Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспективы сектора Газа после окончания оккупации


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ровшан Гусейнов.

Кирилл Кобрин: Одна из важнейших международных тем последнего месяца - уход Израиля из сектора Газа - после длившейся 38 лет оккупации. Последняя израильская военная колонна прошла сегодня утром через пограничный пункт Киссуфим. С подробностями корреспондент Радио Свобода Ровшан Гусейнов.

Ровшан Гусейнов: Глава палестинской администрации Махмуд Аббас попытался смягчить впечатление от сожжения синагог.

Махмуд Аббас: Евреи оставили не синагоги, так как все символы религии были из них изъяты. Мы сами верующие мусульмане и чтим неприкосновенность святых мест, эти дома были синагогами до лишения их святости.

Ровшан Гусейнов: Однако Махмуд Аббас заявил, что вполне способен навести порядок в секторе Газа. В интервью итальянской газете "Коррьере делла Сера" палестинский лидер заявил, что к парламентским выборам, намеченным на 25 января, в секторе Газа будет восстановлен порядок. Вместе с тем Аббас сообщил, что палестинская полиция с экстремистскими группировками "Хамас" и "Исламский джихад" силовыми методами справиться не может. По его словам, разоружение военизированных палестинских группировок - бессмысленный шаг, который приведет к гражданской войне.

Министр иностранных дел Израиля Сильван Шалом заявил, что палестинцы провалили первое задание, не приняв необходимых мер для сохранения синагог в эвакуированных поселениях. "Махмуд Аббас должен помнить, что весь мир сегодня смотрит на сектор Газа, и царящая там анархия угрожает ему и его народу больше, чем нам", - заявил Шалом.

В похожей манере выступил помощник главы правительства Доре Гольд.

Доре Гольд: При достижении мирного соглашения подразумевается, что святые места должны быть взяты под охрану, а не то, что происходит в секторе Газа. Все мы видели пламя, охватившее синагоги после отступления Израиля.

Ровшан Гусейнов: Между тем, Махмуд Аббас заявил, что отступление Израиля не означает прекращение оккупации. "Сектор Газа остается большой тюрьмой и отступление армии ситуацию не меняет", - сказал Махмуд Аббас.

Палестинский лидер подверг резкой критике политику Израиля на пограничных терминалах, в том числе и на границе Газы с Египтом. По его словам, намерение Израиля проводить досмотр грузов и людей, проходящих через терминалы, унижает арабов и препятствует нормальному функционированию экономики Палестинской автономии, это также является нарушением суверенитета Палестинской автономии.

Между тем руководители силовых ведомств неоднократно заявляли, что враждебные действия с палестинских территорий Израиль не оставит без ответа. Спустя несколько часов после утреннего обстрела из Газа ракетой "Касам", Дан Харель, командующий Южным военным округом заявил, что утренний инцидент является недопустимым, и выразил надежду на то, что руководство Палестинской автономии предпримет необходимые меры для наведения порядка. В противном случае генерал Харель пригрозил ответными мерами.

Кирилл Кобрин: Уход из сектора Газа - один из важнейших шагов урегулирования израильско-палестинского конфликта, так, по крайней мере, утверждают и премьер-министр Израиля Ариэль Шарон, и глава Палестинской автономии Махмуд Аббас. В Израиле решение правительства Шарона эвакуировать еврейские поселения из Газы чуть не вызвало политический кризис. Что же до руководства палестинцев, то теперь перед ним стоит непростая задача - обеспечить порядок в секторе и поставить под контроль экстремистские группировки, прежде всего - «Хамас». Об этом я побеседовал с востоковедом, доктором исторических наук, профессором из Института Востоковедения РАН Ириной Звягельской.

Итак, последний израильский солдат покидает Газу, на самом деле эвакуация произошла раньше, но все-таки это момент символический. В связи с этим давайте вспомним историю и напомним, когда израильские войска и поселенцы пришли к Газу. Говорят о 38 годах.

Ирина Звягельская: Это правильно, потому что израильские войска захватили Газу в результате шестидневной войны. Собственно, после этого Газа стала частью оккупированных территорий, которую Израиль с тех пор контролировал.

Что касается поселенцев, то они появились там несколько позже, они появились приблизительно в 70-м году.

Кирилл Кобрин: Мы с вами уже обсуждали вопрос, как скажется уход из Газы на внутренней политике, на ситуации в Израиле. Этот уход состоялся. Что же, взрыва не произошло?

Ирина Звягельская: Взрыв не произошел и, честно говоря, взрыва надо было бы ждать несколько раньше. Он не произошел тогда, когда происходила эта очень болезненная эвакуация, когда по всем каналам - и израильским, и международным - можно было видеть плачущих людей, которые оставляли свои дома, оставляли свои могилы, которые не хотели уходить. Вот Израиль это пережил. Я считаю, что это был пик и эмоциональный, и трагический для всего израильского общества. Уже уход армии так трагически не воспринимается. Было ясно, что это следующий шаг. Более того, есть понимание, что это одностороннее отделение, что оно нацелено в данном случае все-таки на обеспечение безопасности, и коль скоро там уже нет поселенцев, то армия, в случае необходимости, сможет действовать более раскованно.

Кирилл Кобрин: Еще один наверняка эмоциональный момент - это уничтожение синагог.

Ирина Звягельская: Это уже происходит. Дело все в том, что сами израильтяне не могут разрушить синагоги, потому что нельзя разрушить храм руками самих евреев. Они ушли и полагали, что "уж раз так, сами мы не можем этого сделать, если арабы решат их разрушить - это их дело, если они решат их осквернить - это тоже их дело, но сами мы этого сделать не можем". И уже сегодня передавали о том, что некоторые синагоги были подожжены, что они горят, что, очевидно, эти здания выгорят.

Это грустно. С одной стороны, все понятно: арабы хотят как можно скорее показать, что да, это их территория, они не хотят вспоминать о том, что там были поселенцы, они рассматривают эти синагоги все еще как символ израильского присутствия. Но одновременно надо отметить, что это все-таки храмы. Израиль же никогда не уничтожал мечети на своей территории, таких не было прецедентов. Поэтому с этим как-то надо поступать более взвешенно.

Кирилл Кобрин: Палестинцы, Палестинская автономия контролируют целиком сектор Газа. Что дальше?

Ирина Звягельская: А дальше, очевидно, палестинским властям надо будет лишний раз доказать, что они способны осуществлять этот контроль, что они способны не допустить взрывов каких-то неконтролируемых эмоций или, что самое серьезное, активизации экстремистских элементов. Что они действительно ответственные власти и что они будут уделять внимание, как безопасности, так и социальной стороне жизни граждан. Иными словами, это некий тест. Но надо сказать, что ситуация очень сложная и, конечно, вряд ли можно ожидать сейчас от палестинских властей, что им все удастся, что в Газе наступить тишь и гладь и божья благодать. Но самое главное, на мой взгляд, чтобы они не допустили такого обострения ситуации, такого взрыва эмоций, который может повлечь за собой возвращение израильских войск в качестве такой операции масштабной по борьбе с терроризмом.

XS
SM
MD
LG