Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политические перспективы Михаила Ходорковского


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие директор исследовательского центра "Панорама", политолог Владимир Прибыловский.

Андрей Шарый: О политических перспективах бывшего главы "ЮКОСа" Михаила Ходорковского и значении его фигуры для российских оппозиционных партий я беседовал с известным московским политологом, директором исследовательского центра "Панорама" Владимиром Прибыловским.

Как бы вы объяснили то, что столь широкий спектр политических сил оказался заинтересован в том, чтобы Ходорковский попал в Госдуму?

Владимир Прибыловский: Фигура Ходорковского действительно в какой-то мере сплачивает различные оппозиционные силы. Ну, во-первых, это естественное сочувствие к человеку, сидящему в достаточной степени несправедливо. А кроме того, сам Ходорковский ведет себя таким образом, чтобы показать, что он такая пригодная фигура политика, который готов быть не только союзником правых либералов, но и деятелей партий левее центра.

Андрей Шарый: Как вы считаете, это нормальная политическая практика, когда политики, представляющие столь разные части политического спектра, объединяются во имя каких-то идей? Ну, скажем, Хакамада, в российском понимании крайне правый фланг политического спектра, и коммунисты?

Владимир Прибыловский: Для достижения тактических задач в этом ничего противоречащего и политическим традициям, в том числе европейским, нет, и это вполне допустимо, мне кажется, и нормально. Сейчас же речь не идет о коренном выборе пути, вот, мы пойдем или очень сильно налево, или очень сильно направо. Тут тактика. И хотя я думаю, что Ходорковского не допустят до участия в выборах, но даже если бы он был избран совместными усилиями левых и правых, ну, это был бы тактический успех тех и других против авторитаризма центристской части спектра.

Андрей Шарый: Вы возьметесь предположить, как будет вести себя Кремль в этой ситуации? Вы сказали, что Ходорковского вряд ли допустят до участия в выборах. Вы считаете, что приговор будет в любом случае подтвержден ранее?

Владимир Прибыловский: Я думаю, что да. У нас ведь, как минимум, два прецедента, когда узники избирались в законодательные органы власти. Во-первых, арестованный еще в начале 99-го года Юрий Шутов в Санкт-Петербурге. Он, кстати, до сих пор сидит без суда. Представляете, сколько лет он сидит без суда? Он личный враг Путина потому что. Так вот его в 2002 году избрали в законодательное собрание Санкт-Петербурга, он там до сих пор значится, хотя сидит в тюрьме. И был случай в Татарии, Сергей Шашурин, он сейчас опять арестован и осужден уже, но после предыдущего ареста он, прежде чем у него был подтвержден приговор, был избран в Госсовет Татарстана. Поэтому если приговор не будет окончательно утвержден до выборов, у Ходорковского, я считаю, очень хорошие шансы были бы избраться. Но у властей еще два хода. Первый ход - утвердить приговор окончательно до регистрации. Второй - просто не допустить регистрации под какими-нибудь другими предлогами, это у нас теперь так называемая башкирская избирательная технология, она очень часто применяется.

Андрей Шарый: Лидер вот этой новорожденной инициативной группы Иван Стариков заявил, что в том случае, если Ходорковский не будет допущен к выборам, это еще одна капитуляция Кремля.

Владимир Прибыловский: Капитуляция, не капитуляция, но такой грубый ход, свидетельствующий об осознании своей слабости. Такие меры искусственные по недопущению кандидатов на выборы, в том числе такого противника Кремля, как Ходорковский, свидетельствуют о том, что Кремль всего боится, и Ходорковского он несомненно боится.

Андрей Шарый: Вы считаете, что так или иначе Ходорковский превратится в икону для российского оппозиционного движения всех мастей и всех политических окрасок? Ну, предположим, сейчас закончится вот эта история, с точки зрения реального выхода, ничем, и сторонники Ходорковского одержат только моральную победу. Дальше судьба у самого известного российского заключенного - оставаться символом сопротивления?

Владимир Прибыловский: Икона, не икона, а политический авторитет Ходорковского, пребывающего в тюрьме и ведущего себя мужественно, несомненно будет возрастать.

Андрей Шарый: Он опасен для Кремля?

Владимир Прибыловский: Мне кажется, что да.

Андрей Шарый: По каким причинам?

Владимир Прибыловский: Он действительно известная фигура. Сейчас баланс его популярности-непопулярности пока что не в его пользу, но он меняется. Просто те самые люди, которые приветствовали некогда арест Ходорковского, сейчас начинают ему сочувствовать. Это касается, как политических фигур левого толка, так и просто населения. Вокруг него действительно могут объединиться достаточно умеренные левые и либеральные силы.

Андрей Шарый: Это следствие слабости российской оппозиции? Нет другого лидера? Или, наоборот, это следствие того, что как-то представители разных оппозиционных партий в общем видят кое в чем одинаково свои задачи?

Владимир Прибыловский: Я думаю, что и то, и то. Оба явления наблюдаются. У либералов действительно нет более популярной фигуры. А с другой стороны, Ходорковский ведет себя, на мой взгляд, грамотно, как человек, стремящийся к политической роли.

XS
SM
MD
LG