Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Патовая ситуация после выборов в Германии


Андрей Шароградский: В воскресенье в Германии состоялись внеочередные парламентские выборы, в которых ни коалиция блока ХДС-ХСС с либералами, ни правящая сейчас коалиция социал-демократов и зеленых не удалось достичь необходимого большинства для формирования правительства. Налицо патовая ситуация.

Юрий Векслер, Берлин: Претензии на пост канцлера заявила не только Ангела Меркель, кандидат блока ХДС-ХСС, опередившего социал-демократов менее чем на один процент, но и пока еще канцлер Герхард Шредер. Главный же итог выборов пока негативный: ни коалиции ХДС-ХСС с либералами, ни правительственной коалиции социал-демократов и зеленых не удалось достичь необходимого большинства для формирования правительства. Выборы преподнесли немало сюрпризов. Самый большой из них - это слабый по сравнению с предрекавшимися многочисленными опросами и отдельными аналитиками результат блока христианских демократов во главе с Ангелой Меркель. Многие комментаторы считают, что роковую роль сыграло предложение Ангелы Меркель кандидатуры Кирхгофа на пост министра финансов и дискуссия, развернувшаяся по поводу его неудачных высказываний. Так же, вопреки прогнозам, произошло восстание из пепла социал-демократов, которые начинали предвыборную борьбу с результатом 24 процента голосов избирателей, а на финише почти догнали христианских демократов.

Следует отметить и небывалый успех либералов, набравших почти 10 процентов голосов и ставших третьей по силе фракцией бундестага. Фракция "зеленых" в парламенте незначительно уменьшилась, потеряв в сравнении с 2002 годом полпроцента голосов. Единственной новостью, которая совпала с прогнозами, является появление в бундестаге пятой фракции от новой левой партии во главе с Грегором Гизи и Оскаром Лафонтеном.

Интересно сравнить результаты выборов с предсказывавшимися накануне на основе опросов. Прогноз: 41,7 процента за ХДС-ХСС, 7 процентов за либералов - итого 48,7, в результате 35,2 за ХДС-ХСС и 9,8 за либералов - и того 45 процентов. Социал-демократы, по прогнозам, должны были набрать 32,9, но набрали в итоге 34,3, "зеленые", по прогнозам, 7,2 - в итоге 8,1 процента, коалиция "красных" и "зеленых" вместе, по прогнозам, 40,1 процента, фактически - 42,4 процента.

Активность избирателей оказалась в итоге немножко ниже, чем в 2002 году, и составила 77,7 процента.

Итак, пять фракций, из которых только две вместе, христианские демократы и социал-демократы, могли бы сформировать правительство. Все другие варианты подразумевают светофор, то есть сочетание из трех партий. Хотел бы отметить новый аспект в реакциях на результаты выборов. Тон здесь задал Герхард Шредер.

Герхард Шредер: Мы, немецкие социал-демократы, достигли того, что многие профессиональные наблюдатели, те, кто пишет и транслирует в этой стране, несколько недель, да и несколько дней назад считали абсолютно невозможным. Я горжусь демократической культурой, при помощи которой удалось доказать, что власть средств массовой информации, ее способность к манипулированию не поколебала демократического самосознания.

Юрий Векслер: Неожиданно Шредера поддержал на сегодняшней пресс-конференции своего блока один из лидеров левой партии Грегор Гизи.

Грегор Гизи: Планировавшееся или, по крайней мере, предсказывавшееся средствами массовой информации новое правительство христианских демократов и либералов не получило достаточной поддержки избирателей.

Юрий Векслер: Для многих выборы поставили под сомнение репрезентативность опросов общественного мнения и даже независимость проводивших опросы. Особенно обиженными чувствуют себя после заявления канцлера журналисты. Механизм манипулирования, упомянутый Шредером, явно станет еще предметом дискуссии после того, как улягутся предвыборные страсти, и будет сформировано правительство. Однако этот процесс может затянуться.

Через две недели после выборов бундестаг должен избрать канцлера, а для этого необходимо в двух первых турах голосования получить абсолютное большинство списочного состава бундестага. В третьем туре достаточно обычного большинства присутствующих. Меркель продолжает твердить о своем праве на власть, но Шредер не признает поражения. Вот его первые слова после объявления итогов голосования.

Герхард Шредер: Я чувствую себя поддержанным избирателями в том, чтобы обеспечить нашей стране и в следующие четыре года стабильное правительство под моим руководством.

Юрий Векслер: Некоторые комментаторы уже предрекают скорые новые выборы. Почему? Вот мнение известного политолога, профессора Гумбэльского университета Нильса Дидрикса: "Шредер рассчитывает на выигрыш, поставив все на одну карту, демонтажа кандидатуры Ангелы Меркель на пост канцлера. Его заявление о своем праве на власть - это попытка выиграть время. Если выборы канцлера в бундестаге не приведут к избранию, то у президента страны есть две возможности - или назначить канцлера, или распустить бундестаг и назначить новые выборы. Таковые могли состояться в январе, и для Шредера с его талантом тактика это давало бы увеличивающиеся шансы на выигрыш".

Но в этом случае Ангела Меркель должна бы уйти в отставку и кандидатом от ХДС-ХСС должен был бы стать кто-то другой. Нильс Дидрикс видит таковым премьер-министра Гессена Роланда Коха, но до этого еще далеко. Пока Ангела Меркель, которая по закону имеет право начать консультации по формированию правительства, намерена беседовать с "зелеными" об почти невозможной коалиции с ними и одновременно с их противниками по многим вопросам, либералами. Если эта попытка не удастся, то тогда останется вариант большой коалиции, но тут социал-демократы встанут стеной в поддержку Шредера и его права на власть. Мысли Нильса Дидрикса подтверждаются впечатлениями многих от вчерашнего ток-шоу ведущих политиков, которое происходило поздно вечером. Оно уже получило название "Битва слонов в посудной лавке". Многие заявления, в особенности Шредера, были на грани фола. Герхард Шредер обращается к Меркель и Штойберу.

Герхард Шредер: Неужели вы серьезно думаете, что моя партия пойдет на коалиционные переговоры по предложению госпожи Меркель, которая при нынешнем положении дел говорит, что она хочет стать бундесканцлером. Все-таки для шуток есть пределы.

Юрий Векслер: Для Герхарда Шредера идеальной была бы так называемая светофорная красно-желто-зеленая коалиция, но лидер либералов Гвиде Вестервеле вчера, после ясного и резкого отказа обсуждать коалицию с социал-демократами и зелеными, сказал в адрес Шредера, который раздражал его своей несоизмеримой с результатами выборов уверенностью: "Я моложе вас, но все же не глупее". Пока еще кандидат номер один на пост канцлера Ангела Меркель заявила сегодня журналистам

Ангела Меркель: Мы самая сильная фракция и ясно, что нам законом поручено формирование правительства. Мы должны думать о стране, и я предложу президиуму своей партии проведение переговоров со всеми партиями.

Юрий Векслер: Говорит один из лидеров христианских демократов Рональд Кох.

Рональд Кох: Я не хотел бы, чтобы мы настраивались на большую коалицию. Это было бы самым худшим вариантом. Я считаю, что должны быть рассмотрены все другие возможности.

Юрий Векслер: Похоже, что Германии придется довольно долго ждать своего нового канцлера.

Андрей Шарый: Может ли исход парламентских выборов в Германии повлиять на отношения Берлина и Москвы, особенно в том случае, если в Германии все-таки сменится власть. О политической ситуации в Берлине, о значении только что состоявшихся выборов для России я беседовал с московским политологом, директором Центра германских исследований Института Европы Российской Академии наук Владиславом Беловым.

Насколько неожиданным для вас оказались результаты выборов в Германии?

Владислав Белов: Они оказались на 50 процентов неожиданными ровно в той части, насколько смогла удивить уважаемая партия ХДС-ХСС, получив вместо планируемых 41-42 процентов, немногим более 35 и, соответственно, демократы, которые частично компенсировали данные потери, получив вместо традиционных 7-7,5 десять процентов. Это то, что мало кто предсказывал. Более того, этого никто не предсказывал. А с другой стороны, стандартные, в общем, цифры для социал-демократов, для зеленых и для левых. Я думаю, что именно в потери от этих 7 процентов ХДС-ХСС состоит, в общем-то, такая особенность и, скажем, историческая значимость выборов. Это останется, по всей видимости, в учебниках по политологии.

Андрей Шарый: Есть ли победители в этих выборах по состоянию на нынешний момент?

Владислав Белов: Победители Лафонтен и Гизи, которые вытянули эту маргинальную левую партию, то есть альтернативный список и, соответственно, ПДС: Лафонтен, Гизи с одной стороны (партия левых), соответственно, господин Вестервеле с партией "Свободные демократы". Это те победители, которые не могут воспользоваться своими плодами с точки зрения правящей коалиции. Скажем так, в первую очередь левые, потому что "Свободные демократы" стоят под знаком вопроса, они могут попасть в ту или иную коалицию.

Андрей Шарый: Вы пока не назвали имени одного из двух ключевых немецких политиков, ни Герхарда Шредера, ни Ангелу Меркель.

Владислав Белов: И господин Шредер, как бы не комментировала пресса, и госпожа Меркель настоящие, как говорится, лузеры, те, которые проиграли. Потому что в первую очередь немецкий электорат выразил недоверие немецким народным партиям. По сравнению с 2002 годом и господин Шредер с Социал-демократической партией Германии, и госпожа Меркель с блоком ХДС-ХСС существенно потеряли в голосах и это, в общем-то, если не колокольчик, то колокол, который свидетельствует о том, что в принципе электорат не доверяет тем партиям, которые являются традиционными выразителями интересов основной массы избирателей.

Андрей Шарый: Однако именно эти два политика, именно эти два лузера в вашей терминологии, и останутся ключевыми фигурами, они претендуют на пост нового канцлера. Скажите, пожалуйста, с кем из них сподручнее строить политику России?

Владислав Белов: Несмотря на то, что и Шредер, и Меркель считаются проигравшими, тем не менее, именно эти две партии, именно эти два представителя способны провести конструктивные переговоры по созданию большой коалиции. И кто бы ни был во главе этой коалиции - на сегодня это с большей долей вероятности госпожа Меркель, которая могла бы возглавить большую коалицию между СДПГ и ХДС-ХСС, но при этом есть шансы у Шредера - никакого влияния на российско-германские отношения это не окажет. Если останется Шредер, а такая вероятность есть, и в большой коалиции, и в коалиции так называемого светофора, в коалиции со свободными демократами, что подвергается сомнению, но будет такая же прочная дружба. Но если придет Меркель, то каких-либо существенных моментов и особенностей в российско-германских отношениях не произойдет. За исключением возможной критики со стороны Меркель по тем вопросам, по которым немецкое общество требует конструктивной критики Владимира Путина и России: Чечня, свобода слова, ЮКОС.

XS
SM
MD
LG