Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новым президентом Польши стал Лех Качиньский


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Алексей Дзиковицкий и Виталий Портников.

Виктор Нехезин: Новым президентом Польши стал Лех Качиньский, мэр Варшавы, представитель консервативной партии "Право и справедливость". Официальные цифры результатов голосования еще не объявлены, но соперник Качиньского, лидер либеральной партии "Гражданская платформа" Дональд Туск уже признал свое поражение.

Алексей Дзиковицкий: Центризбирком Польши сообщил, что после подсчета немногим более 91 процента голосов Лех Качиньский, кандидат от партии «Право и справедливость» лидирует с поддержкой 54,5 процента избирателей, в то время как за его конкурента - лидера либеральной партии «Гражданcкая платформа» Дональда Туска - проголосовали около 45,5 процента поляков.

Результаты голосования были неожиданностью не только для штаба выигравшего первый тур президентских выборов Дональда Туска, но, казалось, и для самого профессора Качыньского.

Лех Качиньский: Наверняка есть чувство удовлетворения и мысли о том, что пути господни неисповедимы. Ведь было время, когда мне казалось, что у моей политической карьеры нет будущего.

Алексей Дзиковицкий: Лех Качиньский, один из создателей «Солидарности», политзаключенный, был некоторое время руководителем канцелярии президента Леха Валенсы, затем депутатом, министром юстиции и наконец - мэром Варшавы. Качиньский имеет имидж консервативного политика и непримиримого борца с коррупцией.

Лидер «Гражданской платформы» Дональд Туск, который, вопреки всем предвыборным опросам, проиграл выборы, обратился к своим сторонникам с короткой речью и отказался разговаривать с журналистами.

Дональд Туск: Все те поляки, которые поверили в возможность перемен к лучшему, показали свою огромную силу. Все мы, независимо от результатов выборов, будем продолжать заботиться о Польше.

Алексей Дзиковицкий: Руководитель избирательного штаба Туска Гжегож Схетына уверен, что Лех Качиньский выиграл в значительной степени благодаря поддержке лидера партии «Самооборона» Анджея Леппера, которого в первом туре президентских выборов поддержали 15 процентов поляков и который призвал своих сторонников голосовать за Качиньского.

Гжегож Схетына: Поддержка Леппера имела огромное значение, и это его можно назвать крестным отцом победы Качиньского.

Алексей Дзиковицкий: Таким образом, в Польше сложилась ситуация, когда президент и премьер-министр - члены одной и той же партии, которая, кроме этого, является крупнейшей силой в парламенте. Бывший президент Польши Лех Валенса заявил, что это может быть опасным для страны, и призвал тщательно контролировать действия новых властей.

Лех Качиньский не был фаворитом и нынешнего президента страны Александра Квасьневского, который заявил, что наиболее трудная задача для Качиньского - стать президентом, который будет ставить выполнение своих функций выше межпартийных распрей.

Виктор Нехезин: В Польше находится обозреватель Радио Свобода Виталий Портников, он на прямой связи с нами по телефону.

Виталий, как вы можете прокомментировать результаты выборов с точки зрения внешней политики? Какой курс новый лидер Польши возьмет в отношениях с ближайшими соседями? Нас, конечно, в первую очередь интересуют Россия, Белоруссия и Украина.

Виталий Портников: Я думаю, что когда говорят о Лехе Качиньском, то должны все-таки очень четко понимать его политические пристрастия, если угодно. Потому что мы говорили о борьбе между правыми и либералами, но по большому счету настоящие правые и настоящие либералы давно уже покинули политическую сцену Польши. Это была борьба скорее между правым популизмом и либеральным популизмом, и в этом смысле говорить о внешней политике Польши, как она будет формироваться, достаточно непросто сегодня. Потому что, вероятно, это будет прагматичная внешняя политика, прежде всего основанная на неких тактических интересах нового президента страны и той политической силы, которую он представляет. Вместе с тем я должен сказать, что эта внешняя политика всегда будет связана с электоральными предпочтениями. То есть президент Качиньский будет думать не только о том, как отразится тот или иной его шаг на национальных интересах Польши, но и о том, безусловно, как это отразится на настроении его избирателей.

Вот хороший пример из предвыборной кампании Качиньского - как он отреагировал на решение России и Германии продолжить работу по строительству североевропейского газопровода. Это решение Владимир Путин и Герхард Шредер приняли как раз в разгар польских предвыборных баталий. И если другие польские политики с сожалением отнеслись с решению Герхарда Шредера, то Лех Качиньский заявил, что канцлер прежде всего защищает немецкие национальные интересы, развенчивая тем самым иллюзорные представления о единых европейских интересах, которые существуют в представлении многих представителей польского политического истеблишмента. И Качиньский заявил, что он, когда будет президентом Польши, также будет защищать прежде всего национальные интересы своей страны.

Если говорить о приложении этих моментов к отношениям с Россией, к отношениям с Украиной, к отношениям с Белоруссией, то я не думаю, что здесь прежде всего польско-российские отношения ждут легкие времена. Говорят о том, что не будет таких претензий к Леху Качиньскому, как к Александру Квасьневскому, потому что Квасьневский как бы выглядел в большей степени "своим" президентом, чем Качиньский для многих российских политиков; но это опять-таки заблуждение, потому что Качиньский, в отличие от Квасьневского, не будет избегать жестких выражений в ответ на те или иные жесткие выражения Москвы и будет напоминать, что он защитник национальных интересов Польши, которая могла бы более активно продвигать их на международной арене. То же самое, конечно, касается и Белоруссии. Что касается Украины, то Качиньский тут всегда был сторонником "оранжевой" революции, как и все польские политики, тут не было каких-либо исключений, если говорить о серьезных политических деятелях. Однако нужно сказать, что в ситуациях, которые возникали с львовским "кладбищем орлят" и так далее, известные польско-украинские наслоения, которые Александр Квасьневский старался свести на нет, - Лех Качиньский тут будет реагировать жестко, уверенно и не думая о каких-либо ближайших последствиях.

Виктор Нехезин: Виталий, во время предвыборной борьбы звучали такие возгласы, что Лех Качиньский больше выступает за ориентирование на США, а Дональд Туск - больше на какое-то сближение Польши и России. Как вы считаете, насколько такие взгляды имеют право на жизнь и действительно ли это так?

Виталий Портников: Я думаю, что вообще самое это желание - разделить внешнюю политику какой-либо страны как ориентированную на Европу, на Соединенных Штаты, на Россию - это тоже в определенном смысле заблуждение. Все решают экономические интересы прежде всего. Польша, действительно, была близка к Соединенных Штатам по политическим соображениям. И ее экономическая связь с Европой такова, что вряд ли найдется польский президент сейчас, после вступления Польши в Европейский союз, который будет ориентироваться на Россию. Я не думаю, что подобные предположения могут иметь хоть какое-то подтверждение в ближайшем будущем.

XS
SM
MD
LG