Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иран возобновил работы по обогащению урана


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Аллан Давыдов.

Дмитрий Морозов: Согласно сообщениям западных информационных агентств, Международное агентство по атомной энергии МАГАТЭ планирует провести во вторник внеочередную сессию Совета управляющих. На повестке дня решение Ирана возобновить работы на своем ядерном объекте - шаг, который европейские представители рассматривают как выход Ирана из моратория на обогащение урана. О реакции американских наблюдателей рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Иран возобновил работы по обогащению урана на ядерном объекте в городе Исфахане, отвергнув предложение Евросоюза об отказе от производства обогащенного урана в обмен на поставку реакторного топлива на легкой воде. Что стоит за этим? С таким вопросом я обратился к Дэрилу Кимбаллу, исполнительному директору вашингтонской частной информационно-аналитической Ассоциации по контролю над вооружениями.

Дэрил Кимбалл: Печально, но такое развитие событий означает неудачу в переговорах Ирана с европейским трио - Францией, Британией и Германией. Иран явно недоволен переговорами с европейцами, предлагающими ему топливо для мирной ядерной энергетики и экономическую помощь в обмен на добровольную приостановку деятельности по обогащению урана на неопределенный срок. Иран демонстрирует решимость продолжать эту деятельность, даже несмотря на перспективу передачи его ядерного досье на рассмотрение Совета Безопасности ООН. В то же время мне кажется, что это не означает конца переговоров. Могу предположить, что они скоро возобновятся.

Аллан Давыдов: Что означает решение Ирана для Соединенных Штатов?

Дэрил Кимбалл: Для американцев тревожным симптомом может быть отсутствие реакции Ирана как на кнут, так и на пряник. Соединенным Штатам предстоит трудный выбор: продолжать или нет курс на экономические и политические санкции против Ирана. Думаю, всем сторонам стоит перевести дыхание и признать две очевидные вещи. Первое - это то, что Ирану понадобится еще много лет, чтобы быть готовым начать производство собственного ядерного оружия. Другое - то, что европейское трио добросовестно идет навстречу энергетическим нуждам Ирана.

Аллан Давыдов: Иран объявил о решении возобновить деятельность по обогащению урана сразу после того, как новый президент страны Ахмадинеджад принял присягу. Простое ли это совпадение?

Дэрил Кимбалл: Не думаю, что кто-то готов на это ответить, за исключением, пожалуй, самого новоизбранного президента Ирана. Но, судя по моим беседам с британскими, немецкими и французскими представителями на переговорах о ядерной программе Ирана, они склонны думать, что само иранское правительство пока не поставило точку в выработке стратегии по данному вопросу. Однако я уверен, что в руководстве Ирана существует почти единодушное стремление к согласию с европейцами в вопросе использования ядерной энергии в мирных целях. Как именно это стремление будет реализовываться, и какое влияние окажет новый президент - еще предстоит увидеть.

XS
SM
MD
LG