Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взрыв в подземном переходе на Пушкинской площади в Москве до сих пор остается не раскрытым


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Андрей Шарый: Ровно 5 лет назад, 8 августа 2000 года, в результате взрыва в подземном переходе на Пушкинской площади в Москве погибли 13 человек и более 100 были ранены. Это преступление до сих пор остается не раскрытым. Продолжит репортаж Мумина Шакирова, который в тот день был одним из первых журналистов, сообщивших о трагедии в центре Москвы.

Мумин Шакиров: Взрыв произошел в 17 часов 58 минут, это время зафиксировали очевидцы, которые оказались в тот момент рядом с местом трагедии. Как позже установило следствие, двое неизвестных подложили сумку-дипломат и полиэтиленовый пакет с полукилограммом вещества, содержащего тротил и гексоген, рядом со стеклянной палаткой. Страшный хлопок разрушил торговые павильоны и частично повредил конструкции перехода, 13 человек погибли и 118 получили ранения различной степени тяжести.

Пять лет назад я оказался на Пушкинской площади спустя 15 минут после взрыва. К этому времени перекресток на Тверской был почти перекрыт милицией, одна за другой к пятачку у памятника Пушкину подъезжали машины «Скорой помощи», из задымленной дыры перехода медленно выползали обгоревшие люди, черные от сажи, в разорванной и дымящейся одежде и буквально падали на асфальт. В это же время спасатели вытаскивали тела убитых и раненых и укладывали их на землю. Тем, кто подавал признаки жизни, врачи оказывали помощь, неподвижных и безнадежных сразу увозили с места трагедии. Случайные прохожие так же пытались помочь раненым. Картина была жуткая, люди умирали на глазах сотен горожан. Москва была в шоке.

Через полчаса на месте взрыва появились многочисленные руководители МВД, ФСБ и городских служб и лично мэр Москвы Юрий Лужков. В тот момент он недвусмысленно намекнул, что к трагедии причастны чеченские боевики. Спустя час после взрыва на пятачке у ресторанного комплекса «Пирамида» появились первые демонстранты с лозунгами националистического, антикавказского содержания, это были сторонники Владимира Жириновского. С этого момента в Москве еще больше усилились гонения на иногородних, в первую очередь на выходцев из Средней Азии и Кавказа.

Сегодня сменились хозяева палаток. Карина приехала на заработки в Москву из Владикавказа и вот уже два месяца торгует в этом переходе женской одеждой.

Карина: Да, знаю, что здесь произошло. Очень жалко, конечно. Хотелось бы, чтобы этого больше не происходило в нашем мире и нигде. Никому этого не желаю, то, что происходит у нас в России.

Мумин Шакиров: А вы чувствуете себя здесь в безопасности?

Карина: Пока чувствую себя в безопасности. Просто оглядываешься, когда уже проходишь, даже в метро садишься и не знаешь, что с тобой может случиться в эту минуту, час, может быть, проедешь одну станцию и все, ты дальше не доедешь никуда.

Мумин Шакиров: Лилия родом из Баку. В подземном переходе на Пушкинской площади подменяет коллегу, которая ушла в отпуск. Страх ей неведом.

Лилия: Ходить и бояться собственной тени – это практически не ходить, согласитесь, ни на работу, ни из дома, никуда.

Мумин Шакиров: А как здесь охраняется? Вы чувствуете себя в безопасности?

Лилия: Милиция здесь ходит, охрана тоже постоянно есть. Но это, опять-таки, не стопроцентная гарантия.

Мумин Шакиров: Сергей более 5 лет работает на этом месте, продает аудио- и видеокассеты и диски. Ему повезло – 8 августа 2000 года была не его смена. Говорить о трагедии пятилетней давности Сергей явно не хочет, к терактам уже относится философски.

Сергей: Где сейчас можно быть защищенным? По-моему, везде все одинаково, - что в метро, что в переходе, что на улице.

Мумин Шакиров: На ваш взгляд, здесь служба безопасности охраняет или все-таки вы не можете чувствовать себя в безопасности?

Сергей: Безопасность, вы имеете в виду какая? Честно говоря, я бы не сказал, что она очень сильно охраняет чего-то. Какое было отношение, такое осталось, ходят и ходят они. Страх сейчас не может как-то оставаться. Просто, мне кажется, все к этому привыкли. Пойти в метро, сесть и также будет страх. Если чего-то бояться, чего-то ждать, то это наверняка случится.

Мумин Шакиров: Тамара торгует цветами, стоит на пятачке у выхода из метро. Она здесь всего два месяца. О взрыве, конечно же, слышала, как и все продавцы палаток. Согласно инструкции старается быть бдительной.

Тамара: Вообще, нас предупреждают, чтобы мы следили за всем. Смотрим сумочки, чтобы не оставляли, народ подозрительный когда. Бдительны.

Мумин Шакиров: Чувствуете себя спокойно здесь?

Тамара: Как можно в наше время чувствовать спокойно?

Мумин Шакиров: Сегодня с утра в подземном переходе на месте взрыва появляются свежие цветы. Их не так много, как в первый год после трагедии. Люди молча проходят мимо стены памяти, кладут в основном гвоздики и розы. На этом пятачке торговых палаток больше нет. Городские власти решили этот проход оставить свободным для передвижения.

Прошло 5 лет с момента трагедии, до сих пор ни задержанных, ни обвиняемых по этому делу. За последние годы озвучивались различные версии, в прессе писали о бандитских разборках, о личной мести, но чаще всего говорили о террористах из Чечни.

XS
SM
MD
LG