Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В воскресенье в Германии пройдут всеобщие выборы


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Евгений Бовкун.

Кирилл Кобрин: В воскресенье в Германии всеобщие выборы. Согласно прогнозам, правящая Социал-демократическая партия, возглавляемая канцлером Герхардом Шредером, уступит правоцентристской оппозиции - "Христианским демократам" Ангелы Меркель. Однако возможны и сюрпризы. О последнем дне предвыборной кампании в Германии и о перспективах самих выборов наш корреспондент Евгений Бовкун.

Евгений Бовкун: В воскресенье 62 миллиона граждан ФРГ, имеющих право голоса, должны определить, как распределяться 598 стульев бундестага 16-го созыва. Сделать это будет непросто в силу многих обстоятельств. Правящие партии, терявшие популярность на протяжении всего периода своего правления, чуть ли не вплоть до утраты легитимности, в последний момент несколько укрепили собственные позиции. Красно-зеленые и новая левая партия, образовавшаяся от неформального слияния ПДС, с раскольниками от СДПГ во главе с Лафонтен, за последние недели заработали почти столько же очков, что и консерваторы вместе с либералами. Возникла опасность пата. Германские СМИ, которым такая предвыборная напряженность только на руку, усиленно разыгрывают ничейный вариант. При нем не исключено, что ХДС-ХСС и свободные демократы не получат абсолютного большинства мандатов, но теоретически смогут образовать правительство меньшинства в силу непримиримых отношений между сторонниками Лафонтена и руководством СДПГ. И тогда на этот раз у Ангелы Меркель появится возможность поставить вопрос о новых внеочередных выборах.

Христианские демократы решительно отметают подобные подозрения. «Выборы не перчатки, чтобы обменивать их на новые», - выразился премьер-министр Гессена Роланд Кох. Но в то же время многие деятели ХДС-ХСС энергично высказывают и против образования большой коалиции с социал-демократами, доказывая, что такой союз только продлил бы застой в экономике и был бы не в состоянии провести радикальные структурные реформы. Межпартийная полемика обострилась до предела. Премьер-министры 11 земель ФРГ, где у власти находятся консерваторы, опубликовали меморандум, в котором подчеркиваются экономические успехи этих земель в противоположность тем, где до сих пор управляют социал-демократы. Пора перенести, наконец, этот опыт на федеральный уровень, убеждают премьеры. Кроме того, оппозиция собирается подать в суд на нынешнего министра финансов Айхеля. Его подозревают в том, что он утаил от общественности некий список сокращения бюджетных ассигнований на социальные нужды. СДПГ и "зеленые" выдвигают встречные обвинения в адрес оппозиции.

Но не только это осложняет проблему выбора, трудности создает сама избирательная система, позволяющая бюргеру раздваивать свой голос. Первый голос он может отдать одной партии, а другим распорядиться иначе. Отдав первый голос партии Меркель или Шредера, вторым голосом он может высказаться, например, в пользу партии Лафонтена и Гизи и при том совсем не обязательно, что бюргер, лично симпатизирующий Шредеру, поддержит партию, реформами которой он недоволен. Ученые предупреждают, победителем может оказаться совсем не тот, кто набирает очки популярности во время опросов.

Не следует забывать и о так называемых переходных мандатах, часто дающих решающий перевес той или иной партии. Многие научные институты предсказывают успех политики Меркель, но победу Шредера исключить нельзя. С учетом такой возможности индекс DAX на германской бирже в последние дни стал заметно падать.

Кирилл Кобрин: Вчера на российском интернет-сайте "Газета.Ру" появилась статья известного политолога, главного редактора журнала "Россия в глобальной политике" Федора Лукьянова, в которой он анализирует последствия возможного прихода к власти Ангелы Меркель для российско-германских отношений. Я спросил Федора Лукьянова, почему статья называется "Возвышение кухонных диссидентов".

Федор Лукьянов: Я имел в виду, что Ангела Меркель, во-первых, из восточных земель. Она, правда, родилась на западе Германии, но в раннем возрасте переехала на жительство на восток, где и прожила все оставшееся время. Соответственно, на прекрасно знает, что такое реальный социализм.

Во-вторых, судя по ее биографии, она никогда до 1990 года, то есть до исчезновения ГДР, собственно говоря, политикой, какой-то общественной деятельностью, диссидентской деятельностью не занималась. Более того, будучи академическим ученым, работая в Институте физической химии, она занимала какое-то время должность секретаря комитета гэдээровского комсомола (Союза свободной немецкой молодежи), ответственного как раз и за агитацию и пропаганду. Мы понимаем, что это мало что значит, поскольку тогда были такие правила игры, но, тем не менее, это человек, который вполне себе существовал в системе. При этом из актов тайной полиции "Штази", которые были рассекречены после крушения коммунизма, зафиксированы высказывания госпожи Меркель с критикой социалистического строя и, например, с выражением симпатий в адрес польского профсоюза "Солидарность". Иными словами, это тот тип людей, которые, на мой взгляд, на самом деле и подорвали мощь советского строя, коммунистического строя. Это не борцы активные с режимом, каковых, в общем, было мало во всех этих странах. Но это те люди, которые занимались тихим саботажем. Они играли по этим правилам, но играли плохо и не испытывали никаких чувств энтузиазма по отношению к народной власти. И в результате именно это власть и привело к кризису, а потом и краху.

Кирилл Кобрин: И что же это может означать для отношений Германии и России, если, конечно, она победит?

Федор Лукьянов: С одной стороны, это будет означать не очень много, потому что Германия - это страна с абсолютно устоявшейся политической системой, системой интересов в мире и системой бизнес-интересов, что в случае германо-российских отношений весьма немаловажно. Поэтому, какой бы ни была сама госпожа Меркель, и какой бы бэграунд у нее ни был в прошлом, конечно принципиальных изменений в позиции Германии по отношению к России не случится, слишком много ограничителей.

В то же время, конечно, люди, выросшие в этой социалистической системе, как мы видим по практике отношений России с бывшими союзниками по соцлагерю, ставшими теперь членами западных организаций, эти люди, мягко говоря, не испытывают симпатии к Советскому Союзу, а это автоматически проецируется на современную Россию. Тем более что современная Россия, как мы видим, отчасти пытается черпать свое политическое вдохновение в советском времени. Мне кажется, что инстинктивно (и это, кстати говоря, подтверждают люди, знающие Ангелу Меркель) она, конечно, будет ориентирована в значительно большей степени на Запад, чем на Восток. Если для Герхарда Шредера, во-первых, Соединенные Штаты не были той священной коровой, как для предыдущих поколений немцев, а, наоборот, отношения с Россией для него были очень важны, как деловые, так и личные, то Ангела Меркель наверняка будет испытывать чувство большей благодарности к Соединенным Штатам, как к стране, которая (как теперь считается) освободила Восточную Европу от коммунизма и в частности сделала возможным объединение Германии.

XS
SM
MD
LG