама. Однако думаю, что политические цели воюющих в Чечне отличаются от целей "Аль-Каиды", от тех целей, которые она преследует в Афганистане, Саудовской Аравии и на Западе. Конечно, для террористической пропаганды очень важно рассматривать войну в Чечне, как часть своего международного движения. Однако, на мой взгляд, это различные явления.

XS
SM
MD
LG