Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Эдинбурге состоялись похороны бывшего министра иностранных дел Великобритании Робина Кука


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Наталья Голицына и Андрей Шарый.

Дмитрий Казнин: Сегодня в Эдинбурге состоялись похороны видного британского государственного деятеля, бывшего министра иностранных дел Великобритании Робина Кука, который вышел из состава правительства в знак несогласия с политикой премьер-министра Тони Блэра в отношении Ирака. Кук скоропостижно скончался 6 августа от сердечного приступа на 60-м году жизни. С дипломатическим редактором газеты "Таймс" Майклом Биньоном, который хорошо знал Робина Кука, беседовала корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.

Наталья Голицына: Похороны Робина Кука состоялись в Эдинбурге, где начиналась его политическая карьера. Там же в Соборе Святого Джайлса прошла церемония отпевания, на которой присутствовали родственники Робина Кука, его бывшие коллеги по кабинету министров, лидеры политических партий и друзья. С эмоциональной речью выступил министр финансов Гордон Браун, отдавший дань политическим талантам бывшего главы британского Форин-офиса.

При всей масштабности и бесспорной значительности политической деятельности Кука, возглавлявшего британский МИД с 1997 по 2001 год, он был фигурой во многом противоречивой. Тем не менее, мало кто ставит под сомнение честность и принципиальность этого незаурядного политика. Неожиданная отставка с поста лидера Палаты общин в марте 2003 года в знак протеста против участия Великобритании в войне с Ираком лишь подтвердила эту репутацию. О Робине Куке рассказывает дипломатический редактор газеты "Таймс" Майл Биньон.

Майкл Биньон: Он был умеренным человеком, человеком острого ума, но довольно неуверенным в своей репутации. Именно поэтому он нередко занимал оборонительную позицию и чрезмерно полагался на использование пиара. Он очень заботился о том, чтобы выглядеть в выгодном для себя свете, что не всегда у него получалось.

Кук был довольно откровенен с прессой, но при этом умел неплохо манипулировать журналистами. Это был человек незаурядного интеллекта, быстро схватывающий суть новых для него проблем и их детали. Пожалуй, у него были проблемы в том, что, дискутируя с другими государственными деятелями, он часто стремился остаться победителем. Возможно, что в интеллектуальном отношении это и приносит удовлетворение, но это не лучший способ завоевывать друзей за рубежом, и вряд ли это приводит к дипломатическим победам.

Наталья Голицына: В Англии Робина Кука будут помнить еще и в связи с его громкой отставкой с поста лидера Палаты общин в знак протеста против участия Великобритании в войне с Ираком.

Майкл Биньон: Да, конечно. В этом смысле он был принципиальным человеком, что довольно редко встречается в наши дни в политике. Конечно, он чувствовал себя крайне неловко, видя как Тони Блэр подыгрывает Джорджу Бушу. Значительно лучше он чувствовал себя, когда Блэр поддерживал Клинтона во время кризиса в Косово и войны в Югославии. Кук с энтузиазмом поддержал участие Британии в этом конфликте, потому что считал, что у него было нравственное измерение, очевидное нравственное обоснование. Кук был создателем того, что называл нравственной составляющей британской внешней политики. Он поддержал войну, которая могла улучшить положение жителей Косово, но не захотел поддержать войну, в которой не видел необходимости, которая не могла улучшить ситуацию на Ближнем Востоке.

Его отставка была нелегким для него поступком. Думаю, что он был прав, обосновав ее не личными мотивами, а политическими причинами и несогласием с бывшими коллегами по кабинету. Определенно, эта отставка была своего рода моментом истины как для лейбористского правительства, так и для самого Кука.

Наталья Голицына: Господин Биньон, не удивило ли вас, что Тони Блэр не счел нужным прибыть на похороны своего старого соратника по партии?

Майкл Биньон: Думаю, что в какой-то мере это бестактный поступок, даже недружелюбный. Конечно, сам Блэр, возможно, объяснит это тем, что похороны носят частный семейный характер, что премьер-министру правильнее присутствовать на официальной заупокойной службе позднее в этом году. Он обосновал свое отсутствие еще и тем, что его приезд на похороны потребовал бы принятия повышенных мер безопасности. Думаю, однако, что за его отказом скрываются более эгоистичные причины. Блэр попросту не хочет прерывать свой отпуск. На мой взгляд, это довольно низкий жест.

Дмитрий Казнин: О традициях и истории Лейбористской партии, видным членом которой был Робин Кук, мой коллега Андрей Шарый беседовал с обозревателем Радио Свобода историком Кириллом Кобриным.

Андрей Шарый: Насколько характерно такое явление, как идеологический раскол в Лейбористской партии? В 2003 году после ухода Кука с поста министра иностранных дел из-за разногласий с политикой Тони Блэра в связи с иракским вопросом заговорили о каком-то новом периоде, кризисе в Лейбористской партии. Насколько серьезен этот кризис?

Кирилл Кобрин: Уход Робина Кука был уходом политическим. Во время своей знаменитой нашумевшей речи по поводу отставки Робин Кук сказал буквально следующее: "Нынешний премьер-министр - это самый успешный лидер Лейбористской партии во время моей жизни". Это было политическое решение, связанное с несогласием Робина Кука с конкретным внешнеполитическим действием Тони Блэра.

Что касается самой Лейбористской партии, то внутри нее Робин Кук не занимал какой-то особой левой или правой позиции, хотя он начинал как парламентарий, как деятель Лейбористской партии на более левых позициях. Однако в течение 90-х годов до прихода к власти Блэра он довольно успешно перешел на те самые умеренно правые позиции, которые Тони Блэр занимает, которую занимает большая часть Лейбористской партии.

Андрей Шарый: В Лейбористской партии есть правое и левое крыло?

Кирилл Кобрин: Безусловно. Оно как бы не правое и левое, а та часть Лейбористской партии, которая входит в правительство и во все руководящие органы, это уже совершенно не тот лейборизм, который появился 105 лет назад на первом съезде Лейбористской партии. Напомню, что Лейбористская партия - это трудовая социал-демократическая партия, созданная британскими профсоюзами. Она была левой. История лейборизма в ХХ веке - это история постепенного движения лейбористов слева направо и вытеснение либералов из этой двухпартийной системы, когда консерваторы - это правый центр, а левый центр - это лейбористы.

Андрей Шарый: Правильно будет сказать, что лейбористы раньше защищали интересы трудового люда, а сейчас эта партия средней буржуазии, среднего класса?

Кирилл Кобрин: Я бы разделил так, что лейбористы в основном отвечают и отражают интересы наемных работников. Вот это будет довольно точным определением, потому что наемный работник - это и менеджер и рабочий.

Андрей Шарый: Так было и в начале минувшего века, или с той поры все-таки произошли какие-то изменения в социальной структуре электората Лейбористской партии?

Кирилл Кобрин: Глубочайшие изменения, потому что тогда существовал классический пролетариат и классическая буржуазия. Между ними довольно широкая прослойка очень многочисленная. Сейчас все обстоит совершенно по-другому. Конечно, классический лейборизм в том виде, в каком он был 105 лет назад, уже существовать не может.

XS
SM
MD
LG