Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шамиль Басаев взял на себя ответственность за нападение на Нальчик


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Максим Ярошевский, Юрий Багров и Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый: Шамиль Басаев взял на себя ответственность за нападение на Нальчик. Заявление лидера чеченских боевиков появилось сегодня на сайте "Кавказ-Центр". По утверждению Басаева, первоначальный план нападения 13 октября сорвала российская разведка. Басаев заявил, что в вылазке участвовали более 200 боевиков. По его словам, в ходе столкновений погибли 140 российских военных и 41 экстремист. По официальным же данным, при нападении боевиков на город погибли 33 сотрудника милиции и 12 мирных жителей. А концу дня стали говорить о том, что мирных жителей погибло 9 человек. Убиты, по официальной версии властей, более 90 боевиков.

Максим Ярошевский: По данным Министерства внутренних дел, в ходе боев в столице Кабардино-Балкарии погибли 33 милиционера и 12 мирных жителей, уничтожено 92 боевика, около 30 взяты в плен. Глава МВД России Рашид Нургалиев заявил, что в ходе нападения боевикам не удалось захватить ни одного здания, а сам штурм города 13 октября был акцией отчаяния. По мнению министра, боевики хотели отомстить за 10 моджахедов, убитых во время спецоперации в районе Белой Речки. "Мы шли по конкретным следам. Нами был вскрыт тайник с взрывчаткой, где было обнаружено 556 килограммов, и мы должны были найти, кто за всем этим стоит", - заявил Нургалиев. Глава МВД признал, что к нападению моджахеды тщательно подготовились, разработали план захвата зданий. Сработала схема, аналогичная той, что была при нападении на Ингушетию в июне этого года. Боевики рассредоточились по группам в пять человек, и действия этих пятерок были синхронизированы, заявил министр.

Совсем о других цифрах заявил Шамиль Басаев. На сайте "Кавказ-Центр" он разместил свое послание, в котором подвел итоги штурма Нальчика. По данным лидера боевиков, в операции участвовало 217 моджахедов, которые одновременно напали на 15 военных объектов всех силовых структур города. В ходе штурма уничтожено 140 человек, более 160 ранены. "Наши потери, - заявил Басаев, - это 41 моджахед. Все они были ранены и не могли передвигаться, поэтому остались в городе и вели бои до конца".

Сейчас в Кабардино-Балкарии идет идентификация тел убитых боевиков. На утро понедельника неопознанными оставались около 50 тел. Родственники погибших пытаются забрать тела, однако милиционеры не позволяют это сделать.

Рассказывает корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Юрий Багров.

Юрий Багров: Второй день в Нальчике проходит митинг родственников погибших участников нападения. В понедельник с утра около 40 человек пришли к республиканскому Дому правительства, они пытаются добиться разрешения на захоронение тел своих близких. К тому моменту, когда люди подходили к правительственному зданию, оно уже было оцеплено омоновцами.

Встретиться с кем-либо из чиновников митингующие не смогли. Кто-то из собравшихся сказал, что, по его данным, некоторые тела нападавших сегодня утром погрузили в большегрузный рефрижератор и переправили в Прохладный, город, расположенный на административной границе Кабардино-Балкарии и Северной Осетии. Люди пешком пошли к зданию морга. В полдень количество участников возросло до 150 человек. Некоторые уверены, что их родные стали случайными жертвами. 60-летняя женщина Рая Чеченова говорит, что ее сын никогда не был боевиком, утром пошел на работу и не вернулся. О том, что сын убит, Рая узнала по телефону от следователя Генеральной прокуратуры 13 октября. Четвертый день добиваются разрешения на опознание. Если отношение властей останется таким же, как сейчас, события 13 октября повторятся, добавляет отчаявшаяся женщина.

К митингующим выходил представитель Генпрокуратуры. Он огласил список опознанных боевиков. По последним данным, известны имена и фамилии 62 погибших участников нападения. Но главный вопрос, который интересовал людей, - разрешат ли им захоронить близких. Представитель прокуратуры заявил, что тела выданы не будут, сославшись на закон о противодействии терроризму.

Накануне вечером в курортном пригороде Нальчика был обнаружен труп мужчины в бронежилете, в МВД считают, что это еще один из боевиков.

Максим Ярошевский: Газета "Коммерсант" сегодня опубликовала статью, в которой, ссылаясь на источники в Кабардино-Балкарии, заявила, что в ходе боев в Нальчике далеко не все участники штурма убиты или задержаны. В результате спецоперации в районе Белой Речки оперативники изъяли фотографии и схему, на которой отмечены объекты, которые планировали захватить моджахеды. Кроме зданий, на которые действительно напали боевики, в ней значатся Долинский отдел внутренних дел, телекомпания "Нотр", президентская дача, прокуратура, ОВИР, ГИБДД, школа милиции, расположение батальона внутренних войск в поселке Звездный и Центральный банк республики.

Говорит военный обозреватель "Комсомольской правды" Виктор Баранец.

Виктор Баранец: В составе отрядов была сплошь молодежь. Там сейчас, уже выясняется, были парни от 17 до 30 лет, но ядро составляли люди от 18 до 23 лет, люди малообученные, но крайне озлобленные на эту власть.

И, естественно, что бы мы сегодня ни говорили, что хорошо сработали спецслужбы, внутренние войска, Минобороны, Управления ФСБ по Кабардино-Балкарии, все-таки надо признать, что один урок мы извлекаем из этого, что, несмотря на то, что мы обладали достаточно объемной информацией и уже как-то пытались реагировать на нее, но эта реакция оказалась запоздалой. Если бы эта информация поступила немножко раньше, жертв могло было быть гораздо меньше. Всех этих ребят с автоматами, которые повыскакивали из своих квартир и насиженных мест, можно было бы тепленькими взять на рассвете и не допустить человеческих жертв, подчеркиваю, ни с какой стороны.

Максим Ярошевский: Ущерб, нанесенный экономике республики в результате нападения боевиков, будет подсчитан в ближайшие дни.

Андрей Шарый: Сейчас рядом со мной у микрофона в студии Свободы мой коллега Андрей Бабицкий, обозреватель нашего радио. Андрей, стороны, как это часто бывает, на войне дают совершенно разные оценки и данные о количестве потерь, и обе стороны заявляют о своей победе. Скажите, исходя из логики действий чеченского сопротивления и характера боевых действий в Нальчике, и характеристик самого Нальчика, чьи данные выглядят предпочтительнее?

Андрей Бабицкий: Мне кажется, данные, которые публикуют в эти дни сепаратистские сайты, выглядят гораздо более близкими к реальности. И вот почему. Дело в том, что та цифра погибших, которую называет Шамиль Басаев - 41 человек, в Нальчике, это достаточно высокая цифра. Я должен сказать, что в процентном отношении это вообще самые большие потери, которые понесли вооруженные формирования экстремистского подполья за время проведения аналогичных диверсионных актов в других республиках и регионах Северного Кавказа. И этому есть какое-то объяснение. Дело в том, что Нальчик - это, в общем, не Назрань, не Грозный, это совершенно светский город, где нет никакого социального слоя, который мог бы поддержать подобного рода операции.

Андрей Шарый: То есть вот эти все разговоры о молодых людях, которые якобы тут же переоделись в спортивные костюмы и ушли к себе по домам, они не выдерживают критики?

Андрей Бабицкий: Наверное, есть эти люди, но их крайне немного. Посмотрите, в этой операции - даже по данным Басаева - участвовали 217 человек. Российские официальные источники называют еще более низкую цифру - около 100 человек или чуть больше. Сила очень локальная. И, вы знаете, я бы сказал, что, конечно, с точки зрения демонстрации своей силы эта операция - победа того, что называется Кавказским фронтом. Это вполне действующая - уже по этой операции в Нальчике мы можем это утверждать - подпольная структура, которая была создана Сайдуллаевым 16 мая этого года. Но я думаю, что эта операция могла быть совершена только единожды, потому что понятно, что население города, которое воспринимает вот это подполье как абсолютно вражескую силу, в этот раз было никак не готово ей противостоять. На будущее сложится какая-то схема действий, для того чтобы противодействовать, чтобы как-то бороться, если подобные акции будут повторяться.

Андрей Шарый: Насколько я вас понимаю, главной и, может быть, единственной целью этой операции была демонстрация силы и существования вот этого Кавказского фронта.

Андрей Бабицкий: Несомненно. Это партизанское движение, которое, во-первых, совершает определенные вылазки, планирует, осуществляет какие-то диверсионные операции. Это, на мой взгляд, классическая диверсионная операция, проведена она была, на мой взгляд, тоже достаточно хорошо с тактической точки зрения. О том, что силовым структурам удалось сорвать планы нападавших, не приходится говорить.

Андрей Шарый: Но это признает Басаев.

Андрей Бабицкий: Нет, Басаев говорит о том, что была утечка информации, и поэтому в город были переброшены какие-то дополнительные подразделения, и в результате потери оказались выше, чем они ожидали. Та тактика реализовала себя, которая, в общем, используется уже на протяжении длительного времени, фактически с начала боевых действий в Чечне, - это набег и моментальный отход.

Андрей Шарый: Но неужели можно предположить, что этот Кавказский фронт так силен, чтобы его руководители, командиры могли позволить себе терять по несколько десятков бойцов ежедневно вот в такого рода масштабных операциях?

Андрей Бабицкий: Представьте себе, заходят эти группы общей численностью 200 с лишним человек, и понятно, что каждый из них может погибнуть. Эти люди абсолютно реально готовы умирать - это религиозный настрой, настрой психологический тех, кто находится сегодня в подполье. Самое главное здесь, если говорить о стратегических задачах, не просто рекламные цели - продемонстрировать беспомощностью властей (потому что власти действительно оказались не настолько беспомощными, какими они были в Ингушетии), это попытка распространить войну далеко за пределы Чечни. О стратегическом успехе говорить рано или вовсе не приходится, потому что социальная база в Кабардино-Балкарии очень ограничена, она сузилась после этого нападения.

Андрей Шарый: Значит ли это, что слишком уж тревожны те эксперты, которые предрекают в эти дни начало большой кавказской войны?

Андрей Бабицкий: Это все возможно, но просто это какая-то очень длительная перспектива событий. Само по себе нападение на Нальчик - это такой яркий, очень трагический эпизод, драматический эпизод, который действительно заставляет делать поспешные выводы. Это вылазка в российский город. Нальчик - абсолютно российский город по настроениям, по духу. Второй раз в этот же российский город, я думаю, прийти они уже не смогут. Поэтому считать, что война распространилась, скажем, на город Нальчик, на столицу Кабардино-Балкарии, нельзя. Вот всякие тревожные предсказания несвоевременны и, может, преждевременны.

XS
SM
MD
LG