Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иран: Ахмадинежад берет бразды правления в собственные руки


Гульназ Эсфандиари

Сегодня 3 августа закончился срок правления президента Ирана реформатора Мохаммада Хатами. В качестве нового главы государства утвержден Махмуд Ахмадинежад.

Хатами пришел к власти в 1997-м на волне массовой поддержки со стороны молодежи и женщин, которым он обещал предоставить больше прав. Через четыре года он был переизбран внушительным большинством голосов. Многие из его сторонников успели разочароваться в своем прежнем кумире. Другие наблюдатели надеются, что восемь лет президентства Хатами не пропали даром.

Выступая за неделю до сложения полномочий, президент Мохаммад Хатами заявил, что одним из его главных достижений стало предоставление иранскому народу права на выражение протеста против действий властей. Чем активнее критикуется правительство, сказал он, тем легче будет осуществить в Иране реформы.

Президент также отметил, что судить об успехе или провале его начинаний может лишь сам иранский народ. Однако многие иранцы уже вынесли свой вердикт: харизматик Хатами, который, как представлялось, только и мог бы реализовать идею строительства демократии с исламской спецификой, не смог завершить свой проект.

Прощание с мечтой

Некоторые из его реформ были заблокированы консерваторами. Например, правительство Хатами выдало десятки разрешений на выпуск новых либеральных изданий – но эти лицензии были быстро отозваны судебными органами, контролируемыми сторонниками жесткого курса. Более ста газет и журналов были закрыты по решению суда, двести журналистов были привлечены к административной и уголовной ответственности. Целый ряд правозащитников, студентов и писателей был приговорен к тюремному заключению.

Сторонники Хатами, включая активистов студенческих организаций, критиковали его за то, что он не смог бросить вызов консерваторам. На это президент отвечал, что "столкновения и хаос" не отвечают интересам Исламской республики. "Решать, успешно ли было (мое) правительство, которому пришлось продвигаться по длинной и трудной дорогое к демократии, должен только сам народ", - говорил Хатами.

Многие из критиков ушедшего президента считают это отговорками - Хатами просто не решился использовать всю полноту своей власти, чтобы сдерживать ретроградов. "Во многих случаях он отошел от собственных лозунгов и заявленных целей, - говорит сотрудник тегеранского Центра в защиту прав человека Мохаммад Али Дадха. – Одним из наиболее поразительных примеров такого поведения стали парламентские выборы (прошлого года), когда Наблюдательный совет (управляемый консерваторами контролирующий орган – РС) безо всяких причин запретил баллотироваться поддерживавшимся народом кандидатам (общим числом более тысячи человек). Хатами тогда не предпринял никаких мер, даже не вышел к участникам сидячей акции протеста. Он просто никак не выразил своей позиции".

Или она все-таки вертится

Несмотря на эти уступки реакции, большинство наблюдателей сходятся во мнении, что за два президентских срока Хатами все же были проведены некоторые умеренные реформы, достигнуты послабления режима, а иранская политика стала чуть более открытой.

По оценке Мохаммеда Дадха, граждане Исламской Республики имеют теперь лучшее представление о собственных правах: "Он (Хатами) создал политическую атмосферу, в которой людям легче отстаивать собственные интересы. Пределы дозволенного в литературе, искусстве, культуре также расширились".

Бывший член парламента и журналист из Мешхеда Мохаммад Садек Джавади Хесар считает, что ушедшему президенту удалось изменить саму природу взаимоотношений между гражданами и правительством – за счет поощрения критики последнего. "Другим достижением его правления стало то, что он постарался вовлечь людей в процесс принятия решений". Деятельность органов власти стала более прозрачной и понятной для граждан, замечает он.

"(Политические) заключенные остались и при Хатами, но, по крайней мере, стало известно, за что посадили человека и куда. До него человек мог исчезнуть без следа, не могло идти и речи о том, чтобы его навещали родные, - говорит Джавади Хесар. – Теперь же чиновники начинают понимать, что они не бесконтрольны".

Наблюдатели также указывают, что предыдущий президент оказал заметное влияние на сам характер политической дискуссии в обществе. Теперь даже консерваторы выучили и используют в полемике слова "демократия", "гражданское общество" и "права человека". Хатами заслужил положительные отзывы и за пределами страны – за то, что приоткрыл Иран для диалога с Европой, проводил политику урегулирования региональных конфликтов и временами даже пытался ослабить напряженность во взаимоотношениях с Соединенными Штатами.

Конец эпохи

Но сегодня, когда новый президент Ирана ультра-консерватор Махмуд Ахмадинежад официально приступил к исполнению своих полномочий, противоречивое правление его предшественника осталось позади. Растут опасения, что многие из осуществленных Хатами реформ могут быть отменены.

Обоснованы ли эти опасения? Некоторые из комментаторов полагают, что произошедшие в иранском обществе изменения уже необратимы. "Конечно, посаженному Хатами дереву еще только предстоит принести свои плоды. Без сомнения, многие попытаются не допустить этого, выкорчевать это растение с корнем. Но общество этого просто не потерпит", - считает Мохаммед Дадха.

Как недавно писала газета Iran Daily, для миллионов иранцев, которые в свое время поддержали Хатами, в том числе для тех журналистов, которые заплатили за эту поддержку дорогую цену, конец его правления стал "печальным днем".

Сам президент вспоминает о своих встречах с прессой как о лучших моментах своей президентской жизни. "Даже когда вы спорили со мной и скандалили, и порой были несправедливы ко мне, даже тогда - быть с вами и отвечать на ваши вопросы было для меня не в тягость", - отметил Хатами на прощальной пресс-конференции на прошлой неделе.

"Смеющийся сейед" (потомок пророка Мохаммеда), как называют 62-летнего экс-президента, уже объявил о том, что не будет занимать никаких официальных постов. Как сообщается, он намерен посвятить себя продвижению своей доктрины "диалога цивилизаций"

Сокращенный перевод Сергей Гулого.

XS
SM
MD
LG