Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Верховном суде Северной Осетии продолжаются слушания по делу Нурпаши Кулаева


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.

Андрей Шароградский: В Верховном суде Северной Осетии продолжаются слушания по делу Нурпаши Кулаева, единственного, по версии следствия, выжившего участника нападения на школу номер 1 в Беслане. Практически на каждом судебном заседании из уст потерпевших и обвиняемого звучат новые шокирующие подробности этого теракта, многие из этих подробностей противоречат сделанным ранее заявлениям официальных лиц.

Юрий Багров: Люди, находившиеся в здании 1-3 сентября, в один голос говорят, что во время штурма по ним стреляли танки. Официальное следствие применение тяжелой техники уже не отрицает, но утверждает, что огонь велся, когда в школе заложников не оставалось. По оценкам потерпевших, террористов, совершивших захват, было по меньшей мере человек 50. Прокуратура настаивает на 32. Многие уверены, что некоторые террористы покинули школу еще до начала штурма. Так об этом в своих показаниях рассказывает Лариса Кудзыева.

Лариса Кудзыева: Когда он вел переговоры, кличка его была "Али", и он просил четырех человек прийти на переговоры. Условием он выставлял то, что все федералы должны выйти из Чечни. Другое условия, что я слышала, - это было чтобы всех мусульман выпустили из тюрьмы. Непонятно было на тот момент, что за мусульмане, что за тюрьма и какое отношение это имеет к нам. Видимо, с той стороны, с которой он разговаривал, предложили журналистов и врачей, потому что он ответил: "Кино я здесь снимать не буду, и врачи нам здесь не нужны. Вы нам представьте этих людей. Вечером 2-го числа этого человека больше не было, его не было ни ночью, ни 3-го числа, его не было среди убитых. Может быть, у него была возможность уйти, и он ушел.

Юрий Багров: В первые часы захвата Ларису Кудзыеву повели на расстрел за то, что она оказывала помощь раненому заложнику.

Лариса Кудзыева: Я схватилась за дуло автомата, отвела его в сторону и говорю: "Что ты здесь театр разыгрываешь? Тут женщины и дети, и все они напуганы". На что он мне ответил: "Заткнись!" И тут я сказала: "Между прочим, ваши дети отдыхают в наших санаториях, ваши жены рожают в наших роддомах". На что он ответил: "Это не наши женщины и не наши дети, это все кадыровское отродье. Зато ваши осетинские парни что у нас вытворяют!"

Юрий Багров: На следующий день Ларисе Кудзыевой предложили в обмен на освобождение детей и родственников стать шахидкой.

Лариса Кудзыева: Тот, у которого кличка была "Абдулла", он меня вызвал из толпы: "Дай свой паспорт". Я сказала, что у меня паспорта нет. Он усмехнулся: "Как это нет?" Я говорю: "Я без паспорта". Он меня вызвал из толпы, подвел к другим двум боевикам, спросил, почему я в черной одежде. Я не стала говорить, что я в трауре, а сказала, что я просто так одета, на что он мне сказал: "Наверное, ты ингушка". Я сказала: "Нет". Тогда он спросил, как моя фамилия, как моя девичья фамилия, а также спросил, сколько у меня здесь детей. Я ему ответила, что со мной трое детей, сын Вадима Балоева остался со мной. Он мне тогда сказал: "Твоих троих детей выведем, если у тебя кто-то здесь есть из родственников, их тоже выведем. Ты остаешься с нами, одеваешь пояс шахидки". На что я ответила: "А где ваши шахидки?" Он мне ответил: "Вчера вечером ваши пытались штурмовать, хотели выбить стену в зале..." Видимо, не получилось, попали в какое-то помещение, где находились шахидки, и, как он сказал, "девочки наши погибли".

Юрий Багров: Длинная, ниспадающая на правую часть лица челка и большие темные очки скрывают многочисленные шрамы и ожоги, полученные Ларисой Кудзыевой во время штурма.

Подсудимый Нурпаша Кулаев некоторых заложников узнает. Одному из потерпевших, Сергею Урманову, Кулаев напомнил: "А помнишь, я тебе дал финики и попросил, чтобы ты не попросил никому". "Да, было такое", - согласился Урманов, и чуть позже добаявил: "У меня в семье шесть человек там погибли, а ты мне про финики говоришь".

Владикавказский адвокат Альберт Плиев, защищающий Кулаева в суде, лишь изредка задает потерпевшим вопросы. Вот как он сам объясняет свою позицию.

Альберт Плиев: Сейчас мы рассматриваем дело по обвинению именно Кулаева, и я не могу выходить за рамки обвинения. То есть в данном процессе затрагиваются и другие процессы, которые, в принципе, к данному делу, именно к Кулаеву, не имеют отношения, то есть там не имеет смысла и вопросы задавать.

Юрий Багров: Показания Нурпаши Кулаева так же, как и показания заложников, не совпадают с версией гособвинения. Адвокат Альберт Плиев говорит, что Кулаев искренне желает помочь людям разобраться в произошедшем.

Альберт Плиев: В ходе предварительного расследования не был установлен тот факт, что в школе находилось более 32 человек. Это было озвучено только в ходе уже судебного заседания, он сказал, что когда они заходили в школу, со второго этажа, с крыши уже стреляли люди, боевики. Он озвучил это, как бы отвечая на вопросы бесланских жителей. В принципе, как я понимаю, на контакт он идет. Все, что он знал по данному делу, он рассказал. Он раскаивается в том, что попал в эту школу. По его словам, он не знал, куда он едет, в школу он попал только по просьбе его брата, брат старший его забрал с собой, а на Кавказе не принято обсуждать и перечить старшим. Он религиозный человек, то есть он молится, верит, но религиозных экстремистом его навряд ли можно назвать. Активных действий никаких он там не предпринимал. Раскаивается, что попал в школу эту.

Юрий Багров: Изменилось и отношение бывших заложников к Нурпаши Кулаеву. Во время одного из слушаний женщины из Комитета матерей Беслана заявили, что готовы его простить и ходатайствовать о смягчении приговора. О том, как воспринял эти слова Нурпаша Кулаев, адвокат Альберт Плиев.

Альберт Плиев: Поведение его с начала процесса до сегодняшнего дня не изменилось. Помнится, что на первых двух процессах, когда зачитывали обвинительное заключение, многие матери кидались на него, это нами обговаривалось до судебного заседания, я ему объяснял, что такая реакция возможна, так как там многие потеряли свои семьи, семьи полностью. Далее говорили, что они его могут простить. В принципе, я считаю, что это их личное мнение и право - прощать его или нет.

Юрий Багров: Адвокат рассчитывает, что суд учтет все обстоятельства и, исходя из материалов дела, назначит приговор. По мнению Альберта Плиева, самые тяжелые статьи, по которым обвиняется Кулаев, - умышленное убийство и нападение на сотрудников правоохранительных органов - по материалам дела не доказаны. Говорит владикавказский адвокат Альберт Плиев.

Альберт Плиев: Любой адвокат и любой подсудимый всегда ожидают и надеются, что приговор будет в их пользу. Естественно, это не только Кулаев, это любой подсудимый. Мы надеемся, суд разберется полностью, подойдет всестороннее и объективно к рассмотрению данного уголовного дела, рассмотрит все факты и его непосредственную роль в этом деле. И мы надеемся, что приговор будет справедливый.

Юрий Багров: Говорил Альберт Плиев, адвокаты Нурпаши Кулаева, единственного выжившего, как считает официальное следствие, участника нападения на 1-ую бесланскую школу.

XS
SM
MD
LG