Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Чеченской республике не прекращаются боевые столкновения, нападения на военных и милиционеров и похищения людей


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Муса Хасанов и Олег Кусов.

Кирилл Кобрин: В Чеченской республике не прекращаются боевые столкновения, нападения на военных и милиционеров и похищения людей. С последней информацией о ситуации в Чечне Муса Хасанов.

Муса Хасанов: С начала так называемой второй чеченской войны пропали без вести более 2600 жителей Чечни. На прошедшем в минувшую пятницу расширенном заседании руководства силовых структур республики первый вице-премьер Чечни Рамзан Кадыров в своем выступлении сказал, что с начала 2005 года похищены и пропали без вести 386 мирных жителей Чеченской республики. Для эффективной борьбы с исчезновением людей, по мнению министра Алханова, необходимо весь автотранспорт в Чеченской республике - военный и гражданский - оснастить номерными знаками. А не имеющий таковых номеров транспорт задерживать и ставить для дальнейшего расследования на смотровые площадки ГИБДД Чечни. К примеру, с понедельника этой недели вооруженными людьми в камуфляжной форме, передвигавшимся на автомобиле без номерных знаков, похищено 8 жителей Чечни. В числе похищенных и пропавших без вести житель станицы Микенская Наурского района Ислам Межидов, брат полевого командира Мусы Межидова, жительница станицы Терская Зарина Джамболаева, школьница из Грозного. В большинстве случаев похищения людей, по утверждению родственников пострадавших, проводятся сотрудниками служб безопасности президента Чечни так называемыми кадыровцами. Жители Чечни давно уяснили для себя, что искать похищенных в республике людей бесполезное дело, если для этого не используются деньги, которые нужно заплатить не только за заложника, но даже и за информацию о его местонахождении.

Кирилл Кобрин: Продолжим чеченскую тему, но в ином аспекте - правовом. Страсбургский суд в начале нынешнего года впервые вынес решения, касающиеся вооружённого конфликта в Чечне по шести делам. Решение предусматривает выполнение комплекса мер, в том числе и денежные выплаты пострадавшим мирным жителям республики. 6 октября заканчивается срок, в течение которых российское правительство должно исполнить решение суда. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: Член совета правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов занимается данной проблемой с осени 1999 года.

Александр Черкасов: Два заявителя было, у которых родственников убили при зачистке Старопромысловского района в январе 2000 года, три заявителя, пострадавшие при бомбардировке колонны беженцев на трассе Ростов-Баку у села Шами-Юрт 29 октября 1999 года, и одна женщина, у которой погибли родственники при бомбардировке и обстреле села Катар-Юрт 4-5 февраля 2000 года. В 2000 году эти люди подали жалобу в Страсбург, в 2005-м вынесли решение. Все это время шла интенсивная переписка с российской стороной. Российская сторона доказывала, что здесь ведется или велось фиктивное расследование, то либо пострадавшие пострадали вовсе не от действий правительства, либо сделано все, что нужно в этих делах.

Так или иначе, состоялись год назад слушания (осенью 2004 года), в 2005 году были оглашены решения. Но они не сразу вступают в силу. Государство может обжаловать эти решения, апеллируя к Большой палате Европейского суда, что Россия и сделала. 6 июля эта апелляция была отклонена. Решения вступили в законную силу. Соответственно, 6 октября истекает срок для Российской Федерации исполнения этих решений.

Олег Кусов: Что означает решение Страсбургского суда для правительства страны? Продолжает Александр Черкасов.

Александр Черкасов: Вступая в Совет Европы, Россия добровольно ограничивает свой суверенитет, делает свою правовую систему в какой-то степени частью системы общеевропейской. Решения Европейского суда должны влечь какие последствия? Страсбургский суд - это не есть высшая апелляционная инстанция по конкретным делам. Страсбургский суд должен приводить к изменению национального законодательства так, чтобы по подобным делам в дальнейшем принимались справедливые решения. Так и по чеченским делам.

Да, конечно, заявителям должны быть выплачены суммы компенсаций, что, кстати, Россия сделает 15 сентября. Но дальше нужно сделать так, чтобы их дела были расследованы на национальном уровне, виновные были наказаны, и по подобным делам были сделаны соответствующие выводы.

Что у нас было по этому поводу? А ничего! Ничего, кроме выплаты денег, мы не видим. Уголовные дела как расследовались? По двум эпизодам по Катар-Юрту, где бомбили, обстреливали село, откуда не выпустили беженцев, признано, что военные действовали правильно. По бомбардировке трассы Ростов-Баку было признано, что летчики действовали правильно. А по Старопромысловскому району, где десятки человек погибли при зачистке, не могли установить лиц, подлежащих к привлечению к ответственности в качестве обвиняемых. То говорили, что погибшие - это боевики, включая женщин, включая профессора двух грозненских университетов, то говорили, что их убили боевики, хотя в то время, когда это произошло, Старопромысловский район давно контролировался федеральными силами.

Что делать теперь? На самом деле, первое, что должна была сделать Российская Федерация, она должна познакомить все заинтересованные структуры с решениями Страсбургского суда. Переводы решения Страсбургского суда, резюме должны быть обнародованы, распространены в судах, правоохранительных органах, в частях вооруженных сил и внутренних войск, чтобы подобное не повторялось. Нужно было наказать виновных. Если выяснилось, что два дела, по крайней мере, в двух случаях (по Шами-Юрту и Катар-Юрту) государство признано виновным, нужно пересматривать дела. Нужно вновь возбуждать уголовные дела, и как-то иначе квалифицировать действия и летчиков, и тех офицеров, которые наводили эти самолеты на колонны беженцев, и тех, кто вызвал скопление этих беженцев на дороге, не предупредив летчиков, что там мирные жители. Между прочим, и те и другие - это подчиненные генерала Шаманова.

Олег Кусов: Российское правительство не спешит выполнять решение Страсбургского суда по чеченским проблемам.

Александр Черкасов: У нас ведь вообще в ходе контртеррористических операций освобождены участники контртеррористических операций от ответственности за принесенный ущерб. Контртеррористическое законодательство в этой части нужно менять. Нужно менять уставы, инструкции и прочие законодательные акты, регулирующие применение оружия. Наконец, нужно обучать следователей, прокуроров и судей, военнослужащих стандартам как Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, так и номам международного гуманитарного права, которые были нарушены в ходе этих операций.

Правозащитники направили соответствующий меморандум в Комитет министров Совета Европы, чтобы Совет Европы обязал Россию это сделать, если она сама об этом не вспомнила. На самом деле, исполнение решений Страсбургского суда явятся проверкой того, всерьез Россия пошла в Европу или это так - мы вступили в этот клуб, чтобы в нем числиться.

XS
SM
MD
LG