Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент Грузии предложил Москве совместно расследовать теракт в городе Гори


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов и тбилисский эксперт в области геополитических исследований, директор Кавказского института мира, демократии и развития Гия Нодиа.

Андрей Шарый: Президент Грузии Михаил Саакашвили предложил Москве совместно расследовать террористический акт в городе Гори, расположенном в непосредственной близости от границы с Южной Осетией. МВД Грузии утверждает, что теракт в Гори совершили представители этой самопровозглашенной республики. В это же время главы Абхазии и Южной Осетии договорились о координации действий в случае силовой операции Тбилиси. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: Министр внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили утверждает, что теракт в Гори осуществила группа, сформированная полтора года назад полковником ГРУ Анатолием Сысоевым. Арестованы Георгий Валиев, Гия Засеев и Иосиф Кочиев, которому принадлежал автомобиль со взрывчаткой. Правоохранительные органы Грузии объявили в розыск шесть других членов группы.

Представители Москвы заявили, что граждане России не имеют отношения к теракту. В Южной Осетии считают, что Тбилиси подготавливает почву для вторжения в республику. Грузия ищет войны и обвиняет осетин в различных преступлениях, считает секретарь Совета Безопасности Южной Осетии Олег Алборов. Президент Саакашвили предложил российской стороне принять участие в следственных мероприятиях. Рассказывает наш корреспондент в Тбилиси Георгий Коболадзе.

Георгий Коболадзе: В ходе встречи с личным составом патрульной полиции президент Грузии Михаил Саакашвили говорил о террористических актах, которые, по утверждению МВД Грузии, совершили диверсанты из Южной Осетии, подготовленные российскими спецслужбами. Грузинский лидер при этом выступил с неожиданным предложением. Он пригласил российских следователей участвовать в допросах лиц, арестованных по обвинению в совершении теракта в Гори 1 февраля.

Тем временем, представитель республики Южной Осетии в Москве Дмитрий Медоев вновь категорически опроверг утверждение грузинского правительства о том, что в Южной Осетии под руководством полковника ГРУ Анатолия Сысоева готовятся диверсанты, которые затем якобы забрасываются в различные районы Грузии для совершения террористических актов.

Олег Кусов: Несколько грузинских телекомпаний показали видеозапись беседы с арестованным Георгием Валиевым, который утверждает, что "на территории бывшего консервного завода в Цхинвале создана тренировочная база для подготовки террористов, и что инструкторами на этой базе являются граждане России, временно проживающие в Цхинвале на территории штаба миротворческих сил". По словам Георгия Валиева, "в первой половине августа 2004 года группа террористов была направлена для прохождения полевой подготовки в Россию, где на территории Дарьяльского ущелья прошла подготовку по минированию и стрельбе из разных видов оружия".

Представитель Министерства обороны России Вячеслав Седов заявил, что человека по фамилии Сысоев в ГРУ нет. Российские наблюдатели высказывают мнение, что выпады Тбилиси в адрес Москвы и Цхинвали - это подготовка общественного мнения к установлению контроля над Южной Осетией. Московский эксперт Дмитрий Бабич не исключают такого варианта развития событий.

Дмитрий Бабич: Я разделяю точку зрения обозревателя "Коммерсанта" Ольги Аленовой, которая больше меня ездила в этот регион. Она в одном из последних номеров "Коммерсанта" написала, что силовая акция против Южной Осетии готовилась грузинским руководством еще в прошлом году. Помешал Беслан. В условиях, когда один город в Северной Осетии подвергся такому жуткому нападению, силовая операция в Южной Осетии выглядела бы некрасиво в глазах России и мирового сообщества.

Пойдет ли грузинское руководство на силовую акцию ныне? Возможно. Будет ли она успешной? Не уверен. Дело в том, мне кажется, что судьба грузинского единства решается не на полях сражений. Она решается в процессе реформирования самого грузинского общества. Если Грузия будет привлекательной страной, привлекательным проектом для тех же южных осетин, я думаю, что проблем не будет. Я бы не придавал большого значения тому, насколько хорошо натренированы грузинские войска. Дело в том, что за грузин воевать в Южной Осетии ни НАТО, ни США, ни европейцы не будут. Будут воевать грузины. Самое главное, это не воевать, а интегрировать это общество. Сможет ли нынешняя Грузия оказаться достаточно привлекательной для того, чтобы опять включить в себя мятежные территории? Это решается не столько в Цхинвале, сколько в Тбилиси, Кутаиси и во многих маленьких и больших городах Грузии, где сейчас идет процесс реформирования и строительство этого нового грузинского государства, уже постшеварднадзевского.

Олег Кусов: Еще один аспект этой истории. Не так давно в Южной Осетии появился новый премьер-министр Юрий Морозов, человек из Курска, представитель нефтяников. До этого были назначены министром обороны гражданин России, который никогда до этого не жил в Южной Осетии, министр госбезопасности тоже русский, который не скрывает своей связи с российскими спецслужбами, как впрочем и министр обороны. О чем это говорит?

Дмитрий Бабич: Вообще складывается довольно странная ситуация во всех мятежных грузинских автономиях. Мы помним прекрасно, как в прошлом году двух враждующих кандидатов на пост президента Абхазии мирил почему-то Владимир Колесников, представитель Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Какое отношение имеет Генеральная прокуратура Российской Федерации к конфликту во время выборов в Абхазии, я просто не понимаю. Это все тревожный знак, прежде всего, для России. Это сигнал о том, что если интеграция постсоветского пространства и будет проводиться, она будет проводиться какими-то теневыми методами.

Есть какие-то договоренности, какие-то то люди, нефтяники из Курска, отставники российской армии, которые почему-то всплывают в Цхинвале. Решения об этом принимаются в обход российского парламента, в обход официальных структур. Обычный российский избиратель никак не может на это повлиять, никак не может об этом никому задать вопрос. Теневой характер этой интеграции неприятен, мне кажется, просто недостоин России.

Олег Кусов: Говорил московский эксперт Дмитрий Бабич.

В тоже время президенты Абхазии и Южной Осетии Сергей Багапш и Эдуард Кокойты сделали совместное заявление о подготовке всеобъемлющего договора между двумя самопровозглашенными республики.

Андрей Шарый: Очередное обострение отношений между Москвой и Тбилиси дает хорошую возможность обсудить проблему сути и тона общения, которые Россия выбирает для разрешения противоречий с республиками бывшего Советского Союза. Гость рубрики "Собственный опыт" сегодня тбилисский эксперт в области геополитических исследований, директор Кавказского института мира, демократии и развития Гия Нодиа.

Гия Нодиа: Глубинные проблемы в отношениях Москвы и Тбилиси есть. Они связаны в основном с ролью России в сепаратистских регионах - Южной Осетии и Абхазии. Грузинское правительство считает, что Россия еще более активно стала поддерживать эти силы. Этот эпизод с терактом в Гори просто вписывается в общий контекст той напряженности в связи с этими конфликтами, которые уже существуют между Грузией и Россией.

Андрей Шарый: Что подсказывает ваш опыт политолога, ваш собственный опыт, есть ли какой-то конструктивный способ разрешения этого конфликта? Или исходя из такого напряженного тона в отношениях между Кремлем и администрацией Саакашвили, вся ситуация так и будет развиваться по пути взаимных обвинений?

Гия Нодиа: Я боюсь, что пока она будет развиваться именно так, поскольку такой процесс переговорный, который ни к чему не ведет, это все продолжается в течение 12-14 лет. Грузинское правительство как-то хочет показать, что для него неприемлем такой статус-кво без всяких извинений, чтобы оно еще продолжалось какое-то неопределенное время. Стратегия грузинского правительства, по-моему, заключается в том, чтобы привлечь больше внимания международного сообщества к этой проблеме и как-то утвердить точку зрения, что что-то с этими конфликтами нужно делать.

Андрей Шарый: Как вы считаете, международное сообщество будет связываться сейчас с Россией для того, чтобы каким-то образом облегчить ситуацию в Грузии? Имеет ли право Саакашвили рассчитывать на сколько-нибудь заметную поддержку из-за рубежа?

Гия Нодиа: Саакашвили, как мне кажется, надеется, что некоторое усиление поддержки из-за рубежа действительно произойдет, хотя очень трудно определить в какой именно форме эта поддержка будет, на что конкретно рассчитывают грузинские власти.

Андрей Шарый: А как вы считаете, есть основания рассчитывать на такую поддержку или нет?

Гия Нодиа: Я думаю, что некоторое усиление политической поддержки уже происходит, но я сомневаюсь, чтобы это усиление было достаточным для того, чтобы принципиально изменить ситуацию в регионах конфликта.

Андрей Шарый: Сразу после победы "революции роз" в первые месяцы казалось, что Саакашвили намеревается очень активно и успешно действовать на пути повторного объединения Грузии. Речь идет об Аджарии - это бесспорно внутриполитическая победа грузинского президента. С Абхазией и Южной Осетией ситуация оказалась куда более сложная. Сейчас вы видите какие-то конструктивные пути для того, чтобы как-то решить южноосетинскую проблему, о чем много говорят в эти дни?

Гия Нодиа: Мне кажется, тут без изменения позиции России очень трудно надеяться на какие-то изменения в связи с Южной Осетией. Мне трудно предсказать или увидеть перспективу изменения позиции России.

Андрей Шарый: Господин Нодиа, хочу обратиться сейчас к вашему опыту теоретика, геополитика. По возможности забудьте о том, что вы в Тбилиси. Есть огромная Россия и маленькая Грузия, есть огромная Россия и маленькая Эстония и Латвия. Пару дней назад на одном из российских Интернет-сайтов появился материал под названием "Маленькая Россия". Комментатор пишет о том, что Россия, великая держава, как бы становится на уровень маленьких стран и ругается с ними как бы по-детски. Вам близка такая постановка вопроса? Какую вы видите выгодную для России политику для того, чтобы решать проблему на постсоветском пространстве?

Гия Нодиа: Мне кажется, главная проблема у России - это некоторое уязвленное самолюбие именно потому, что ее политический вес в международной политике весьма мал, по крайней мере, гораздо меньше, чем российская политическая элита хотела бы. Смириться с этим понижением статуса очень трудно. Понятно, но, мне кажется, пока не ясно, скажем, как именно конкретно Россия рассчитывает опять повысить этот статус, и превратиться из такого маленького государства, как пишется в этой статье, которую вы упомянули, опять в государство, которое уважают, к мнению которого прислушиваются и так далее.

Андрей Шарый: Господин Нодиа, вам кажется, что речь идет об отсутствии свежей внешней политической мысли в Москве? Там нет концептуального видения внешней политики, либо какие-то другие причины того, что Россия, кроме этой уязвленной реакции ничего не может предложить своим партнерам, бывшим согражданам? Связи-то исторические и людские огромные. Они по-прежнему остаются.

Гия Нодиа: Мне кажется, что нет какой-то внятной концепции внешней политики именно на постсоветском пространстве. Россия цепляется как-то за те регионы, те рычаги давления, чем влияния, которые у нее еще остались.

XS
SM
MD
LG