Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проект конституционного акта Российско-белорусского союза будет вынесен на референдум в России и Белоруссии


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Андрей Шароградский: Проект конституционного акта Российско-белорусского Союза будет представлен на рассмотрение высшего совета союзного государства до 15 ноября, а затем будет вынесен на референдум в России и Белоруссии. Это будет последней точкой, заявил вчера сопредседатель комиссии по подготовке конституционного акта союзного государства, председатель Государственной Думы России Борис Грызлов. Над темой работал мой коллега Карэн Агамиров.

Карэн Агамиров: Политолог Святослав Каспе считает создаваемый Союз существом искусственным и никому не нужным.

Святослав Каспе: Очень трудно назвать тех, кто был бы действительно заинтересован в реальном объединении. Путин? Нет, поскольку этот сценарий в его жестком варианте, как способ вопреки всем своим неоднократным заявления сохранить власть после 2008 года, этот сценарий однозначно повлечет за собой кризис в отношениях с Западом или разрыв этих отношений. Это превращение России в страну-изгой и маргинал, поскольку тогда явным образом будут нарушены те ключевые критерии, по которым оценивается российская политика - конституционность и конкурентность режима обновления власти, да и сам факт этого обновления. Кроме того, нет никакой уверенности, что этот сценарий удастся осуществить в управляемом режиме. А всяческого рода неожиданности перед 2007-2008 годом Путину совершенно не нужны. Если речь идет о нежестких вариантах, тогда тем более непонятно, зачем это Путину нужно. Поскольку одна из ключевых позиций в российской политике Путину итак гарантирована.

Лукашенко это объединение тоже не нужно, поскольку подобный сценарий означает, вероятнее всего, поглощение Белоруссии и в любом случае утрату положения монопольного политического игрока на сцене, в котором Лукашенко чувствует себя комфортно.

Российской элите такое объединение тоже не нужно. Поскольку, во-первых, она совершенно не заинтересована в изоляционизме, в крахе всех своих попыток интегрироваться в состав глобального истэблишмента. Во-вторых, российская элита в действительности очень соскучилась хотя бы по ограниченной политической конкуренции. Она напряженно ожидает, что испытания 2007-2008 года пройдут именно в таком режиме. В-третьих, ей совершенно ненужно участие в этой конкуренции такого сильного игрока-популиста как Лукашенко.

Что касается белорусской элиты, то, во-первых, непонятно существует ли она. Но в любом случае мало, что от нее будет зависеть.

Карэн Агамиров: Вы говорите, что и Путину, и Лукашенко такой Союз не нужен.

Святослав Каспе: Конечно.

Карэн Агамиров: Но на самом деле, таким образом, возможно, Путин получит все-таки конституционно реальную возможность идти на третий срок уже в составе союзного государства.

Святослав Каспе: Эта возможность не будет конституционной, поскольку создание настоящего союзного государства, а не фикции по типу югославского союзного государства, где должность президента чисто декоративная, создание реального союзного государства потребует изменения российской Конституции.

Карэн Агамиров: Ну и изменят.

Святослав Каспе: Я думаю, что это табу. Думаю, что любое изменение Конституции означает маргинализацию России. Думаю, что на это не пойдут.

Карэн Агамиров: Допустим так. А Лукашенко? Вы говорите, что он чувствует себя сильным политическим игроком, привык действовать один. Но люди меняются. Лукашенко смотрит, что произошло с Саддамом Хусейном. Может быть, ему лучше как бы потихоньку раствориться?

Святослав Каспе: Не знаю. Здесь уже можно углубляться в вопросы психотипа. Я не думаю, что люди того психотипа, к которым относятся Лукашенко или Милошевич, внутренне готовы где-нибудь раствориться. Логически этот вариант исключить нельзя, что Лукашенко ищет убежище от надвигающейся с Запада угрозы в объятиях России, даже если предположить, что он в этом объединении заинтересован, хотя до сих пор все торпедирование переговоров исходили от него, последнее слово останется за Россией. Союз России и Белоруссии - это элемент политических игр. Это карта, которая будет присутствовать на столе просто ради увеличения количества рассматриваемых вариантов, ради создания дымовой завесы для действительных политических сценариев, но ставка на эту карту сделана не будет.

Карэн Агамиров: Подвел черту политолог Святослав Каспе. Иной подход у депутата Государственной Думы России Олега Шеина. Союз России и Белоруссии реально возможен и нужен, прежде всего, народам этих стран.

Олег Шеин: Потому что раскол Советского Союза никому добра не принес. Люди к нему относились плохо и в начале 90-х и сейчас. Если уж в Европе народы воевали веками, идет уничтожение границы, барьеров, нам, наверное, сама история велит сделать тоже самое. Другое дело, конечно, нужно внимательно смотреть, что за документы будут выносить на референдум. Потому что пока еще ни одного хорошего документа население не видело.

Карэн Агамиров: Если дело до референдума все-таки дойдет, Олег Васильевич, то спрогнозировать можно сегодня?

Олег Шеин: Учитывая, как в России и Белоруссии обеспечена свобода слова и плюрализм в средствах массовой информации, сомневаться в результатах референдума не приходится. Любые иные точки зрения, не совпадающие с мнение Грызлова, просто не будут допущены в наши основные электронные СМИ.

Карэн Агамиров: Олег Васильевич, а как вам представляется вертикаль власти в новом союзном государстве, если дело до него дойдет?

Олег Шеин: Посмотрим как раз из того, что там будет написано. Учитывая и по населению, и по экономике России, понятно, что лидирующее положение будет у России. Учитывая заинтересованность нашего истэблишмента, политического слоя и крупного бизнеса в сохранении путинской стабильности, естественно, что доминирующей будет роль Путина, а вовсе не батьки. Поэтому референдум либо, действительно, может открыть путь к третьему сроку Путина, либо он не будет препятствовать в сохранении реальной политической власти в стране за командой господина президента. По любому доминирующее влияние будет, конечно, российской составляющей.

Карэн Агамиров: Рассуждает депутат Государственной Думы России Олег Шеин. «Документ, декларирующий основы союзного государства и предназначенный впоследствии к вынесению на референдум, не является прорывом российско-белорусской интеграции», - полагает бывший депутат Верховного Совета Белоруссии Андрей Климов, с которым беседовал наш корреспондент в Минске Игорь Корней. Союз уже есть, и вот его истинная суть.

Андрей Климов: Вы вспомните, что обещал Лукашенко Путину в 2001 году, перед тем, как Путин оказал политическую поддержку Александру Григорьевичу на президентских выборах? Он обещал ему отдать “трубу” - раз, нефтеперерабатывающие заводы - два. Но никто не знал, что на самом деле основной бизнес и основной доход этой “банды”, которая находится у руля правления нашего государства в настоящий момент, является именно оффшор. Именно тот “откат”, который белорусская власть имеет от “отмывания средств”, от перепродажи российского газа, нефти и других нефтепродуктов, которые перерабатываются на наших НПЗ.

Карэн Агамиров: Игорь Корней продолжает.

Игорь Корней: Заместитель председателя Парламентского собрания Союза Белоруссии и России, глава постоянной комиссии Палаты представителей Белоруссии по связям с СНГ Вадим Попов также считает, что союзные перспективы достаточно туманны, а введение должности президента Союзного государства и вовсе кажется чем-то мало реальным.

В свою очередь, председатель попечительского совета Фонда “За новую Беларусь” Василий Леонов говорит, что, по крайней мере, белорусы уже устали от подобных политических компаний.

Василий Леонов: Мы долго не могли разобраться, что этот союз нужен был лишь двум лидерам для того, чтобы решать свои, будем говорить прямо, свои личные проблемы.

Карэн Агамиров: Объединение России и Белоруссии - реальность или миф, возводимый в закон?

XS
SM
MD
LG