Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Встреча президента Путина с пострадавшими при теракте в Беслане


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Андрей Шароградский: Чуть более часа назад в Москве началась встреча президента России Владимира Путина с пострадавшими при теракте в Беслане. Накануне встречи представители Комитета "Матери Беслана" заявляли, что она намерены задать Путину вопрос - почему власти не приняли необходимых мер, чтобы свести к минимуму количество жертв? Тему продолжит мой коллега Максим Ярошевский.

Максим Ярошевский: Спецрейс с делегацией из Владикавказа приземлился в Москве в полдень. На встречу с Владимиром Путиным прилетели 8 человек, в числе которых 4 представительницы Комитета "Матери Беслана". Само решение встретиться в Кремле с президентом именно 2 числа, во второй день траура по жертвам теракта, потерпевшие принимали почти сутки. Целый год глава государства игнорировал предложения о встрече в Беслане и неожиданно для всех согласился принять делегацию в Кремле именно в тот момент, когда уже отчаявшиеся матери Беслана заявили, что не хотят видеть президента и других официальных лиц на траурных мероприятиях в городе. Предложение приехать на встречу в Кремль поступило через правительство Северной Осетии в прошлую пятницу.

"Мы никак не ожидали, что приглашение поступит именно в эти дни. Мы не предполагали, что президент сделает такой грязный политический шаг, но если мы решим, что для пользы дела надо будет переступить через себя, мы поедем, чтобы сказать, кто виноват в этой трагедии, и в частности сказать о том, что виноват в трагедии президент Путин". Такие слова накануне поездки сказала председатель Комитета "Матери Беслана" Сусанна Дудиева. В итоге потерпевшие в теракте разделились на два лагеря: сторонников и противников встречи в дни траурных мероприятий. Только в субботу вечером было принято решение ехать. Говорит Сусанна Дудиева.

Сусанна Дудиева: Это ответственность, которая должна работать на людей, на всех нас. Будем говорить о том, что нужно принять меры к тому, чтобы наказать виновных и рассказать всем нам, всеми миру правду о том, что произошло в Беслане.

Максим Ярошевский: В администрации президента намекнули, что в Кремле готовы принять 20 человек из Беслана. Осетинские чиновники в течение недели тщательно отбирали наиболее лояльных родственников и пострадавших после теракта. Однако неожиданно власти натолкнулись на нежелание бесланцев встречаться с президентом. Обиду и возмущение вызвал тот факт, что встреча назначена на дни годовщины трагических событий. До Кремля же в итоге добрались трое пострадавших во время захвата, 4 представительницы Комитета "Матери Беслана" и глава республики Теймураз Мамсуров. Более подробно о членах делегации из Беслана рассказывает корреспондент Радио Свобода Алексей Шведов.

Алексей Шведов: Список многократно перекраивался. Мы помним, что это было 20 человек. Эта встреча называется "Встреча Владимира Путина с матерями Беслана". Как и планировалось 20 человек в этом первоначальном списке были женщины как бы из Комитета "Матерей Беслана".

Сейчас в списке: Сусанна Дудиева - потеряла сына (сама она не была внутри школы), Анет Газиева (эта женщина, которую вывел Аушев. Она была внутри школы, вышла со своими детьми), Лима Торщина - в школе не была (погибла дочь), Рита Сидакова - тоже погибла дочь (в заложниках не была), Хазбек Тулаев - погибла дочь (в школе не был), Ефимов Виктор - погиб сын (в школе не был) и Сабанов Азамат - погиб отец, один из первых директоров школы, которы построил этот спортзал (в заложниках не был). Добавим туда президента Мамсурова, у которого тяжело пострадали дети, который тоже был рядом. Мы видим, что состав комиссии как-то несколько изменился по сравнению с первоначальными планами. Конечно, вызывает удивление, почему в делегацию попал Маирбек Туаев. Маирбек Туаев - это глава Общественной комиссии, которая распределяла деньги. Все спрашивают, каким образом он попал в делегацию "Матерей Беслана"?

Максим Ярошевский: Чего стоит ожидать от этих переговоров. На этот вопрос ответил политолог Алан Касаев.

Алан Касаев: Я здесь скорее скептически настроен. Я понимаю психологическую необходимость для жителей Беслана, пострадавших в чудовищном теракте год назад, пообщаться с главным начальником в стране, посмотреть ему в глаза, попытаться понять, что он обо всем этом думает, попытаться добиться от него каких-то конкретных ответов на мучающие их вопросы. Я думаю, что все это понятно и объяснимо. Но, скорее всего, президент не может конкретно ответить на эти вопросы и вряд ли хочет конкретно отвечать.

Вообще-то, так сложилось за время всех наших трагедий последних лет, так выстроил свою роль по отношению к этим всем трагическим событиям президент, что президент, с одной стороны, отвечает за все, кроме принятия конкретных решений. В этом есть, конечно, своя аппаратная логика. Как будут реализовываться любые решения, бог его знает, а на всякий случай, давайте убережем президента. В итоге получается вот такая ситуация, что президент как бы гарант всего и вся, но одновременно ни за что конкретно не отвечает. Поэтому задавать ему вопросы, конечно, можно, но скорее всего бесполезно.

Максим Ярошевский: Вы считаете, что это такая формальная поездка, образно говоря, формальная встреча?

Алан Касаев: Для бесланцев она, конечно, не формальная, для президента она скорее формальная. Он должен был это сделать, правда, тут начинаются споры - в какой форме он должен это сделать, каким именно образом. Но то, что президент должен был зафиксировать свое участие в каком-то виде в урегулировании последствий, если их вообще можно урегулировать каким-то образом, этой катастрофы планетарного масштаба, то это так.

Максим Ярошевский: Как вы думаете, расследование этой трагедии, после такой встречи как-то продвинется или нет, или все на этом же уровне и останется?

Алан Касаев: Если бы я был на месте людей, которые советуют президенту, которые формируют график его встреч и влияют на его поведение, я бы, конечно, воспользовался этой встречей для принятия каких-то решений, пусть даже эти решения не продиктованы были бы логикой аппаратно-бюрократической, но они могли бы быть продиктованы логикой электоральной. Конечно, напрашивается, что президент после этой встречи должен подписать ряд указаний о наказании кого угодно из тех силовых структур, которые отвечают за безопасность граждан, о принятии каких-то программ чисто бюрократического свойства по совершенствованию системы управления силовыми структурами, по изменению набора мероприятий в ту или другую сторону. Но мне не кажется, что какие-то решительные действия будут сделаны в этом плане. Мне кажется, что нарыв, который представляет сегодня из себя общество в Беслане, это такой огромный сплошной нарыв. Никакого позитива Беслан не ощущает и долго еще не будет ощущать. Этот нарыв встречей с президентом залечен не будет.

Максим Ярошевский: Говорил политолог Алан Касаев.

XS
SM
MD
LG