Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На важные вопросы Владимир Путин предпочитает отвечать по возможности коротко


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов, Арслан Саидов.

Андрей Шарый: Эксперты Радио Свобода говорят о важных вопросах, на которые, как кажется, Владимир Путин предпочитает отвечать по возможности коротко. С экспертами беседовал Олег Кусов.

Олег Кусов: Руководитель Центра национальной политики Тимур Музаев, который в эти дни находится в Чечне, отметил, что глава Российского государства впервые признал ответственность федеральных сил за похищение людей на территории республики.

Тимур Музаев: Неоднократно говорили и трубили средства массовой информации, правозащитники, гуманитарные организации особенно на Западе. В России уже особо не позволяют об этом говорить. Наконец, президент в первый раз сказал о том, что федеральные структуры причастны к похищениям людей. Известно, что именно похищение людей является сейчас главным источников нестабильности в Чеченской республике. Именно беспредел со стороны правоохранительных органов, со стороны силовых структур, спецслужб российских, которые действуют на территории Чеченской республики, вызывают основную массу сопротивления. Разгром вооруженного сопротивления, который произошел в 2000 году, эти результаты сведены на нет самими же российскими властями, российскими спецслужбами, которые занимаются похищением людей, убийствами, терроризмом в отношении мирного населения.

Признание президента о том, что с этим делом надо кончать и наводить порядок, внушает некоторые надежды на то, что ситуацию удастся переломить, что при реорганизации силовых структур, решительной чистке силовиков удастся повернуть ситуацию в сторону мира.

Олег Кусов: Тимур Музаев считает, что создание чеченской милиции, о которой также упомянул Владимир Путин во время телемоста, в целом положительно сказалось на ситуации в республике.

Тимур Музаев: О формировании правоохранительных органов из жителей республики существенно снизило напряженность, особенно в сельских районах, где ранее размещались командированные из различных регионов России подразделения ОМОНа, СОБРа и так далее. Они не находили общий язык с местным населением. Постоянно случались какие-то бытовые конфликты, совершенно ненужные, которые не имели никакого политического характера, однако влияли на ситуацию в республике в целом, поскольку инцидент в одном селе передавался и распространялся по всей республике. Таких мелких нелепых конфликтов удалось снять. Однако здесь продолжают действовать и федеральные правоохранительные структуры, командированные из России. На мой взгляд, именно эти структуры являются главным источником напряженности в Чеченской республике.

Олег Кусов: Лидер партии "Демократический союз" Валерия Новодворская считает, что даже за самыми откровенными заявлениями российских руководителей в большинстве случаев конкретные решения не следуют.

Валерия Новодворская: Сурков недавно еще не то признал. Он признал, что то, что происходит на Кавказе, это подземный пожар, который никак нельзя погасить. Но ведь оргвыводов из этого никаких не сделано. Федеральные структуры продолжают бесчинствовать. Ульмана продолжают оправдывать. Генералы продолжают получать ордена. Никакого признания вины на гладком лице гаранта не отразилось. В Беслане он был прав, в "Норд-Осте" он был прав. То, что это преступление против человечности с его стороны, а не со стороны каких-то абстрактных структур, он тоже признавать не собирается. Мы наблюдаем занятную ситуацию, когда власть единоличная уже, диктаторская власть считает, что отвечать никогда не придется, что нефть и газ достаточные защитники вместе с ядерными боеголовками, что стыдиться и бояться нечего. С такой-то охраной - нефть, газ, боеголовки - можно делать все, что угодно. Он не так уж неправ. Это всеобщее бесстыдство будет продолжаться до тех пор, пока человечество это терпит. Для человечества такие вещи хорошо не кончаются. В результате такого поведения человечество получило Вторую мировую войну, потом "холодную войну", но, к сожалению, человечество не хочет учиться на ошибках предшественников.

Андрей Шарый: А сейчас мнение опытного московского политического эксперта, директора исследовательского центра "Панорама" Владимира Прибыловского. Как он подводит итоги выступления Владимира Путина перед народом. С политологом беседовал мой коллега Арслан Саидов.

Арслан Саидов: Владимир, на какие заявления Путина вы обратили внимание? Сказал ли, на ваш взгляд, президент что-то очень важное сегодня или нет?

Владимир Прибыловский: Я бы не сказал, что он сказал что-то особенно важное, хотя есть некоторые отличия сегодняшнего моста Путина со страной по сравнению с тремя предыдущими. Я думаю, что основное, что там главное было сегодня - это продолжение такой политики имитации поворота к социальным проблемам, имитация социальной политики, которая в реальности выглядит просто как такая система крупных подачек. Это то, чего не было в предыдущих мостах.

Арслан Саидов: Путин сегодня также говорил о том, что он не будет баллотироваться на третий срок и изменять Конституцию, однако найдет место в строю. Владимир, все журналисты обратили внимание на последнюю фразу президента, что он останется в строю, найдет место в строю. Как вы думаете, что он имел в виду?

Владимир Прибыловский: Тут могут быть разные варианты. Можно быть и премьер-министром. У нас ведь совсем не обязательно занимать самый главный пост, чтобы управлять страной и не только у нас. В Ливии Каддафи давно просто только лидер революции и больше никто. Никаких государственных постов не занимает. Путин может быть и премьер-министром, и секретарем Общественной палаты, и официально объявленным вождем коалиции партий и движений за продолжение путинского курса. Но при этом я по-прежнему не исключаю возможность, что он может все-таки изменить Конституцию и стать президентом на третий срок. Кроме того, есть промежуточный вариант - сначала избирается кто-то на пост президента, а через год, через полтора подает в отставку. Варианты могут быть самые разные. Что касается того, что обещал в очередной раз, да. По моим подсчетам, он шестой раз обещал не менять Конституцию, а вот не отменять прямые выборы губернаторов он обещал только пять раз, после чего нарушил. А здесь побит рекорд - шесть раз обещал не быть президентом на третий срок.

Арслан Саидов: Кстати, сегодня в прямом эфире звучали благодарственные слова в адрес президента за назначенного нового губернатора. Не выглядело ли это как демонстрация такой всенародной любви и поддержки президента Путина? В чем смысл подобных телевизионных общений президента с народом, на ваш взгляд?

Владимир Прибыловский: На мой взгляд, дело в том, что это единственное в чем Путин силен как политик и государственный деятель. Он силен в общении с людьми. Он сам за собой эту сильную сторону знает. Еще в книге "Интервью" 2000 года от первого лица говорил, что "я специалист по общению с людьми". Сказал, что этому его учили в КГБ. Да, лапшу на уши он умеет людям вешать. Это то, что он умеет делать, это у него хорошо получается. Естественно, что он это свое умение использует в политике. Было бы странно, если бы он эту свою сильную сторону не использовал.

Арслан Саидов: Путин сказал, что не видит опасности возвращения в России монополии на власть. Путин говорил, что "Единая Россия" "является доминирующей политической силой в стране и в Государственной Думе. Но это нормальное явление для всех демократических стран. У власти оказываются те, кто выигрывает на выборах, те, кто набрал наибольшее количество голосов". Путин не согласился с тем, что у партии "Единая Россия" сейчас нет оппонентов. Можно ли в этой части согласиться с президентом?

Владимир Прибыловский: Я бы не согласился в главном, что у нас "Единая Россия" является какой-то политической силой. "Единая Россия" - это инструмент правящей военно-административной бюрократии. Она никакой самостоятельной политической силой не является. Раньше она называлась "Наш дом - Россия", между прочим. Сам Путин был председателем петербургского отделения "Нашего дома - России". Это просто один из инструментов, также как Государственная Дума. "Единая Россия" - политический инструмент бюрократии. А монополия на власть находится не в руках "Единой России", а в руках администрации президента. В этом смысле эта монополия в некотором роде не сменилась по сравнению с советским периодом. В ельцинское время она была немножко разбавлена посторонними людьми, а сейчас все восстановилось. У власти те же самые люди, что и при Брежневе, просто это второй, третий эшелон.

Арслан Саидов: Что касается чиновничества, сегодня тоже прозвучали из президента заявления. Он сказал: "Убежден, что чиновники разных уровней власти не саботируют его решения. Уверен, что никакого саботажа нет". Почему вообще возник этот вопрос о саботаже чиновников, как вы думаете?

Владимир Прибыловский: Это на самом деле удобный политический прием перекинуть вину на исполнителей чиновников низшего звена, но при этом не делать из этого вопроса предмет для социальной напряженности. Поэтому он уверен, что саботажа нет, а с другой стороны, не все выполняется. Это нормальный ответ.

Арслан Саидов: Сегодня во время президентского эфира был один небольшой сюрприз - прямое включение из Риги с крыши одного из домов. Как объяснил репортер, власти Риги не дали возможности установить камеру на площади. Путин прокомментировал этот факт следующим образом.

Владимир Путин: Россия не собирается вносить раскол какой-то в латышское общество или в общество других прибалтийских республик. Наоборот, мы хотим, чтобы это было монолитное общество, но такое, в котором люди вне зависимости от языковой принадлежности и своего этнического происхождения чувствовали себя полноценными гражданами той страны, где они живут, которую они выбрали в качестве своей родины.

Арслан Саидов: Не кажется ли вам, что сам факт того, что подобное прямое включение состоялось, но оно никак не способствует сближению между народами?

Владимир Прибыловский: Я бы тут не стал заострять как-то это против Путина. Слова он сказал совершенно правильные. Я думаю, что давно государства должны уйти от этого принципа, что никакого вмешательства во внутренние дела в гуманитарных вопросах и вопросах прав человека. Тут, я считаю, что слова он правильные сказал, но другое дело, что Россия могла бы реально оказывать помощь своим соотечественникам в той же Латвии, например, отменить въездные визы для неграждан. Россия вместо этого только спекулирует на реально существующих проблемах русского и русскоязычного населения в Прибалтике, в том числе спекулирует, интригуя против их правительств. Сегодня все было сказано в рамках. Россия, Кремль использует реально существующие проблемы, но помогать не помогает. Это лицемерие.

Арслан Саидов: Владимир, как вы думаете, сегодня во время президентского эфира все ли вопросы, которые сейчас интересуют общество, были затронуты или что-то осталось за кадром, то, о чем нужно сейчас говорить в российском обществе?

Владимир Прибыловский: Мне кажется, что не были затронуты или были недостаточно затронуты две важнейшие проблемы. Одна - это продолжающаяся война в Чечне. Я увидел, что те чеченцы, которые задавали вопросы, они не были похожи на подставных лиц, не по бумажки читали. Этот вопрос по-настоящему не был поставлен. А чеченская проблема, разрастающаяся партизанско-террористическая война на Северном Кавказе это раковая опухоль в теле российского общества. Эта раковая опухоль дает метастазы по всей стране.

Второе - это все разговоры об успехах в экономике. Какие успехи в экономике? Сидим на нефтяной игле, эксплуатируем рост цен на энергоносители. Это единственное, что спасает страну, что дает возможность, не проводя никаких реальных реформ, продолжая политику коррупции, ограбления населения, расплачиваться какими-то подачками. Мы зависим от цен на энергоносители. Путин за полтора срока своего правления ничего не сделал для того, чтобы это исправить, хотя ситуация продолжает пока оставаться исключительно благоприятной для России. Такая ситуация была для советского режима примерно в 1975 году.

XS
SM
MD
LG