Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Германия: паралич после выборов


Алексей Цветков,

специально для сайта

Трудно понять, кто же одержал победу на парламентских выборах, прошедших в ФРГ 18 сентября. Но большинство обозревателей без труда называет проигравшего: избиратели сказали отчетливое «нет» плану фундаментальных реформ экономики, как в облегченной версии социал-демократов, так и в более радикальной христианско-демократической.

На страницах газеты Handelsblatt, популярной в деловых кругах страны, эту мысль высказал американский комментатор, старший аналитик по европейской политике из Heritage Foundation Джон Халсман: «Итог очевиден: Германия не хочет жить в реальном мире. Жить в нем слишком страшно. Подобно «Титанику», Германия медленно движется в направлении айсберга экономической катастрофы». Тот факт, что это – не просто мнение заокеанского гостя, у которого могут быть свои резоны, подтверждает поведение единой европейской валюты, курс которой резко упал, реагируя на нерешительность немецких избирателей.

В мае этого года, после очередного крупного поражения социал-демократической партии (СДПГ), на этот раз на выборах в земле Северный Рейн – Вестфалия, канцлер Герхард Шредер, возглавляющий правительство СДПГ в коалиции с партией «зеленых», добился путем парламентского маневра проведения досрочных всеобщих выборов, заявив, что ему нужен твердый мандат для продолжения программы экономических реформ. Тогда большинство экспертов расценило этот маневр как самоубийственный, поскольку христианско-демократический союз (ХДС), традиционный соперник СПГ, значительно опережал ее в результатах опросов общественного мнения – поначалу на 20 пунктов. Тем не менее, как показывают результаты выборов, расчеты Шредера не были целиком построены на песке.

Никакого туза в рукаве у него не было, и за месяцы кампании ни Шредер, ни другие представители его партии так и не объяснили внятно, что они намерены изменить в своей политике. Расчеты были скорее оппортунистическими. Герхард Шредер – политик с огромным опытом и с обаянием, действие которого он уже не раз проверял не электорате. На выборах 2002 года ему удалось, несмотря на изначальную непопулярность, одержать победу на срочно сколоченной антиамериканской внешнеполитической платформе, хотя главными проблемами ФРГ были и остаются внутренние и экономические.

Ему противостоит лидер ХДС Ангела Меркель, у которой, по крайней мере в глазах некоторых избирателей, немало недостатков. Она – женщина, и ее политический опыт и, так сказать, актерское искусство скромнее, чем в случае Шредера. Кроме того, она родом из Восточной Германии, да к тому же протестантка во главе христианской партии – последнее не вполне по душе членам католического Христианско-социального союза, баварской партии, которая всегда выступает заодно с ХДС, но предпочитает формальную самостоятельность по финансовым соображениям.

Меркель, надо отдать ей должное, попыталась извлечь некоторую пользу даже из своих недостатков, противопоставив в своем лице человека с идеями – шоумену в лице Шредера. Но хотя журналисты довольно высоко оценили ее выступления в предвыборных дебатах, телезрители отдали победу Шредеру, и преимущество ХДС падало по мере приближения даты выборов. И хотя все были готовы, что разрыв между двумя ведущими партиями будет невелик, реальный результат для очень многих стал неожиданным – далеко не только христианских демократов.

ХДС/ХСС получила на выборах 35,2 процента голосов избирателей, менее чем на один процент опередив своего главного соперника. Новобразованная Левая партия, в которую вошли бывшие коммунисты с востока и левые социал-демократы, дезертировавшие во главе с Оскаром Лафонтеном, получила 8,1 процента, а «зеленые» - на полпроцента больше. Реального успеха добилась партия свободных демократов (СвДП), традиционный партнер многих коалиций, получив почти 10 процентов голосов. Итогом этого разброда и личных конфликтов между лидерами стал политический паралич страны, который многие зарубежные комментаторы охарактеризовали как худший исход из всех возможных.

Традиционно две ведущие партии не имели проблем с образованием правительства даже при минимальном преимуществе, так как представляли основную массу электората. Но теперь, с ростом других партий, на их долю приходится все меньшая часть голосов, и задача формирования эффективной коалиции становится почти неразрешимой. Коалиция, тем не менее, образована будет, и хотя формально до этого должны еще пройти довыборы в округе Дрездена, они почти наверняка ничего не изменят в раскладе.

Один из теоретических вариантов возможной коалиции получил название «светофор», по цветам, которые традиционно ассоциируются с партиями: красные (СДПГ), желтые (СвДП), зеленые. Другой вариант известен как «Ямайка» по цветам флага этого островного государства: черные (ХДС), желтые, зеленые. Отсутствие в этих комбинациях Левой партии объясняется тем, что все прочие публично отказались от сотрудничества с ней. Кроме того, вариант «светофора» практически исключен, поскольку свободные демократы с самого начала заявили о невозможности коалиции с социал-демократами. А в случае «Ямайки» проблему представляют собой «зеленые», с которыми решительно не хотят иметь дела свободные демократы, партия предпринимателей.

Поэтому реально рассматривается лишь вариант так называемой «большой коалиции», то есть союза между двумя главными партиями. Ввиду их размеров, расхождений в экономических программах и соперничества между лидерами перспектива «большой коалиции» ни у кого энтузиазма не вызывает, и единственный исторический прецедент такого правления, в конце 60-х годов прошлого века, хороших воспоминаний не оставил.

Кроме того, создание такой коалиции сразу упирается в вопрос, кто ее возглавит, то есть в кандидатуру канцлера. Отношения между Меркель и Шредером, и без того непростые, осложнились еще и потому, что после выборов Шредер довольно курьезным образом объявил себя победителем – на том сомнительном основании, что христианско-демократический и союз и христанско-социальный союз – разные партии, а социал-демократы получили в Бундестаге больше мест, чем первые. Исходя из этого, Шредер требует, чтобы пост канцлера был на первые два года предоставлен ему, а уже потом передан Меркель.

Не исключено, что обе партии выставят других кандидатов в канцлеры, но в случае христианских демократов это выглядело бы довольно странно, если учесть, что Ангела Меркель только что переизбрана в должности партийного руководителя сокрушительным большинством голосов – более 98 процентов.

Но даже если персональные конфликты будут сглажены, не совсем понятно, как эта коалиция будет править. Программы обеих ведущих партий имеют достаточно общих пунктов в области реформ экономики и социального обеспечения, наиболее животрепещущей для сегодняшней Германии, которая никак не может преодолеть экономического застоя. ХДС, находясь в оппозиции, поддерживал некоторые из мер правительства Шредера в этом направлении.

А что касается внешней политики, то здесь расхождения широки до несовместимости. Герхард Шредер неоднократно, в том числе и в ходе нынешней кампании, использовал антиамериканизм в качестве внутриполитического козыря и довел отношения с США чуть ли не до точки замерзания, культивируя в то же время дружбу с президентом России Владимиром Путиным, которая не у всех на Западе находит понимание. Меркель, напротив, рассчитывает восстановить добрые отношения с США, которые она посещала накануне вторжения в Ирак.

Меркель выступает также против приема Турции в Европейский Союз, предлагая откупиться от нее неким «особым статусом», тогда как Шредер считает, что такое обхождение с единственной реально демократической исламской страной было бы непростительной ошибкой.

Как бы то ни было, реформы остаются первостепенной задачей, и на этом поле руки у обеих партий заранее связаны – искушение валить вину друг на друга будет слишком велико. Хотя некоторые обозреватели полагают сложившуюся в ФРГ ситуацию следствием чрезмерной сложности законодательства о выборах, большинство уверено, что немецкий электорат добился именно того, чего хотел, то есть завел политиков в тупик нежеланием взглянуть в глаза неприятной истине. А истина заключается в том, что сохранить все традиционные социальные льготы и одновременно восстановить динамичную экономику невозможно.

Не позднее, чем 18 ноября, коалиция должна быть сформирована – скорее всего, именно большая коалиция, как наименее невероятная среди всех прочих. Но это будет лишь видимость решения, паралич правительства почти гарантирован. И поскольку новые внеочередные выборы фактически неизбежны, это будет лишним побуждением для политиков не заниматься делом, а принимать эффектные предвыборные позы.

XS
SM
MD
LG