Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Путин летит в Вашингтон для переговоров с Джорджем Бушем


Никита Татарский: Сегодня президент Владимир Путин из Нью-Йорка прилетит в Вашингтон для переговоров с президентом США Джорджем Бушем. По мнению политологов, речь на переговорах в первую очередь пойдет о партнерстве по антитеррористической коалиции, а также о Ближнем Востоке и Ираке. Главной же для партнерства остается энергетическая сфера.

Накануне наш коллега Михаил Фролов связался по телефону с заместителем директора Института США и Канады Виктором Кременюком.

Михаил Фролов: Как бы вы оценили сегодняшнее состояние российско-американских отношений?

Виктор Кременюк: Я бы не называл их блестящими, потому что блестящего там почти ничего нет, но и не сказал бы, что это сфера, где развивается кризис. Отношения существуют, в какой-то части достаточно устойчивые - это контроль над стратегическим вооружением, сотрудничество в области нераспространения ядерного оружия, сотрудничество в области борьбы с международным терроризмом, но не больше. На больший объем наших взаимоотношений чего-то не хватило.

Михаил Фролов: По вашему мнению, насколько влияют личные отношения между президентами на отношения межгосударственные между Россией и США?

Виктор Кременюк: В данном случае, между Россией и Америкой личные отношения играли и играют очень выдающуюся роль. На первом этапе, после того, как президенты познакомились и начали развиваться отношения, конечно, это была исключительно позитивная роль. Личные отношения как бы задавали температуру, теплоту определенную, открытость отношений и прочее. Я думаю, что сейчас наоборот, личные отношения могут начинать вредить, потому что появился холодок, появились какие-то претензии. В чем-то Буш недоволен поведением Путина. Наверное, Путин недоволен поведением Буша. Так что, я бы сказал, что сейчас личные отношения, если не удастся ограничить их влияния, они могут даже повредить в дальнейшем в отношениях между государствами.

Михаил Фролов: По вашему мнению, потепление какое-то в личных отношениях президентом не предвидится?

Виктор Кременюк: Трудно сказать. Базы я не вижу. То что можно было использовать - новизна, обмен информацией, обмен какими-то планами и так далее - это все уже было использовано. Ухудшение личных отношений началось после Ирака, когда Буш так и не понял, почему Путин его не поддержал. Почему его друг Владимир, с которым он столько встречался, разговаривал и делился своими планами, вдруг в ответственный момент отказал ему в поддержке и даже вроде бы нанес удар в спину? Это для Буша, человека его склада, это было очень важно. Это осталось. Что может это устранить? Я не знаю.

Ян Рунов: Бывший юридический советник Белого Дома, политолог Дэвид Ривкин считает, что главной темой обсуждения будет борьба с терроризмом, в том числе ядерным, а отсюда - ситуация в Иране и в Северной Корее, странах, которые, создав свой ядерный арсенал, могут поделиться им с террористами. Ривкин считает, что проблемы демократии, свободы средств массовой информации в России если и будут затронуты американской стороной, то лишь вскользь, поскольку сейчас не являются главными.

Научный сотрудник Никсоновского центра Пол Сандерс ожидает, что в центре внимания обоих президентов должны быть три вопроса.

Пол Сандерс: Нераспространение ядерного оружия, терроризм и источники энергии.

Ян Рунов: Но в то же время Пол Сандерс, в отличие от Дэвида Ривкина, считает, что Джордж Буш обязательно поднимет вопрос о нарушениях норм демократии в России. Потому что эта тема в той или иной форме не сходит с повестки дня ни у американской администрации, ни у американских законодателей.

А какие вопросы вы бы хотели, чтобы Путин и Буш обсудили во время своей встречи?

Пол Сандерс: Хотелось бы установления более эффективных и глубоких структурных путей двустороннего сотрудничества. Сейчас американо-российские отношения слишком зависят от личных симпатий обоих президентов. Но этого мало. Например, после урагана "Катрина" Россия предложила Америке свою помощь. Но у наших стран, практически, нет путей быстрой доставки этой помощи. С Англией, например, у нас есть связи на рабочем уровне. Низовые звенья в правительстве связаны друг с другом, знают, кто за что отвечает. В случае с Россией таких связей не существует. Это означает, что если придётся оказывать взаимную помощь, будут задержки, несогласованность действий. Хотя в том, что касается нераспространения ядерного оружия, наши связи более развиты, чем во многих других областях.

Ян Рунов: Есть ли важные международные вопросы, по которым стороны занимают резко противоположные позиции?

Пол Сандерс: Я не уверен, что есть очень глубокие, непримиримые расхождения, какие были во времена "холодной войны". Есть различие в подходе к решению определённых проблем, в частности, к решению проблемы терроризма. Но вряд ли можно обсуждать проблему терроризма, не касаясь вопроса о Чечне.

Для России Чечня - составная часть глобальной войны с терроризмом. И Америка, и Россия заинтересованы в скорейшем решении чеченской проблемы, которая подрывает репутацию российского руководства и тормозит динамическое развитие России. Поэтому на встрече Буша и Путина, думаю, этот вопрос будет обсуждаться.

Ян Рунов: Таково мнение Пола Сандерса из Никсоновского центра.

XS
SM
MD
LG