Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Израиль оставляет Газу


Алексей Цветков

Специально для сайта

С момента провозглашения независимости в соответствии с резолюцией ООН Израиль ведет войну, которую многие считают именно войной за эту независимость и за само существование государства, хотя противник, конечно же, многое видит иначе. В этом месяце была проведена одна из самых крупных операций в этой войне - разница в том, что тысячи солдат всех родов войск, а также полиция, были брошены против части собственного населения страны.

Если описать в нескольких словах, операция представляет собой ликвидацию всех израильских поселений в Газе, где их было 21 с населением немногим более 8,5 тысяч человек, а также четырех на Западном берегу Иордана (около 650 человек). Всего поселенцев на так называемых "территориях" насчитывается около 200 тысяч. Фактически речь идет о полном уходе Израиля из Газы, но это не слишком ясно из официального названия операции: "план одностороннего размежевания".

Название придумано именно с целью отвлечь внимание от истинного содержания операции, эвакуации поселений и вывода войск. У Израиля есть не слишком приятный опыт односторонних действий в прошлом. Когда, после ливанской войны 1982 года, израильские войска покинули территорию северного соседа, так и не заключив с ним мирный договор, они временно сохранили за собой небольшую буферную территорию с целью защиты своих северных поселений. Эта территория охранялась так называемой "Южно-Ливанской армией", состоявшей из шиитов, христиан и друзов и вскоре перешедшей на содержание Израиля. Тем не менее, в конечном счете, в 2000 году тогдашний премьер-министр Ехуд Барак принял решение покинуть буферную зону в соответствии с резолюцией ООН.

Но хотя операция была проведена дисциплинированно и в кратчайшие сроки, радикальным палестинским группировкам удалось в какой-то мере перехватить инициативу и представить ситуацию таким образом, что Израиль якобы ушел из Южного Ливана под огнем и благодаря усилиям этих самых группировок, то есть потерпел поражение. Именно этот прецедент был учтен, когда формулировали название нынешней операции.

План размежевания в Газе был предложен премьер-министром Ариэлем Шароном. Парадокс заключается в том, что Шарон был одним из спонсоров и покровителей движения поселенцев, которое началось вскоре после так называемой "Шестидневной войны" 1967 года и воспринималось многими как возобновление инициативы первых сионистов-пионеров, прибывших в Палестину. Ситуацию усугубляло то обстоятельство, что Шарон занял пост премьер-министра, победив на выборах левого кандидата от партии труда, мэра Хайфы Амрама Мицну, для которого план одностороннего ухода с территорий был одним из главных пунктов предвыборной программы.

Несмотря на то, что план был отвергнут на референдуме членов партий, входящих в правящий блок Ликуд, Шарону удалось провести его в правительстве, и население страны в целом его поддержало. План предусматривал полную ликвидацию еврейских поселений в Газе и расселение эвакуированных жителей либо в любом другом населенном пункте страны по их желанию, включая существующие поселения на Западном Берегу Иордана, либо на специально освоенном для этой цели участке южной пустыне Негев. Выселенным были обещаны крупные компенсации в несколько сот тысяч долларов на каждую семью, в зависимости от ее размеров, при условии, что выселение пройдет добровольно и в срок.

С самого начала план был задуман как односторонний, то есть без координации с администрацией Палестинской автономии, которую тогда возглавлял Ясер Арафат. По мнению Шарона, (которое явно разделяла администрация Джорджа Буша), тактика Арафата представляла собой обструкцию мирного процесса, и координация с ним не имела смысла.

Ликвидация поселений в Газе имела серьезную экономическую и военную подоплеку. Эти поселения всю историю своего существования отвлекали на себя огромные средства и нуждались в крупных военных контингентах для поддержания безопасности. Жизнь поселенцев, их благоустроенные и просторные дома, которые обходились им намного дешевле, чем на территории Израиля - все это требовало огромных дотаций. Гарнизоны, необходимые для их охраны в резко враждебном окружении, были примерно той же численности, что и само население. В значительной степени поддержка плана Шарона израильским электоратом была обусловлена репутацией поселенцев как иждивенцев.

Политическая идея плана была очевидной, освобождение оккупированных территорий, хотя она вызывала и продолжает вызывать нарекания - многим из сторонников эвакуации не нравится, что от палестинской стороны ничего не требуется взамен. Хотя это и не было возможно в отсутствие координации, с приходом к власти Махмуда Аббаса, которого в Израиле, впрочем, называют Абу Мазеном, такая координация возникла. В частности, было достигнуто соглашение, что дома поселенцев будут разрушены, чтобы не допустить анархии и занятия поселений нежелательными для Израиля элементами. Тем не менее, акция по-прежнему сохраняет односторонний характер. По мнению Шарона, такой жест, даже без ответной реакции палестинцев, позволяет Израилю перехватить дипломатическую инициативу.

План размежевания был представлен Шароном в Вашингтоне, где его одобрила американская администрация при условии, что он будет увязан с существующим планом мирного урегулирования под названием "дорожная карта". Внутри самого Израиля возникла резкая оппозиция размежеванию, причем сами поселенцы составляли в ней меньшинство - в основном это были представители правых и религиозных партий, считавшие, что Израиль имеет историческое право на заселенные территории или полагавших уступку палестинцев неуместной.

Хотя сроки эвакуации были объявлены давно, большинство поселенцев до последних дней не верило, что у правительства хватит решимости претворить план в жизнь. С приближением сроков начались массовые демонстрации протеста, участники которых избрали для себя оранжевый цвет в качестве символа сопротивления. Многие из них, несмотря на блок-посты и частично перекрытые дороги, просачивались на территорию поселений, чтобы там дать последний отпор. Трудно сказать, на что эти люди рассчитывали, хотя многие, судя по их словам, ожидали чуть ли не непосредственного вмешательства божественного авторитета. По истечении двух последних льготных дней в начале будущей недели большинство поселенцев, не желая рисковать компенсацией, покинуло свои дома, и большую часть контингента поселений теперь составляли "просочившиеся".

Израильская армия готовилась к операции с небывалой тщательностью. Солдаты всех родов войск, полицейские и служащие специальных подразделений были проинструктированы психологами, их строжайше предостерегли против использования силы. Всего на эвакуацию было брошено около 14 тысяч военнослужащих и полицейских.

Самыми проблематичными из двух с лишним десятков поселений считались, в силу разных причин, Неве-Декалим, Кфар-Даром, Гуш-Катиф и Нетцарим. Так, например, Кфар-Даром был заложен еще в 30-е годы, до создания Израиля, затем был разгромлен и снова воссоздан в 1946 году, но после объявления независимости пал под напором египетских войск после трехмесячной обороны. После войны 1967 года он был восстановлен в качестве военного форпоста, а затем снова приобрел статус гражданского поселения. Нетцарим стал фокусом израильской обороны в период так называемой "второй интифады", палестинского восстания, когда он подвергался многочисленным атакам экстремистских палестинских группировок. Так или иначе, эти поселения уже вписаны в недолгую историю Израиля.

Опасения кровопролитных столкновений не оправдались. Эвакуация самих поселенцев оказалась не самой трудной частью задания - куда сложнее было совладать с тысячами просочившихся "оранжевых" активистов. Ситуация в Кфар-Дароме была во многом типичной и, пожалуй, самой сложной. Участники сопротивления укрепились в синагоге, справедливо полагая, что применять к ним силовые методы в такой обстановке будет морально труднее. Синагогу пришлось брать чуть ли не штурмом, а укрепившихся внутри вырывать, под градом оскорблений, из сомкнутой цепи.

В других поселениях сопротивление было мягче, и активистов удалось вывезти после долгих уговоров и тактических уступок. Сейчас в Газе остались лишь небольшие воинские контингенты, которые займутся сносом построек и охраной территорий до завершения сноса. Под контроль автономии бывшие поселения будут переданы к октябрю.

Уже сейчас многие комментаторы пришли к мнению, что в этом противостоянии правые крупно проиграли. Сцены эвакуации передавались израильским телевидением по прямому включению, и поведение армии вызвало настоящую бурю одобрения в стране - ее исключительная выдержка и терпение. А правые активисты, осыпавшие эту армию грубой бранью и мусором, утратили значительную долю престижа даже среди своих единомышленников.

Что же касается итогов операции, то многое будет зависеть от поведения палестинской стороны. Пока что никаких признаков взаимности израильтяне не замечают: Махмуд Аббас на митинге в Газе предсказуемо приписал уход израильтян мужеству и самоотверженности "шахидов". Другие представители и лидеры палестинцев избегают отзываться об итогах операции положительно, отмечая, что это лишь начало, и что Газа составляет лишь 5 процентов от всех палестинских территорий. Такой палестинский триумфализм, по мнению израильских комментаторов, может свести на нет успех в борьбе с правой оппозицией и усилить ее аргументы в случае попыток компромисса в будущем.

XS
SM
MD
LG