Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

С появлением нового губернатора в Алтайском крае можно прогнозировать политические и экономические изменения


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Андрей Шарый: Сегодня Алтайское Законодательное собрание утвердило Александра Карлина на посту губернатора края. Он стал 29-ым главой администрации региона, избранным по новой процедуре - по предложению президента России. Необходимость замены губернатора, напомню, возникла после трагической гибели прежнего губернатора Алтайского края Михаила Евдокимова.

Максим Ярошевский: С появлением нового губернатора в Алтайском крае можно прогнозировать политические и экономические изменения. Такого мнения придерживается заместитель председателя научного Совета московского Центра Карнеги Николай Петров.

Николай Петров: Собственно, ситуация в регионе начала меняться раньше, когда, по сути дела, в результате конфликта между исполнительной и представительной ветвями власти Кремль пошел на вариант присылки человека, который реально осуществлял полномочия главы региона и последние два-три месяца пытался привести положение дел в Алтайском крае в какую-то норму. Сейчас можно говорить о том, что приезжает абсолютно новый человек, не имеющий не только опыта работы на региональном уровне, но и, в общем-то, последние 20 лет не связанный с регионом. И возможно два варианта: либо он становится фигурой представительной, "английской королевой", и работа продолжается та, что уже была начата; либо он начинает что-то строить под себя, и тогда вполне возможен вариант такого же развития событий, как мы имели в последние годы при губернаторе Евдокимове.

Максим Ярошевский: Как вы считаете, насколько многообещающе звучат первые заявления губернатора?

Николай Петров: Я думаю, они звучат никак. То есть губернатор объявил в своих приоритетах задачи сельскохозяйственные, которые, понятно, важны сейчас для края. И это свидетельствует только о том, что ему грамотно подсказали, что сейчас нужно заявлять. Кроме того, он объявил, что не собирается приглашать москвичей и будет опираться на местные кадры, но это то, что заявляет каждый губернатор-варяг, и непонятно, что из этого реально будет следовать.

Максим Ярошевский: По вашему мнению, почему именно эта кандидатура?

Николай Петров: Мне кажется, что есть определенная тенденция в ситуации, когда наблюдается клинч, то есть неразрешимое противостояние двух примерно равных сил. Кремль не склонен идти навстречу ни одной из них, а пытается разрубить узел и прислать нового человека. Это имело место в Нижегородской области, это же получилось и в Алтайском крае. Другое дело, что сам статус этого нового человека в Алтайском крае достаточно необычен, то есть это очень высокого ранга чиновник, который, по сути дела, в последний год отвечал за все вопросы, связанные с госслужбой, в администрации президента. Можно строить разные догадки, в том числе и выдвигать версию о том, что отчасти Карлин должен был заниматься и разрешением конфликта в Алтайском крае, которые тянется уже достаточно долго, а последние два-три месяца вступил в очень острую фазу. И оттого, что Кремлю не удалось найти в срок такой вариант, который устраивал бы всех, человека, который непосредственно этим занимался, послали ситуацию разруливать лично.

Максим Ярошевский: Уже достаточно много губернаторов назначили таким образом. Можно ли сейчас составить общий портрет такого человека, которого назначают на пост губернатора, как вы считаете?

Николай Петров: Можно. Сейчас прошло уже 29 назначений, и в 23 случаях были назначены действовавшие губернаторы. С одной стороны, кажется, что ничего не изменилось. С другой стороны, изменился не только статус этих людей, но и достаточно большие изменения произошли в их администрациях, в которые пришли многие новые люди, что являлось, собственно, условием для переназначения многих действовавших губернаторов.

А если говорить о тех шестерых новичках, которые были назначены, собственно, Кремлем вместо ушедших губернаторов, то тут тоже достаточно общий портрет вырисовывается. Это люди не политические, это, как правило, эффективные менеджеры на уровне предприятий, причем предприятий федеральных, а не региональных, то есть предприятий, жестко встроенных в так называемые вертикали власти. Это либо атомные электростанции, либо военно-промышленный комплекс, либо что-то еще. И это люди часто даже не известные в местной политической элите, новые, свежие, не обремененные связями, с одной стороны, а с другой стороны, не имеющие опыта управления регионом, но люди, на лояльность которых, на работу в качестве чиновников ориентируется Кремль.

XS
SM
MD
LG