Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кризис власти на Украине


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Владимир Ивахненко, Андрей Шарый.

Кирилл Кобрин: Сегодня президент Украины Виктор Ющенко намерен внести в парламент кандидатуру Юрия Еханурова на пост премьер-министра, хотя фамилия Ехунарова уже называлась вчера. А Блок Юлии Тимошенко (напомню, правительство Тимошенко было полностью отправлено в отставку вчера) выразил Ющенко недоверии. Перейдем от сегодняшних политических событий к процессам, может быть несколько более длительным, и поговорим об экономических причинах перестановок в украинском руководстве вчерашнего, сегодняшнего и, естественно, последующих дней.

Сейчас в прямом эфире Радио Свобода наш корреспондент в Киеве Владимир Ивахненко. Владимир, добрый день.

Владимир Ивахненко: Добрый день, Кирилл.

О вероятности отставки правительства Юлии Тимошенко в коридорах украинской власти говорили еще на прошлой неделе. Сразу после весьма бурных событий в Никополе. В этом городе к стенам местного ферросплавного завода вышли на митинг тысячи сотрудников предприятия. Вместе с одним из его бывших собственников, затем экс-президента Кучмы Виктором Пинчуком, рабочие пытались не допустить на завод новое, по их мнению, избранное нелегитимно руководство, близкое к группе "Приват". Сторонники Пинчука заявляли, что Тимошенко лоббирует интересы одной из самых крупнейших сегодня на Украине финансово-промышленной группы "Приват". Утверждалось, что за передачу прав собственности бывшему премьеру был обещан один из самых рейтинговых телеканалов Украины студия "1+1". Только после вмешательства президента был назначен новый менеджмент, независимый от двух олигархических групп на этом предприятии.

Политическая подоплека данного конфликта стала явной еще до того, как высший хозяйственный суд принял решение, которым полностью подтвердил, что приватизация завода была проведена с нарушением законодательства и акции предприятия должны быть возвращены в госсобственность.

Накануне судебного заседания Тимошенко заявила: "Если суд под давлением передаст НЗФ Пинчуку, значит, он получает миллиард долларов за красивые глаза и за то, что кто-то лоббирует его в высокой власти". Кого именно имела в виду госпожа Тимошенко, она тогда не уточняла. Однако спустя некоторое время представитель парламентской фракции Тимошенко Григорий Омельченко заявил, что президент должен поручить Генеральной прокуратуре и службе безопасности проверить причастность в то время еще секретаря Совета безопасности Петра Порошенко к давлению на суды относительно Никопольского завода. Примерно месяц назад Пинчуку удалось в судебном порядке подтвердить свои права на предприятие. Соратник Тимошенко, лидер партии "Яблоко" Михаил Бродский тогда заявлял, что Пинчук планировал продать завод россиянам за 380 миллионов долларов и за это окружению президента обещали 50 миллионов долларов и возможность купить, по крайней мере, два канала, принадлежащие зятю экс-президента Кучмы. Обо всем этом господин Бродский рассказал в разгар конфликта вокруг Никопольского завода ферросплавов. Именно Бродский первым публично обвинил президентское окружение в коррупции.

Очевидно, что новая волна антикоррупционных разоблачений ждет Украину уже в самое ближайшее время. Будет продолжена и борьба Юлии Тимошенко с Петра Порошенко за финансовые и информационные ресурсы, необходимые для победы на будущих парламентских выборах.

Кирилл Кобрин: Спасибо, Владимир.

Мы продолжим тему приватизации на Украине. Об этой проблеме, ставшей одной из главных причин политического кризиса, мой коллега Андрей Шарый беседовал с известным киевским экономистом Владимиром Лановым. В прошлом Лановой вице-премьер правительства по вопросам экономической реформы, а в последнее время экономический советник президента Ющенко и его представитель в правительстве республики.

Владимир Лановой: Как и многие приватизационные проекты в Украине, это предприятие приватизировано кулуарно. Главный недостаток или изъян той приватизаций - это кулуарный характер. Уже кулуарность есть форма нарушения законодательства приватизации. Очень тяжело говорить истинные нарушения, истинные зацепки разных сторон в борьбе за свои права, хотя, очевидно, есть отсеивание участников приватизационных конкурсов, формулировка условий участия и условий победы приватизации под заранее определенного покупателя, будущего владельца. Дальше уже схема работала чисто чиновничьими методами, во многих случаях победитель определялся не по показателю максимальной цены.

Андрей Шарый: Вы занимали пост вице-премьера правительства Украины по экономической политике. Вы тогда понимали, что эта проблема приватизации - это такая мина, которая может взорвать всю украинскую политику? Если понимали, то, может быть, были какие-то способы для того, чтобы этот процесс сделать не таким кулуарным? Или это невозможно просто?

Владимир Лановой: Все возможно. К сожалению, наше законодательство о приватизации было еще принято в 1992 году. Действия властей, предыдущих президентов, предыдущих правительств, предыдущих руководителей фонда госимущества были абсолютно не такими, как предполагались нормами, принятыми парламентом. Это были грубейшие нарушения законодательства, разного рода отклонения. Например, обесценивание сертификатов имущественных было сделано для населения, благодаря нарушению рыночной пропорции между средствами платежей по имуществу для приватизации и объектами приватизации. Общие правила, когда закон написан, конечно, не всеохватывающие, и требовались ведомственные инструкции, подзаконные инструкции. Они просто фальсифицировали то, что было нормативно заложено в основном документе. Эти способы, конечно же, исказили ожидания людей от приватизации, в которой они хотели бы участвовать.

Потом уже появились новые тенденции, когда появились очень богатые люди, ускоренно обогатившиеся, которые просто начали претендовать на все 10-0-процентные пакеты и уже формировали всю бюрократическую технологию под свои интересы. Конечно, это предвидеть, что такие крупные будут индивидуальные монополисты, олигархи, в экономике, политике Украины и России править, было тяжело.

Андрей Шарый: Где все-таки корено, по-вашему, проблемы? Это плохое законодательство или неверная практика его применения?

Владимир Лановой: Я думаю, что неверная практика применения и неразработанность необходимого законодательства. Приватизация требовала совокупности разного рода законов, которые могли бы составлять кодекс приватизации, а не один, два, три закона, как это было сделано на Украине. То есть на определенном этапе власти в Украине, продажная бюрократия и так далее остановили процесс нормативного регулирования процесса приватизации и разработки необходимых законодательных положений, а спустились как раз на теневые схемы, на уровень разного типа договоренностей.

Андрей Шарый: Я верно вас понимаю, что сейчас практика применения законодательства на Украине такова, что только теневыми способами и можно что-то приватизировать?

Владимир Лановой: Новая власть, и это было общественным требованием в Украине, должна действовать исключительно через закон, через парламентские решения, а не через другие формы. К сожалению, новая власть не стала действовать через законодательные механизмы, через несение законодательных норм, перешла на ручной режим.

XS
SM
MD
LG