Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Стреляный о ситуации на Украине


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие публицист Анатолий Стреляный.

Андрей Шарый: Гость рубрики "Собственный опыт" сегодня украинский публицист, мой коллега Анатолий Стреляный. Он в последние годы живет в Киеве и внимательно следит за ситуацией в республике.

Анатолий Стреляный: Если у кого-то были до сих пор сомнения, что это была действительно революция, то сегодня эти сомнения должны исчезнуть. Это действительно была революция. Она давала народу, а можно сказать, что народ сам себе давал заведомо невыполнимые обещания. Обещания устроить все хорошо, отлично, идеально и устранить, уничтожить все плохое. Поскольку эти обещания заведомо невыполнимы, хотя прекрасны, то отсюда с неизбежностью естественной следовали три вещи. Первая. Обязательно появятся люди, силы, которые будут вскоре спрашивать: "Где обещанное?". Второе. Обязательно должны были появиться и они, естественно, появились те, кто должен отвечать на этот вопрос, а отвечать не хочется и нечего. Значит, надо или оправдываться или одновременно спихивать вину на других - на врагов, на плохих соратников, на чиновников, на погода, на мировой рынок и так далее. Третье. Обязательно, согласно всем законам всех революций, должны были появиться люди и политические силы, которые попытались бы и пытаются оседлать волну недовольства и взять на себя всю власть.

Мы здесь видим одного замечательного персонажа женского пола, который и совершает интереснейшую вещь. Он вовремя уходит из второй категории, то есть из категории тех, кто должен оправдываться за невыполнение невыполнимых обещаний, и переходит в третью категорию, делая попытку оседлать волну естественного недовольства, и взять на себя всю власть. Это то, что вроде бы как на поверхности.

Андрей Шарый: Где корень зла, по вашему мнению, - это жадность, это неумение договариваться, это коррупция в украинском руководстве? Что главное?

Анатолий Стреляный: Все проще и сложнее. Все знают выражение : "Революция пожирает своих детей". Что это значит? Они пожирают сами себя. Они пожирают себя, естественно, в борьбе за власть. Но вся штука в том, что власти жаждет не только тот, кто хочет властвовать, власти еще больше жаждет страна, жаждут те люди, которые не могут жить без власти. Это объективный процесс. В этом смысле можно сказать, что до сих пор Украина жила в состоянии почти безвластия, а эта жизнь ненормальная.

Таким образом, то, что сейчас происходит, с моей точки зрения, можно определить так - Украина ищет адекватную себе, подходящую для себя власть. Какой будет эта власть? Сама Украина до сих пор не знает. Ясно только, что это будет не та власть, о желании которой народ заявляет на словах. Это не будет та власть, которую ему обещали на Майдане. Это не будет та власть, которую хотел бы видеть мир. Это будет та власть, которую этот народ сможет принять, между прочим, бессознательно. Естественно, это будет не вполне демократия.

Андрей Шарый: Анатолий Иванович, периодами такого пробуждения народной энергии всяких революционных событий всегда связаны журналистские разговоры о том, что в стране изменилась атмосфера. Люди всегда говорят: "Нам стало легче дышать". Тоже самое происходило минувшей осенью в Киеве, об этом много говорили. Как сейчас дышится в Киеве? Как вы себя ощущаете в этой ситуации?

Анатолий Стреляный: Я думаю, что дышится все еще свободнее, чем, например, в России, а может быть даже свободнее, чем в Грузии, но, конечно, дышится намного тяжелее, чем в лучшие часы революции. Все врут. Все крадут. Вот такое настроение довольно сильное.

Новая власть не могла себя не компрометировать по самой своей природе. Но только это компрометирование несколько иного рода, чем мы привыкли думать. Она обречена на это. Она не в состоянии выполнить своих обещаний. Она заложница этих невыполнимых обещаний. Это естественно для всякой революции.

Андрей Шарый: Получается, что новые ничуть не лучше старых?

Анатолий Стреляный: Еще Радищев сформулировал, что в результате всякой революции к власти приходят не лучшие, а худшие. А может быть это и не Радищев, а Чернышевский. Это тоже естественно. То, что называется элитой - это объективная вещь. Те, кто мог хорошо людьми управлять, мог справляться с работой, они, естественно, были во власти. Те, кто оказался отсеянным, отброшенным, кто не выдержал конкуренции, в том числе и конкуренции не только таких личных качеств, как совесть, а и деловых качеств, тот оказался среди борцов за лучшую жизнь.

Андрей Шарый: Насколько сильны чувства апатии, которые могут охватить украинское общество после разочарования в тех плодах, которые принесла революция?

Анатолий Стреляный: Разочарование, конечно, большое. Недовольство большое, но один момент надо учесть. Появились очаги того, что называется гражданским обществом. Появились и укрепились те стихийные организации, которые в состоянии направить это разочарование, это недовольство в творческое русло, которые могут придать стихии некую форму более определенную того, что мы называем гражданским обществом. Это есть. На это есть надежда у тех, кто верит в демократию в Украине в ближайшие лет 40.

XS
SM
MD
LG