Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пилот разбившегося на территории Литвы российского истребителя, освобожден из-под ареста


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Вильнюсе Ирина Петерс.

Андрей Шарый: Валерий Троянов, пилот разбившегося на территории Литвы истребителя Су-27, освобожден из-под домашнего ареста и скоро вернется на родину. Генеральная прокуратура Литвы приняла решение закрыть дело о нарушении летчиков правил международных полетов.

Ирина Петерс: До последнего опроса российского пилота Троянова в Генеральной прокуратуре Литвы он рассматривался как подозреваемый в нарушении правил международных полетов. В случае признания его личной вины в катастрофе российского истребителя Су-27 15 сентября в Литве Троянову грозило лишение свободы до 2 лет или денежный штраф. Но после полуторачасового разговора с пилотом прокурор Миндаугас Дуда заявил.

Миндаугас Дуда: Досудебное расследование прекращено, поскольку установлено, что не было сделано уголовного деяния. Он обязан как можно скорее вернуться.

Ирина Петерс: На основании показаний летчика и заключения комиссии экспертов, расследовавших причины катастрофы и заявлявших, что эти причины в основном в грубых ошибках наземных российских служб и халатной подготовке истребителя к полету, прокурор Миндаугас Дуда закрывает дело и освобождает Троянова от домашнего ареста, под которым тот находился в одной из вильнюсских гостиниц со дня аварии. С ним здесь проживает и приехавшая из России супруга Ольга Троянова. Оба за все время ожидания развязки высказывали журналистам лишь добрые слова об условиях нахождения в Литве. Поэтому довольно неожиданным было вчерашнее заявление представителя российского Министерства обороны генерала Байнетова о том, что в Литве летчику, перенесшему катапультирование, якобы не оказывается должное внимание медиков, не сделана кардиограмма и рентген, что очень беспокоит, как сказал Байнетов, российскую сторону.

Эти слова удивили министра обороны Литвы Киркиласа. "Настоящая ложь, - сказал он. - Мы отвозили Троянова в больницу, но он категорически отказывался от медицинского осмотра, что подтверждено его личной подписью". А прокурор Миндаугас Дуда заметил: "Мы Валерия Троянова не раз спрашивали, не нужно ли ему проверить состояние здоровья, нет ли у него жалоб. На все вопросы был один ответ - "нет". Мы не можем подвергать человека принудительному медицинскому осмотру. Кроме того, Троянов находится в гостинице, о нем заботится российская сторона. Пусть еще и сами осмотрят, это же их гражданин", - возмущался прокурор.

Тем временем эксперты НАТО вскоре должны ознакомиться с выводами литовской комиссии о причинах аварии. Как будет решена судьба системы "свой - чужой", найденной среди обломков самолета, политики и военные пока не сообщают.

Андрей Шарый: Подвести итоги инцидента, связанного с разбившимся российским истребителем Су-27 лет в Литве, я попросил известного российского военного эксперта Александра Гольца.

Александр Гольц: Вывода делала уже литовская комиссия. И они более-менее очевидны: самолет старый, летчик, по-видимому, недостаточно тренированный. Об этом в России говорят уже не первый год, что значительная часть парка военно-воздушных сил - это самолеты, выпущенные 10 и более лет назад, что этот парк не обновляется. У нас при том, что военный бюджет, исправно растет, как не хватало летчикам топлива для того, чтобы летать нормально, так и не хватает до сих пор. Поэтому, бывает, существуют так называемые основные и резервные экипажи. И даже основные экипажи, как мы видим, летают недостаточно.

Мы хорошо знаем, что это могут быть десятилетия, но вопрос - в качестве ухода за этим самолетом, условно говоря, в том, как часто проходит он капитальный ремонт, как проходит модернизация, хватает ли запчастей и так далее. Вот с этим большие проблемы.

Андрей Шарый: Несколько стадий прошла вся эта история, и несколько больших или небольших - в зависимости от того, как это оценивать, - конфликтов и недоразумений было между Россией и Литвой. Последнее, пожалуй, что осталось, - вот эта перепалка, дискуссия по поводу прибора "свой - чужой".

Александр Гольц: В теории то, что говорил Сергей Борисович Иванов, - а он твердо заявил, что нет никаких сомнений в том, что этот агрегат был уничтожен при катастрофе самолета и что заявления литовских военных властей не соответствуют действительности, - абсолютно правильно. Действительно, существует двойная или тройная система уничтожения этого прибора в случае любых непредвиденных обстоятельств, поскольку единственное, что ценное было на этом самолете, - это вот этот прибор для распознавания "свой - чужой". Другая история заключается в том, что, согласно российской официальной версии, одновременно отказали на этом самолете система наведения и ориентирования и система связи. Такого тоже быть не должно ни при каких обстоятельствах, чтобы одновременно важнейшие две системы на этом самолете отказали, но это случилось. 100-процентной гарантии того, что этот прибор уничтожен, я бы не дал.

Андрей Шарый: В том случае, если он все же не уничтожен, это грозит неприятностями российской военной авиации?

Александр Гольц: Вот это очень интересный вопрос на самом деле. Мы хорошо помним случай, когда Миг-25 перелетел в Японию в 1975 году. Это был суперсовременный самолет, он перелетел к врагам, и действительно, тогда пришлось менять всю систему оповещения "свой - чужой", и это стоило, по-моему, 34 миллиарда рублей. С тех пор произошло две вещи. Система усовершенствована, эти коды вводятся каким-то особым образом, через электронно-вычислительную машину, меняются чуть ли не ежедневно, как нам говорят. С другой стороны, как только мы начнем реагировать на это, выяснится, что мы НАТО считаем врагами, посчитаем мы нужным хранить этот секрет от тех, кого называем партнерами, или нет.

Вся эта история отразила всю двойственность российского отношения к Североатлантическому альянсу. С одной стороны, вроде бы мы партнеры. С другой стороны, большая группа российских самолетов летит наблюдать за маневрами датского флота (как раз в этой группе и находился наш истребитель). Российские военные с непонятной для меня иронией и агрессивностью говорят о том, как плохо охранялось небо Литвы, и вот, мол, пара истребителей германских не успели... А если бы они успели, они что, должны были бы его сбить? Понятно, что, поскольку речь идет о сопредельном государстве, которое никоим образом не является с точки зрения НАТО враждебным, поэтому и дежурят всего два истребителя или две пары истребителей. Охраняют это воздушное пространство стран Балтии, чисто номинально, естественно, поскольку никто не ожидает воздушной атаки со стороны России, слава богу. И иронизировать по этому поводу вряд ли имело смысл.

XS
SM
MD
LG