Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Томск - первый город в России, где выборы в муниципальные органы власти будут проходить по новой форме


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимают участие - Яков Силин, депутат Городской Думы Екатеринбурга, Андрей Кузечкин - политолог, член избирательной комиссии Томской области, и корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.

Олег Вахрушев: Сегодня рядом со мной в Екатеринбургской студии Радио Свобода – депутат Городской Думы Екатеринбурга Яков Силин.

Здравствуйте, Яков Петрович.

Яков Силин: Доброе утро.

Олег Вахрушев: На телефонной линии из Томска моя коллега Мелани Бачина. Здравствуйте, Мелани. Представьте, пожалуйста, вашего гостя.

Мелани Бачина: Доброе утро. Со мной в Томской студии политолог, член избирательной комиссии Томской области Андрей Кузечкин.

Олег Вахрушев: Итак, 9 октября в Томске пройдут выборы в Городскую Думу. Томск первый и пока единственный город в России, где выборы в муниципальные органы власти будут проходить по новой форме. Половину городского парламента томичи выберут по партийным спискам. Именно эти списки – главная интрига предстоящих выборов. Тему продолжит корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.

Мелани Бачина: Впервые томичи будут выбирать городских парламентариев по смешенной системе. Депутатов в Городской Думе Томска теперь будет в два раза больше. За эти места на выборах 9 октября изъявили желание побороться 86 человек.

По мнению председателя избирательной комиссии Томской области Геннадия Казака, избирательная кампания в Томске может побить все рекорды по активности кандидатов. Местные политологи говорят о том, что эти выборы будут до предела напряженными. Главная причина – продолжение дележа городской собственности, а главное – земли. Кроме того, среди кандидатов в Городскую Думу на этот раз гораздо больше политиков и бизнесменов. Это полностью меняет ситуацию.

Губернатор Томской области Виктор Кресс к идее новой формы выборов относится весьма скептично.

Виктор Кресс: Я все-таки приверженец того, чтобы не было выборов по партийным спискам. Потому что депутаты муниципалитета, они не политические вопросы должны решать, а конкретные вопросы от конкретного жителя, конкретной семьи. И здесь партийная принадлежность вовсе необязательна.

Мелани Бачина: Примерно такой же точки зрения придерживается и председатель Государственной Думы Томской области Борис Мальцев.

Борис Мальцев: Недоразумение - в нашем маленьком городе половину избирать по партийным спискам. Это полнейшее недоразумение. Конечно, лучше выбирать по мажоритарным округам, чтобы мы знали каждого человека. И если мы ошиблись в пяти – ладно. А если мы сегодня ошибемся в какой-то партии, и она сразу приведет нам 20 неизвестных человек, не известных нам депутатов, которые перед нами не отчитываются, им наплевать на нашу жизнь.

Мелани Бачина: Кроме того, с партийными списками до сих пор до конца не все ясно. По какому принципу формируются эти списки? Каким образом люди в них попадают? В Томске даже ходили слухи, что места в партийных списках покупаются желающими получить депутатский мандат.

Кандидаты, идущие на выборы самостоятельно, к партийным спискам вообще относятся с большим недоверием.

Кандидат в депутаты: Списки ряда партий сформировались не понятно как. То есть непонятные люди... вот я вижу, например, партию, я понимаю, кто там у них лидер, кто там у них вожди, кто у них там должен быть в списках. А они были обнародованы, я смотрю – там совсем другие люди. Сначала человек заявляется в одной партии, потом переходит в другую партию, прямо противоположную просто даже по идеологии. Когда избиратель проголосует за «окружников», он с них и будет спрашивать конкретно – дороги, улицы, помощь детским садам, благоустройство и так далее. Проголосовав за список, к ним будет тяжело обратиться. И насколько они будут ответственны перед избирателями – это будет дилемма.

Мелани Бачина: Областная власть говорит, что на примере предстоящих муниципальных выборов они сами будут учиться. Скоро предстоят и выборы депутатов Государственной Думы Томской области. Они тоже по закону должны проходить по смешанной системе. Новая форма выборов в Томскую городскую Думу сможет показать реальную расстановку политических сил в обществе.

Пока же, по предварительным опросам среди томичей, в лидерах партия «Единая Россия», за ней идет ЛДПР, КПРФ, демократы на третьем месте. Последние надеются получить 10-12 процентов на выборах. СПС и «Яблоко» сумели договориться и идут на выборы объединенным блоком.

Предвыборная кампания сейчас в разгаре. Городская избирательная комиссия призывает к чистым и честным выборам. Наблюдатели говорят об отсутствии идеологий у большинства партий. Одни кандидаты обвиняются в использовании грязных технологий, другие – в использовании административного ресурса.

Так или иначе, первый опыт городских выборов в Томске по смешанной системе может стать крупной политической интригой, в которую уже вплетены и серьезные финансовые ресурсы, и активы партий, и власть.

Олег Вахрушев: Мелани, насколько я знаю, ваш гость приветствует смешанную систему выборов в Томскую городскую Думу. И можно ли перечислить несколько основных факторов, почему именно он это делает?

Андрей Кузечкин: Я приведу свои доводы в пользу смешанной системы мажоритарно-пропорциональной. Я полагаю, что именно такая система позволяет сформироваться полноценному институту гражданского общества, каковым являются партии. Дело в том, что очень часто в адрес партий звучат обвинения, что они действуют в пределах Садового кольца и, собственно говоря, проблемы России их не интересуют, а их интересуют только места в Госдуме России или в региональном парламенте, а вопросы местного самоуправления, муниципальных образований остаются как-то за бортом партийных программ. Это совершенно неправильно, потому что полноценные партии, которые эффективно действуют на всех уровнях местного самоуправления, - это признак политически зрелого, развитого гражданского общества. И вот как раз такая смешанная система выборов по партийным спискам, по мажоритарным округам, она и позволяет партиям самореализоваться именно на уровне местного самоуправления.

Мелани Бачина: Андрей, тем не менее, депутат Городской Думы решает совершенно конкретные, даже можно сказать бытовые вопросы – вывоз мусора, уборка территории, дороги, ЖКХ. Причем здесь партийная принадлежность депутата?

Андрей Кузечкин: Я с вами, Мелани, категорически не согласен. Потому что вот то, что вы перечислили, это на самом деле жизненно важные потребности любого города, но они могут решаться и на уровне исполнительной власти. А представительная власть муниципальных образований... тем более такого города, как Томск, где вообще-то проживает половина населения Томской области, могут решать депутаты такого уровня и совершенно другие задачи, например, выбора стратегии развития муниципального образования. И это уже очень важный вопрос. Томск, как известно, имеет репутацию города, где очень мощный научно-образовательный комплекс. И если, например, депутаты будут обсуждать именно стратегию развития города и выберут в качестве этой стратегии инновационный, например, бизнес, превращение Томска в научно-образовательную столицу, понимаете, это очень важная стратегическая задача. И это можно реализовать только на уровне партийных депутатов.

Мелани Бачина: Хорошо, Андрей, я вас прекрасно понимаю. Но ту картину, которую вы вначале нарисовали, когда вы сказали, что это нормальное, цивилизованное общество, когда существует это на всех уровнях, в том числе и в муниципалитете, - депутаты по партийным спискам избраны, то вы же понимаете, что уже сейчас в Томске эта система, это представление несколько рушится. Вы слышали, и губернатор Томской области, и председатель Томской областной Думы говорят о том, что есть некая игра втемную, когда не понятно, каким образом эти партийные списки формируются. А тем более, ходят слухи, что может быть и так, что люди просто преследуют свои интересы, покупают, потому что у них есть деньги, места, и дальше будут лоббировать не интересы меня, как налогоплательщика и как избирателя, а свои собственные, своего бизнеса и так далее. Вот где здесь тогда правда?

Андрей Кузечкин: Совершенно не исключено, что на самом деле места в партийных списках могут распределяться в зависимости от того, в каком размере тот или иной кандидат внесет взнос в избирательный фонд. В принципе, это естественное положение вещей и для США, и для Германии. Другое дело, что нормальный партийный список должен, наверное, все-таки формироваться, прежде всего, из лидеров того партийного объединения, которое действует на уровне города или региона. А затем исключать, естественно, людей, которые желают поучаствовать в выборах за деньги.

Мелани Бачина: Это законом прописано?

Андрей Кузечкин: Законом это никак не определяется, поэтому тут каждая партия выбирает какой-то алгоритм действий по формированию списков. Но включается механизм естественного отбора, в конце концов. Тут уже избиратели должны решать, насколько они доверяют партийному списку.

Олег Вахрушев: Мелани, дело в том, что Яков Петрович, честно говоря, с опаской относится к тому, что будет введена смешанная либо пропорциональная система выборов в городскую представительную власть. И я попрошу сейчас Якова Петровича свое мнение тезисно высказать по этому поводу, почему он против.

Яков Силин: Есть много аргументов, но я буду основываться на своей практике. Последние 14 лет я работаю на уровне местного самоуправления – и в исполнительной, и в представительной власти. 9 лет руководил Думой Екатеринбурга. Я в перспективе за то, чтобы в стране было полное право избираться по партийным принципам на всех уровнях власти - законодательным и представительным органам. На сегодняшний день это губительно для страны. Я разделяю тревогу и губернатора Томской области, и руководителя Государственной Думы областной, которая зиждется и на их опыте. Сегодня нет ни одной политической партии в стране, которая в состоянии была бы взять ответственность за положение дел на всех трех уровнях. Вот когда идет обсуждение, особенно с точки зрения политологической, что это нужно, нужно развивать институты гражданского общества и так далее, это все правильно, только как бы во всем этом хотя бы немножко вспоминать о людях, ради которых именно на местном уровне в первую очередь строится система местного самоуправления, возможность реализовывать их социальные, бытовые, хозяйственные проблемы. Система, которая предлагается, это не более чем эксперимент. Но у нас уже так много было этих экспериментов, и во власти в том числе, и ни один не дал результата.

Посмотрите, вот вчерашнее решение Государственной Думы. Категорически я был бы против такого – на три года реформа местного самоуправления откладывается. И это притом, что президент только в нынешнем году дважды заявлял о неизменности вступления в силу полностью нового закона об общих принципах организации местного самоуправления. Да в истории Руси и России еще никто не сможет ни одного примера привести, когда бы реформы, проводимые властью, были до конца завершены. Более или менее удачно что-то было. И вот мы снова наступили на грабли.

Вчера из уст одного из руководителей партии основной сегодняшней, доминирующей в Законодательном, высшем Собрании страны, звучит: «вот нужно по мере готовности на местах вводить теперь новую систему местного самоуправления». Они, по-моему, еще не знают, что она уже есть, и уже ныне действующий закон 10 лет как существует. И нужно идти постепенно эволюционным путем. Нам опять предложили отложить и ждать, когда будут готовы. Никогда Россия ни к одной реформе готова быть не может.

И вот теперь, смотрите, в этом хаосе в определенном смысле, может быть, и грубовато звучит, нам предлагают: «давайте смешанную систему». Ну, если уж идти на эксперимент, то, извините, или полностью пропорциональную систему внедрять и эти все ошибки потом самим пожинать и последствия... а они только однозначно будут негативными. Потому что общество просто-напросто не готово. Или все-таки давайте остановимся. Губернатор Томской области был прав. На местном уровне... не только потому, что решаются самые бытовые, хозяйственные и социальные вопросы, они действительно в первую очередь стоят перед населением, но ошибка и в том заключается, если рассчитывать, что депутат местного уровня решает только бытовые проблемы, он еще решает и проблемы в целом огромного города. Поэтому сегодня вводить туда смешанную систему – это значит вбить клин раздора между партиями, которые только-только на местах формируются и начинают их себя что-то представлять, и между конкретными личностями. А Русь всегда выбирала личность.

Олег Вахрушев: Андрей, Яков Петрович привел довольно-таки серьезные доводы в пользу того, что смешанная система выборов сейчас губительна. Чем вы можете парировать?

Андрей Кузечкин: Действительно, Яков Петрович привел достаточно серьезные аргументы, но мне кажется, что он сам себе начал противоречить. Он как раз сокрушается по поводу того, что депутаты Госдумы в очередной раз отложили реформу местного самоуправления, или пытаются, по меньшей мере, это сделать, и полагает, что в такой ситуации процесс становления местного самоуправления может затянуться на неоправданно долгий период времени. Так вот, я такие же аналогии провел бы с партиями. Если мы будем все время откладывать вот эту пропорциональную систему, не позволять партиям участвовать в формировании муниципальных органов представительной власти, то тогда и партиям будет очень трудно укореняться в провинции. Мы тоже можем этот процесс отложить в долгий ящик.

Олег Вахрушев: А вы считаете, что сейчас влияние партий достаточно мощное в регионах, что можно им идти в муниципальную власть? Их авторитет настолько силен?

Андрей Кузечкин: Надо, конечно же, дифференцировано подходить к разным муниципальным образованиям. Я еще раз подчеркну, что в Томске проживает половина населения всей области. И, конечно, здесь политические партии достаточно активны. Надо сказать, что у нас 13 политических партий, общественных объединений и избирательных блоков участвуют вот в этих муниципальных выборах. Другое дело, что у нас есть муниципальные образования с числом избирателей 11 тысяч человек. И Дума избирается в составе, скажем, 9 человек. Я думаю, что тут, конечно, может быть, особого смысла смешанную систему вводить не имеет. А в Томске имеет. И в Екатеринбурге, думаю, тоже.

Олег Вахрушев: Понятно. И у нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, вот вся эта ситуация – это планомерное продолжение вот той идеологии, на которую рассчитывает правящая партия, так как они самыми сплоченными оказались и бюрократизированными. И, естественно, они своей посещаемостью как раз выиграют и выбьют все основные козыри у всех партий. И поэтому это укрепление вот этой вертикали власти как раз и приводит к власти одной партии. Поэтому ничего здесь хорошего, конечно, не будет. И вот это самоупоение этой власти, которая говорит одно, а делает другое, и лишь по одергиванию президента может поступить более человечно, напоминает как раз приход к власти очень опасного монстра, который, в конце концов, Россию погубит.

Олег Вахрушев: Мнение слушателя понятно. И эта точка зрения, естественно, имеет право на существование.

Пришел вопрос на пейджер. «Скажите, строка «против всех» будет присутствовать или нам уже и здесь надавили на горло?». Яков Петрович, что вы скажете?

Яков Силин: Это будет на усмотрение законодателей субъектного уровня. К сожалению, появление такого формально демократичного права приведет к одному, я в этом уверен, - еще большее количество избирателей просто не пойдут выбирать, никого не пойдут выбирать. А если остается такое право, и было бы, и это показала практика прежних лет, человек, которого не устраивает ни один кандидат, но он идет осознанно и выражает волю. И это серьезнейшее решение, когда он таким образом говорит: «Те, кто выдвинулся, меня не устраивают. Но я пришел и свою волю выразил». Если он знает, что выдвигается или партия, которая его не устраивает, или кандидат, и нет иного пути, он выбирает основное для себя – вообще не участвовать в формировании власти. Тогда о каком гражданском обществе в данном случае можно вести речь?!

И вот в связи с этим мой оппонент в Томске, когда он привел пример, этот пример только отчасти базируется... не хочу обидеть, на логике, но на реалиях дня сегодняшнего и в перспективе. Если он говорит о том, что таким образом мы будем фактически создавать препятствие партиям для того, чтобы они на местах могли себя реализовать и так далее, то нужно вспомнить и о другом. Скажем, самая почитаемая, может быть, признаваемая демократия западная и английская. Там опыт действительно уникальный. Так вот, именно на местном уровне в первую очередь там избираются только личности. Но фактически без поддержки партии (они уже до этого уровня давно дошли) избираться невозможно.

Так вот, и мы должны идти по этому пути. Нельзя все делать под копирку в огромной стране, в такой, тем более, как наша, со значительной разницей в ментальности в зависимости от природных условий и многих-многих иных причин, нельзя все одним миром мазать. Мы должны дать населению личность на местном уровне. И если эта личность связана с партией, то такую партию точно будут поддерживать. Вот тогда даже на новых кандидатов, которые малоизвестны, но идут от некой известной партии, скажем, добившейся чего-то через личности, уже известны, тогда тех будут поддерживать.

Сегодня, я вам приведу пример, до недавнего времени только в Красноярске в течение двух созывов была вот такая смешанная форма: 35 депутатов – половина по партийным, половина по одномандатным округам. Притом, что в законодательстве действующем была возможность избираться и таким образом. Как вы думаете, почему в стране до сих пор на это не шли? Не потому, что это так уж демократично, а потому, что это бессмысленно было. И я думаю, пока так же остается.

Сожалею, что такой красивый, сильный, мощный интеллектуально и экономически город, как Томск, решил на самих себе провести эксперимент. Мне кажется, что преждевременно. Но мы на это все посмотрим. Год назад, даже чуть меньше в Екатеринбурге были очень жаркие споры и баталии. И я был и остаюсь сторонником. Пока, я думаю, что примерно 8-10 лет на местном уровне вводить смешанную систему – это ни то ни се. Но даже полностью пропорциональную – это ошибка. Ошибка, которую не исправить. Вот когда сегодня граждане, в первую очередь избиратели наши, опасаясь, говорят: «А с кого будем спрашивать?», - так они говорят от души. Они не понимают, что происходит. С кого спросить? На федеральном и даже уже субъектном уровне это правильные действия. Но вводить по всей стране – это значит создать ситуацию, которая, скорее всего, в большинстве регионов произойдет. Явно, что многих граждан политика не устраивает из-за неудачных попыток реализации реформ, из-за ошибок в той же монетизации и многих других вопросов. И тогда получается, что сквозная система ошибок. И нет уровня власти, а тем более на местном уровне, где эти проблемы житейские непосредственно решаются, где можно это остановить. И смешно, что и спросить-то не с кого будет.

Поэтому нужно идти постепенно. И давайте, наверное, учитывать еще и историю нашего государства – и давнюю, и последних десятилетий. Опыт ведь всевозможный был. И я не пойму, зачем в XXI веке на самих себе проводить эксперименты. Нужно время, чтобы подойти к определенному этапу развития.

Олег Вахрушев: Я хочу перенаправить вопрос господина Доброго, который пришел нам на пейджер, моей коллеге Мелани Бачиной и ее гостю. Скажите, Андрей, строка «против всех» будет в Томске 9 октября или уже и здесь надавили на горло?

Андрей Кузечкин: Строка обязательно будет. И я как раз являюсь сторонником того, чтобы у избирателей было право выбирать кого-либо или голосовать против всех, тем самым показывая как бы власти свое недовольство существующей системой.

Но вот со многими аргументами Якова Петровича против пропорциональной системы я согласиться, конечно же, не могу. Дело в том, что на самом деле у муниципальных образований теперь есть право выбирать и на уровне устава закладывать норму, выбирать ли депутатов по смешанной системе, только ли по пропорциональной или мажоритарной. В Томске реализовано именно такое право – предоставить возможность партиям конвертировать как-то свою идеологию в программы развития муниципалитета.

Кроме того, я считаю, что наличие именно партийных групп, депутатских групп в Думе города Томска – это система самозащиты от давления исполнительной власти. Потому что когда идут только депутаты-мажоритарники, понимаете, они, по сути, беззащитны. Они, конечно, очень хорошо и эффективно могут лоббировать свои интересы, но один в поле, что называется, не воин. И у исполнительной власти всегда есть возможность манипулировать мнением вот таких депутатов-мажоритарников. Другое дело, если сформирована в этом парламенте депутатская группа. И здесь как раз голосование по многим вопросам может быть консолидированным. И поэтому принятие каких-то решений и изменение в принятии этих решений для исполнительной власти уже становится затруднительным.

И кроме того, вы знаете, вообще Томск всегда шел в авангарде многих процессов в России. У нас первый по Уралу университет открыт, первый синхрофазатрон сконструирован, и телевидение вообще тоже в Томске начиналось. И если мы сейчас пойдем в авангарде этих политических процессов, я думаю, что это вполне понятно и логично.

Мелани Бачина: Андрей, я так понимаю, Томск является экспериментальной площадкой, и вы считаете, что это вполне оправдано?

Андрей Кузечкин: Конечно.

Мелани Бачина: Но как насчет вопроса все-таки о выстраивании вертикали власти? Вот при нынешней ситуации, когда существует партия «Единая Россия», у которой практически всегда большинство, вот как поступить, как быть в той ситуации, когда эта партия большинством проходит во все уровни власти, начиная с муниципальных теперь? И там их будет большинство, и в Государственной Думе Томской области большинство. И тогда опять получается, что интересы только одной партии, тут уже о многопартийности говорить не придется.

Андрей Кузечкин: Мелани, дело в том, что пропорциональная система как раз и позволяет все-таки бороться за подлинно многопартийность и против монополии одной какой-либо партии. Именно выборы по вот этой смешанной системе. Если не будет пропорциональных выборов, то тогда тем более судьба многопартийности окажется под очень большим вопросом.

Олег Вахрушев: Я предлагаю послушать звонок радиослушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. С вами говорит Юрий Иванов из Санкт-Петербурга. Я, конечно, согласен с тем, что голосование по партийным спискам имеет огромное количество минусов, и их можно без конца приводить, без конца считать и так далее. Но нужно все-таки понимать, какое реально положение сложилось в России на данный момент. Дело в том, что страна занимает первое место в мире по уровню преступности. А вот у нас, скажем, в Санкт-Петербурге 111 муниципальных образований. И несмотря на то, что, казалось бы, город многонаселенный, очень трудно проводить там выборы. У нас иной раз в иных муниципальных образованиях проводятся выборы по несколько раз. И вот в этих условиях хорошо организованные преступные группировки запросто могут повлиять на выборы в муниципальных образованиях и проводить туда своих людей. И даже существуют такие прецеденты, где в муниципальных образованиях, в муниципалитеты попали, собственно говоря, представители преступных группировок. И вот это для России очень и очень опасная вещь. Так что при всех минусах партийного голосования все-таки я считаю, что для России это сейчас единственный выход – это именно голосование по партийным спискам.

Олег Вахрушев: Кстати, насколько я знаю, в Санкт-Петербурге как раз и распрощались уже с мажоритарной системой. Так, Яков Петрович?

Яков Силин: Вы знаете, Санкт-Петербург – это, прежде всего, субъект Федерации. И то, что там 111 муниципальных образований в одном городе, ну, моя оценка профессиональная, что это ошибка. Не хочу сказать, что это глупость. Но в одном городе иметь 111 муниципалитетов – это безрезультатно. Но они поступили так.

Я приводил в пример Красноярск. Много лет назад они по-своему провели эту смешанную систему, и больше никто. Речь не идет о том, что нужно отказываться от выстраивания политической системы государства. Обязательно нужно. Но нельзя пытаться человека, только что родившегося, уже в 1-ый класс определять, или, тем более, выдать ему диплом о высшем образовании.

Если томичи решили провести такой эксперимент, я им удачи желаю. Но было бы тогда логичнее не серединка на половинку, а провести полностью по пропорциональной системе. И можно понять, какая из партий на их городском уровне уже сегодня, если в состоянии, то какая в состоянии взять эту ответственность, и пусть покажет хоть какой-то пример. А когда ни то ни се, результат будет точно такой же. Чудес не бывает. И, в принципе, нам, видимо, свойственно такое, что мы или одно, или другое. Знаете, классик современности – Виктор Степанович Черномырдин – по этому поводу выразился: «Какую бы партию ни создавали, все равно получается КПСС». Да мы с этими рудиментами еще долго жить будем. Но коль скоро мы хотим выстроить современную, цивилизованную систему политическую... и структурирование это идет, это очевидно, и хорошо, что партии себя проявляют. Но только наивно полагать, что в этой экономической и социальной обстановке в стране, когда идет одновременно несколько крупных реформ, нам удастся пронизать некой идеей и вдохновить население, что «вот сегодня идем за ту партию или только за ту». Время и терпение нужно.

Я не против того, что они проводят этот эксперимент. Пожалуйста. Но я вам приведу и другой пример. Уже больше 10 лет в Свердловской области Законодательное Собрание двухпалатное, и строится по этому принципу, который кое-где сейчас только внедряется. Не нужно полагать, что кто-то стал пионером.

Так вот, я говорю, что на основании опыта, в том числе, и допущенных ошибок в этом есть преимущество, но тогда сделайте себе... доведите до абсурда – двухпалатную систему на местном уровне, чтобы у населения тоже была возможность выразить отношение к партии через выборы конкретного лица.

Ведь когда радиослушатель из Санкт-Петербурга сказал о влиянии криминального мира, могу сказать: успокойтесь, у нас уже в течение нескольких созывов серьезнейшее влияние преступного мира, криминальных структур, организованных преступных сообществ, и их депутаты есть. И как председатель Думы в течение 9 лет я это «удовольствие» испытывал на себе, когда мне тяжело проводить решения, полезные для города. Но это отдельный разговор. И неужели вы думаете, что очень сложно будет на местном-то уровне решить криминальным группировкам с их финансовыми потоками и возможностями этот вопрос?

Вот опасения, которые высказывают жители, как раз связаны с тем... и вот мой оппонент в Томске, я с уважением к нему отношусь, высказывает ведь очень интересный тезис, что исполнительной власти с одним легко договориться. Я вам приведу пример по Екатеринбургу уже этого года, в новой Думе. Без проблем. Не надо договариваться с 35 депутатами. Если есть партийные группы, достаточно договориться с руководителем даже не этой партийной группы, а с руководителем, скажем, регионального отделения – и вся партийная группа должна и голосует против здравого смысла. Так зачем 35 депутатов? Вот тут-то точно сложнее администрации становится. А договориться с одним-двумя партийными лидерами проблем нет. Но совсем не факт, что это будет в пользу местных жителей.

Олег Вахрушев: Все понятно. Каждый эксперт – и в Томске, и в Екатеринбурге – остался при своем мнении. Это, конечно же, их право. Ну а право томичей 9 октября выбрать по новой системе депутатов своей Городской Думы. Кстати, возможно, такое же может случиться - и в городах Свердловской области выборы по смешанному типу пройдут уже в следующем году. Возможно, возможно.

Благодарю всех участников разговора.

XS
SM
MD
LG