Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Человек, который остановил войну


Сергей Гулый,

специально для сайта

Вооруженные конфликты с государством, как известно, можно вести в частном порядке. Оказывается, частным образом их теперь возможно и урегулировать.

Что требуется для того, что покончить с многолетней кровопролитной войной? Когда взаимное ожесточение достигло таких пределов, что, кажется, примирение невозможно в принципе? Усилия ООН, международные санкции, внешнее давление? Иногда всего это вместе оказывается недостаточно. И тогда решить дело может что-то совсем незаметное. Возможно, самое малое. Желание одного человека.

Именно такой вполне фантастический случай произошел на днях в стране Финляндии. Там состоялось подписание мирного соглашения, поставившего точку в истории тридцатилетнего конфликта в индонезийской провинции Ачех. В присутствии высоких гостей из Евросоюза и Юго-Восточной Азии главы переговорных делегаций правительства Индонезии и ачехских сепаратистов объявили конфликт закрытым. Сепаратисты отказались от претензий на полную независимость. А Индонезия фактически отменила унитарность своего государственного устройства, даровав провинции немалые права и согласившись вывести оттуда свой экспедиционный корпус. За разъединением сил сторон будут наблюдать международные наблюдатели.

Стоп-стоп. Где Хельсинки, а где этот самый Ачех? И какая между ними может быть связь? Да самая прямая (или самая далекая, это как считать), какая только может быть - человеческая.

Эта невероятная для кого-то история началась 20 лет назад, когда на затерявшийся в Малайском архипелаге отдаленный остров прибыла пара финских молодоженов. Юха и Лииса Кристенсен, лингвисты по образованию, были посланы на Сулавеси в 1985-м в рамках международного проекта по изучению редких языков. Цивилизация дотянула свою железную руку и до Сулавеси, угрожая погубить уникальное для такой относительно небольшой территории лингвистическое разнообразие (там более ста языков).

Кристенсенам было поручено описать язык рампи до того, как он исчезнет с лица земли – вместе с его носителями. Они и изучали его днем, а вечером общались с членами приютившей их семьей медиков, их гостями и знакомыми. Это было настоящее погружение в незнакомую культуру, из которого гости с далекого севера вынесли великое знание.

Чего бы ты ни хотел достичь в этой стране, ключом ко всему являются доверительные отношения. Заручившись доверием одного человека, ты всегда можешь рассчитывать на помощь всех его друзей. Такой вот закон жизни (не путать с законом джунглей).

Через пять лет лингвисты-идеалисты вернулись на родину. Юха Кристенсен стал консультировать финские промышленные компании, которые вели торговлю с Индонезией. По делам его нового бизнеса ему приходилось снова летать в эту страну, и его интересы стали постепенно выходить за рамки непосредственных служебных обязанностей.

"Когда мы были там просто как ученые, нам было запрещено комментировать вопросы местной политики, - говорит Юха Кристенсен в беседе с финской журналистской Катри Мерикалльо. – Это меня просто бесило - ведь у меня точно нашлось бы, что им сказать. Вопросы прав человека и международных отношений занимали меня еще с детства", - добавляет он.

Человек из Хельсинки много читал о конфликте на Восточном Тиморе (когда-то это была колония Португалии, и война Индонезии против местных сепаратистов – один из десятков конфликтов такого рода на островах - получал большее освещение в мировых СМИ). Юха даже написал свой собственный план мирного урегулирования на Тиморе. "Но тогда индонезийцы мне еще не доверяли в достаточной степени", - рассказывает он.

В конце 1990-х финн заинтересовался конфликтом в Ачехе. Президент Индонезии генерал Сухарто пытался потушить многолетную войну в северной части Суматры, используя тактику выжженной земли. Наученный опытом неугомонный финн не стал писать теперь никаких мирных проектов; он просто попытался выйти на людей, которые могли бы быть заинтересованы в прекращении бойни.

Как оказалось, одни из знакомых его давних друзей-медиков с Сулавеси, тоже доктор, стал заместителем министра социального обеспечения в центральном правительстве в Джакарте (это был уже 2003-й). Фарид Хусейн ранее засветился при урегулировании столкновений между мусульманами и христианами в Амбоне и Посо. Друзья обещали финну свести его с д-ром Хусейном. Все устроилось после пары длинных задушевных звонков.

После обязательной (и необязательной по сути сказанного) вводной части Кристенсен свернул разговор на Ачех. Он поведал собеседнику, что у него есть связи с лидерами сепаратистского "Движения за свободный Ачех" (GAM), проживающими в Стокгольме. Потрясенный министр потребовал деталей. Незадолго до того сорвались две попытки установить перемирие в Ачехе при участии международных посредников. Тогда Джакарта попыталась выйти на руководство повстанцев самостоятельно, но те на контакт не пошли.

Финский следопыт рассказал, что нашел телефонный адрес GAM в справочнике шестью месяцами ранее, договорился о встрече, и вылетел в Швецию, захватив ноутбук. Встреча произошла в маленькой квартире в столичном пригороде. Кристенсен устроил хозяевам компьютерную презентацию, иллюстрируя слайдами повествование о своем жизненном пути и причинах своего интереса к проблемам прав человека и Ачеху. Если лидеры партизан заинтересованы в диалоге, сказал гость, он готов помогать им – сколько бы времени это у него не заняло. Повстанцы были не слишком впечатлены - на протяжении десятков лет они перевидали много людей, напрашивавшихся в посредники, невнятных добровольных помощников. После одной-двух встреч те обычно исчезали без следа. К прохладному отношению к своим инициативам Юха привык. Он знал, что недоверие азиатов со временем уйдет. Нужно лишь не терять надежды и не останавливаться.

После разговора с индонезийским министром Кристенсен полностью погрузился в переговорный процесс. Он беседовал с министрами в Джакарте, посылал сотни электронных сообщений в Швецию; переговорная комната в стокгольмском аэропорту "Арланда" стала для него вторым домом. Иногда наступали паузы длиной в несколько месяцев, когда от повстанцев не было слышно ничего. Наконец он почувствовал себя достаточно уверенно, чтобы сказать лидерам GAM в лицо: требование о предоставлении Ачеху независимости нереалистично, им следует согласиться на широкую автономию. "Я чувствовал, что должен был озвучить это открытым текстом, а не ходить вокруг да около. (Продолжать делать вид, что возможны иные варианты) было бы нечестно", - говорит Юха.

Переварить такую постановку вопроса после 30 лет бескомпромиссной борьбы с правительственной армией было чрезвычайно трудно. Дальнейшие переговоры протекали трудно. Несколько раз они были на границ срыва, и только привлечение к процессу бывшего президента Финляндии Мартти Ахтисаари, зарекомендовавшего себя в качестве беспристрастного арбитра при урегулировании в Намибии и Югославии, спасло дело. В Индонезии сменилось руководство, новый президент занял более жесткую позицию, и даже после разрушительного цунами в декабре прошлого года (по примерным оценкам, тогда в Ачехе погибло 174 тысячи человек) правительственная армия продолжала преследовать партизан, пока весь мир паковал посылки помощи для пострадавших.

И все же маленький человек из маленького финского Лахти не опустил руки и не отчаялся. Он знал, что рано или поздно стороны придут к какому-то компромиссу. И что они сами начинают понимать, что никто в мире, никакие международные организации, не помогут им, если они сами не решат зарыть топор войны.

Юха Кристенсен стал дипломатом мирового класса, не окончив дипломатических школ. Профессиональную пригодность коллег по новоприобретенной профессии он оценивает адекватно: "Лидеры GAM жили в Швеции с 1970-х, направляя отсюда боевые действия на другом краю планеты. Неужели Швеция действительно ничего не могла сделать? А супердержавы? Конечно, все они призывают к миру и прогрессу, но где были их переговорщики?

Обладающие огромными ресурсами государства зачастую бывают бессильны. За финном стояли только его личные накопления, у него была только собственная воля. Он считает, что дипломированные дипломаты боятся брать на себя инициативу - ведь гарантии успеха нет никакой. "А я простой человек, частник, и мне нечего терять. Я могу себе позволить ошибку. Я могу попытаться подойти к проблеме с другого бока. Переговоры провалились, ну так что же? Всегда можно попробовать начать их заново".

Он признает, что никакой не герой. И его успех подготовлен и усилиями тех же супердержав и международных посредников, которые неоднократно пытались решить проблему Ачеха, и не раз были в шаге от успеха, но зачастую почему-то останавливались в шаге от успеха. Конечно, здесь сказалась и растущая международная изоляция сепаратистов. И усиливающееся давление на Индонезию. И невероятная человеческая трагедия на Суматре, привлекшая внимание всего мира к заброшенной азиатской провинции.

И все же недостающим ингредиентом победы был все же он сам.

"Мои финансы в порядке. Некоторые инвестируют в искусство, другие в свое образование за границей. А я вот решил вложиться сюда. Почему нет?"

В субботу 13 августа 2005 года представители правительства Индонезии и сепаратистского движения Ачеха внести последние изменения в текст мирного договора. Торжественное подписание соглашения было назначено на понедельник. А в воскресенье все они собрались еще раз, неофициально, в частном доме человека , имени которого пока нет ни в одной энциклопедии мира.

Это был его день. Это был день человека, который изменил историю. Потому что очень захотел сделать это.

Когда вы будете читать эти строки, он снова будет где-то в пути. Где-то между Джакартой и Банда-Ачехом..

Потому что это пока только начало. Ведь главное еще только начинается.

В материале использована информация журнала Suomen Kuvalehti.

Что такое Ачех

Провинция Ачех расположена на самом севере острова Суматра, и считается одной из самых конфликтных территорий Индонезии.

Местное население (около 5 млн. человек) придерживается исламских традиций в гораздо большей степени, чем остальное население страны.

Территория Ачеха богата природным газом и лесом. По оценкам, центральное правительство получает от продажи газа с Ачеха до 1 млрд. долларов в год.

Что такое освободительное движение Ачеха

История сепаратизма на Ачехе знает свои взлеты и падения. Первоначальные требования о предоставлении территории автономии были удовлетворены Джакартой в 1959-м – провинция получила статус "специального региона", что означало прежде всего более строгое (чем в остальной Индонезии) соблюдение норм исламского права. По мере привлечения в регион внешних инвестиций и повышения уровня жизни поддержка населением сепаратистов ослабевала. Но она не исчезла совсем.

Сторонники отделения Ачеха от Индонезии любой ценой использовали недовольство местных жителей наплывом чужаков (преимущественно с более богатого острова Ява), и отказ внешних инвесторов вкладывать полученную прибыль в самом Ачехе. Финансирование боевикам оказывали также контрабандисты и производители конопли.

Правительство несколько раз объявляло о полном подавлении партизанского движения. Но каждый раз оно возрождалось вновь – в конце 1980-х на деньги Ливии, позже (по неподтвержденным данным) - Усамы бен Ладена. Ачех даже обрел некоторые эфемерные признаки независимости, которую ряд сепаратистских групп провозгласил в 1976-м. Так, политические ячейки запрещенных групп действовали во всех населенных пунктах провинции, партизаны сами собирали налоги. При этом на общеиндонезийских выборах ачехцы стабильно голосовали за правившую в Индонезии партию "Голкар" (примерный аналог КПСС).

Это сравнительно спокойная картина была нарушена в начале 1990-х, когда центральное правительство решило покончить с мятежниками одним решительным ударом. В провинции было введено особое положение, туда закрыли доступ для иностранных СМИ. По сообщениям правозащитных организаций, боевые действия сопровождались массовыми убийствами мирных жителей. В 1999-м главком ВС Индонезии Виранто принес извинения за "эксцессы" и объявил о выводе войск.

Безвозвратные потери с обеих сторон за последние 30 лет войны оцениваются в 15 тысяч человек.

(См. также доклад по этой проблематике, подготовленный для конгресса США (на английском)

Что содержит мирное соглашению по Ачеху
(полный текст на английском)

- Боевые действия с обеих сторон незамедлительно прекращаются

- Правительство Индонезии выводит из провинции военные и армейские формирования, собранные здесь специально для проведения карательных операций против повстанцев

- Арестованным членам GAM предоставляется амнистия

- Подготавливается закон, разграничивающий полномочия провинциальных и центральных властей

- Образуется комиссия по примирению

- В провинцию вводится наблюдательная миссия ЕС и АСЕАН

Что такое Центр Ахтисаари (частная инициатива бывшего президента Финляндии Мартти Ахтисаари), взявший на себя функцию посредника на заключительном этапе мирных переговоров (на английском)

Также см. тему мирного соглашения по Ачеху в программе Ирины Лагуниной "Время и мир".

XS
SM
MD
LG